Кормухина резко оценила итог суда с Гагариной за "Кукушку"

"Правда все равно оказывается на виду"

Тверской суд Москвы отклонил иск певицы Ольги Кормухиной к певице Полине Гагариной о защите авторских прав в связи с использованием последней переработанной Ольгой Кормухиной версии песни «Кукушка». Напомним, рок-дива подала иск к поп-диве о нарушении авторских прав на кавер-версию песни Виктора Цоя «Кукушка». Кормухина через суд пыталась доказать, что Гагарина скопировала ее версию хита Цоя и использовали произведение в фильме «Битва за Севастополь».

"Правда все равно оказывается на виду"

Адвокат Алексея Белова — фронтмена группа «Парк Горького» и супруга Ольги Кормухиной — Лариса Нефедова рассказала о деталях процесса. В частности, по ее словам, главная претензия, которая осталась у стороны истца, — это отсутствие судебной экспертизы. Как оказалось, обе стороны принесли документы, которые можно рассматривать как мнение специалистов о наличии или отсутствии плагиата. «Конечно, суд имеет право сам определять необходимость и достаточность документов для вынесения решения, — заметила Лариса Геннадьевна, — однако отказом в назначении экспертизы суд поставил стороны судебного процесса в неравное положение, чем нарушил базовый принцип правосудия – равноправие сторон». Об этом сказал на последнем заседании и Алексей Белов