Лобзанья в русской литературе озадачили школьников

«Это — боль и драма!»

«Между сегодняшними школьниками и литературой лежит пропасть!» Таков вердикт, вынесенный участниками онлайн-конференция для учителей русского языка и литературы «Пушкин», открывшейся 15 октября на площадке Московского международного салона образования. Оказывается, чтобы уроки русского и, особенно, литературы имели хоть какой-то смысл, учителям-словесникам приходится буквально переводить стихи классиков на язык смайликов и перекладывать их на музыку для караоке.

«Это — боль и драма!»

Конференция не оставила сомнений: и до пандемии ситуация с чтением в среде наших детей и подростков, а, стало быть, и с изучением словесности в школе, была аховой. «Чтение — не доминирующий вид деятельности современных школьников, а потому задача педагогов преодолеть пропасть между ними и литературой» и «Главное — зацепить детей и показать им, что литература — это не что-то бесконечно от них далекое: по-другому работать с этим поколением будет сложно» - таковы, как оказалось, основные установки современного российского учительства. 

Дистанционное обучение, к которому, к слову сказать, вновь возвращаются наши старшие школьники, лишь усугубила проблемы. Впрочем, не болью единой жив наш педагог. Нестандартная ситуация, в которой он оказался, заставила принимать нестандартные решения и отказываться от готовых ответов (добавим, усиленно насаждавшихся предыдущим руководством Минпросвещения). К примеру, одна из словесниц придумала для класса, ушедшего на дистанционку, такое домашнее задание: проиллюстрировать предлоги русского языка фотографиями своей квартиры. Домашка, естественно, пошла у школьников «на ура». Но это — русский язык. А для уроков литературы в современной школе, как выяснилось, от педагогов требуется гораздо большая изощренность.

Так, пытаясь «повернуть литературу лицом к школьнику» при изучении одной из самых трудных тем школьной словесности — древнерусской литературы, учителя придумали сместить «мушку» изучения с древнерусской литературы как таковой к вопросу «Человек в древнерусской литературе, а то и вовсе «заходить» на тему через современные эпические фильмы-боевики.

Однако самое неприятное, что современным школьникам, по наблюдениям учителей, не по уровню лингвистического развития не только древний язык с оборотами, типа: «Ах ты, волчья сыть, травяной мешок!» или язык Пушкина с его салазками, кушаками, ямщиками и облучками, но даже литературный русский конца XIX века, практически не отличающийся от современного, за исключением новомодных словечек! И вот уже словесникам приходится ухищряться даже при изучении таких произведений, как прозрачнейший шедевр Фета «Шепот, робкое дыханье, трели соловья...»

Мало того, что это стихотворение проходят в 10-м классе, а не в 5-х — 8-х, где, по словам Скулачева, «в российском образовании жуткая яма» и написано оно на современном, а не архаичном языке. Это стихотворение еще и «про любовь», из-за чего ханжеская часть современников Фета клевала его за «разврат». Но современные десятиклассники, констатировала учитель русского и литературы из Санкт-Петербурга Римма Раппопорт, этот поэтический шедевр все же не воспринимают, и «даже не всегда понимают, кто с кем там лобзается».

Вот и вынуждены учителя то увязывать «Шепот...» с изображениями стогов Клода Моне и с картиной Климта «Поцелуй» (это стихотворение Фета, где нет ни одного глагола, по сути дела, и в самом деле произведение по характеру и духу совершенно импрессионистическое); то «заходить» к его изучению через известную пародию современника Фета Дмитрия Минаева «Холод, грязные селенья, луди и туман...»; то просить учащихся переводить текст Фета на язык смайликов. А то и вовсе креативить на манер учителя словесности из Екатеринбурга Александра Моисеева: «Было бы время, я бы сварганил из этого стихотворения караоке. И обязательно на мелодию группы «Браво» «Этот город самый лучший, лучший на земле!»

Короче, вот он, золотой век русской литературы!