Голодали целыми общежитиями: как изменилось лицо московской бедности в пандемию

COVID не тетка

17 октября — день борьбы за ликвидацию нищеты. 2020 год стал испытанием для всей планеты, и Москва не исключение. Люди теряли работу, попадали под сокращение зарплат, оказывались заложниками взятых ранее кредитов и ипотек. Пенсионеры остались без возможности даже выйти в магазин и купить привычную еду.

Службы помощи бездомным отмечает, что количество нуждающихся в срочной помощи в период карантина возросло в несколько раз. Это люди, которые в обычной жизни имели стабильный заработок, но лишились его из-за пандемии; матери-одиночки; отцы, заболевшие коронавирусом и потерявшие возможность обеспечивать семью. В Москве существует «Группа работы с просителями», которая поддерживает людей в трудной жизненной ситуации, обеспечивая самым необходимым: продуктовыми наборами, лекарствами, средствами гигиены. Руководительница проекта Елена Перхунова рассказала «МК» о том, как пытались выжить люди, которые на период строгого карантина остались ни с чем.

COVID не тетка
Волонтёры собирают продуктовые наборы для доставки их на дом нуждающимся.

— Люди, которые столкнулись с временными трудностями, к нам приходили всегда, — рассказывает руководительница проекта Елена Перхунова. — Как правило, это трудоспособные люди молодого или среднего возраста, которые, в принципе, способны решать возникшие трудности самостоятельно. Но и с ними происходят ситуации, которые требуют поддержки извне — непродолжительной. Человек может потерять работу, документы, его могут обмануть с зарплатой, от которой зависит жизнь всей семьи. Наша поддержка на короткий срок помогает ему не упасть духом совсем. Через некоторое время он встает на ноги, находит работу и перестает нуждаться в нашей помощи. Всего в месяц к нам обычно приходит 700–800 человек, 10 процентов от этого количества — люди, которые испытывают временные трудности. А в период карантина эта категория резко выросла, был огромный скачок. Если раньше к нам приходило 70–80 таких людей ежемесячно, то в этом году мы принимали до 300 человек, которые остались ни с чем. Людей увольняли, они оказывались на больничном без денег, многодетные семьи, которые раньше справлялись, теперь справляться переставали, — таких историй очень много.

— В разгар пандемии к вам за помощью обращались чаще иногородние?

— Если говорить о тех, кто потерял работу, то да, в основном это были не москвичи. Необязательно мигранты, часто люди с российским гражданством, которые приехали в Москву на заработки. У них есть квартира и семья в регионе, в столице они работают вахтовым методом. Когда наступил карантин, люди оказались заперты здесь без работы и возможности оплачивать даже самое скромное жилье. У нас была история: крупное предприятие выделяло общежитие для своих сотрудников, все они были граждане РФ. Но вдруг в общежитии один человек заболел коронавирусом — и здание полностью закрыли. 150 человек просто заперли внутри. Предприятие приостановило работу, зарплаты, соответственно, не выплачивались. Безвыходная ситуация. Рабочие позвонили нам на «горячую линию», попросили помочь, мы им доставили 50 продуктовых наборов силами наших добровольцев на машине. Это помогло им продержаться две недели, пока срок их карантина не закончился и общежитие не открыли. 

Конечно, приезжие из стран СНГ без гражданства тоже оказались в тяжелом положении. Они же не получали никаких пособий, в отличие от москвичей и жителей Подмосковья, которые могут рассчитывать хоть на какие-то льготы. К нам приходили даже граждане Сирии и Афганистана.

Людей, которые потеряли какую-то престижную работу, у нас не было. Возможно, у них был какой-то запас денежных средств, который помог продержаться три месяца. А у людей, которые работают от зарплаты до зарплаты, при отсутствии выплат сразу возникают большие проблемы.

— Каким образом оказывается помощь?

— Выдаем продуктовые наборы — как правило, раз в месяц. Если ситуация очень трудная, можем увеличить обеспечение до трех раз в месяц. Продукты мы выдаем всегда и при любых условиях. Еще у нас бывают детская одежда, игрушки плюс простые лекарства. Если есть в наличии — передаем средства гигиены, бытовой химии, детское питание. 

В начале апреля в приемную группы пришла молодая женщина с полуторамесячным ребенком на руках. Она мать-одиночка: отец ребенка никак ей не помогал и не собирался это делать в дальнейшем. До того как в городе ввели карантин, женщина работала швеей. Но с началом самоизоляции все заказы отменились. Она осталась вообще без денег, так как выплаты по беременности и родам потратила на покупку коляски, одежды для ребенка, оплату ЖКХ. Декретные пособия ей полагались только с конца мая. Младенец был на искусственном вскармливании — у матери не было молока. Педиатры рекомендовали ей давать ребенку определенную молочную смесь, но купить ее было не на что. Мы помогли семье продуктами и закупили молочную смесь на 2,5 месяца. Это позволило им продержаться в тот период, когда все сидели по домам. После всего женщина снова пришла в группу помощи и принесла сотрудникам небольшие подарки — салфетки, вышитые своими руками.

Или вот еще одна распространенная ситуация. В карантин позвонила многодетная семья, в которой четверо маленьких детей. Отец семейства заболел коронавирусом. Всю семью посадили на карантин. Отца отправила на неоплачиваемый больничный, так как он работал неофициально. Кроме этого, у них есть бабушка и дедушка, которые живут отдельно. Бабушка — лежачий инвалид, ей требуется постоянный уход, за ней ухаживает дедушка, которому уже 70 лет. То есть в этом случае сразу две семьи остались без помощи. Им помогали с покупкой продуктов, средств ухода и гигиены. Доставляли на дом с помощью добровольцев.

— Часто ли просят оплатить жилье? 

— Каждый случай индивидуален. Можно поддержать человека в определенный период его жизни и оплатить несколько дней или даже неделю проживания в хостеле, но только если в конце это принесет результат. За это время он должен что-то сделать — найти работу, решить проблему с документами, начать оплачивать жилье самостоятельно. Если человек не пытается исправить ситуацию, то это бесперспективная история. Ну, оплатят ему несколько дней — а дальше что? В этом есть смысл, например, пока человек решает вопрос с возвращением домой. 

Елена Перхунова.

— Люди каких профессий во время ограничительных мер обращались к вам чаще всего?

— Во-первых, это рабочие строек всех специальностей. На втором месте — работники торговли, общепита. Эти категории пострадали очень сильно. К примеру, есть семья с двумя детьми, один из которых с инвалидностью. Они приехали в Москву из Кыргызстана в 2019 году. Приехали из-за того, что на родине у них не было возможности лечить ребенка. У них девочка предположительно с тяжелой формой ДЦП. По приезду они сразу сняли квартиру, отец семейства устроился на работу в суши-бар. А в карантин его уволили. Оплачивать жилье стало нечем, к счастью, им немного помогли родственники, иначе остались бы на улице всей семьей. Но на продукты все равно не хватало. Мы помогли им с продуктами и с оплатой обследований и анализов дочери, так как точного диагноза пока нет: возможно, ДЦП, возможно дегенеративное заболевание нервной системы.

Недавно нам сообщили, что папа снова устроился на работу.

Был и другой случай. Пенсионерка из Ростова-на-Дону приехала на лечение в Москву. Потом ввели ограничения, и она не смогла уехать домой. Ей пришлось поселиться в гостинице по льготной программе. Выйти из номера за продуктами она не могла, постоянно заказывать было дорого. Мы ей возили наш продуктовый набор.

— Как понять, что человек действительно нуждается, реально ли вычислить недобросовестных просителей?

— Действует такое правило: если человек пришел к нам первый раз, мы ему поможем. Он приходит в приемную, там сидит сотрудник, который очень подробно расспрашивает обо всем: как он оказался в бедственном положении, что случилось, как видит помощь. Если видно, что история путаная, ему могут отказать. Но если честно, такое происходит очень редко. Сухой паек все равно дадут, первый раз не отпускаем с пустыми руками. Но если человек хочет получать помощь регулярно, необходимы подтверждающие документы — это второе правило. Пенсионное, многодетное удостоверение, справка об инвалидности — только оригиналы. При сомнениях запрашиваются справки о доходах и о составе семьи. Бывает, что доход у семьи есть, но они все равно нуждаются — например, на них висит ипотека или они набрали кредитов. Все нужно подтвердить документами.

— В пандемию работают такие же принципы? Ведь если человек работал неофициально и его уволили, ему и доказать-то это нечем.

— На период карантина, конечно, приходится верить людям на слово. Но одной семье мы помогали только три раза — ведь после того, как карантин закончился, трудоспособный человек уже мог найти новую работу. И если к нам продолжали приходить, мы отказывали. Объясняли, что сейчас уже можно самому приложить усилия, чтобы заработать деньги. Всем людям, которые нам помогали, мы очень благодарны. 

— Сократились ли пожертвования в пандемию?

— Удивительно, но количество пожертвований продуктами увеличилось в два-три раза. Хотя нам казалось, что люди, наоборот, испугаются и поток сократится, потому что даже состоятельные граждане не понимали, что будет дальше. Но люди очень хотели помогать. У нас были две выделяющиеся истории. Позвонила женщина Елена из Царицына. Она узнала о нашей службе и сагитировала жильцов своего дома — они собрали деньги, закупили на них продукты и привезли нам. Так же поступили жители одного жилого комплекса. Одна из жительниц бросила в чат дома призыв помочь пожилым людям. Люди откликнулись, принесли к ее машине на стоянке кто что мог. Потом эти сумки с продуктами передали нам. Это было очень приятно.

Волонтёры собирают продуктовые наборы для доставки их на дом нуждающимся.

А еще к нам пришло очень много добровольцев, которые помогали руками. Обычно у нас сидят два сотрудника и друг друга страхуют. А всего их три. Но в пандемию была опасность, что если они заболеют вдвоем, то мы вообще не сможем вести прием. Им приходилось дежурить по одному — и это было очень сложно, потому что в день приходило больше 80 человек. Поэтому добровольцы очень выручили: они приходили каждый день и с утра до вечера раздавали наборы, раскладывали продукты, принимали поставки и пожертвования. Плюс надо было разносить продукты на дом тем, кто старше 65, потому что им категорически запрещалось выходить из дома.

Нужды подопечных:

— мясные и рыбные консервы;

— сахар, крупы, макароны, подсолнечное масло;

— печенье, сушки, конфеты или другие кондитерские изделия;

— детские сухие молочные смеси, каши;

— памперсы, пеленки, влажные салфетки;

— средства гигиены и бытовая химия: мыло, стиральный порошок, шампунь, зубная паста и зубные щетки, чистящие средства, памперсы для взрослых, впитывающие пеленки, медицинские женские прокладки;

— тетради, ручки, карандаши, альбомы для рисования и др.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28393 от 19 октября 2020

Заголовок в газете: COVID не тетка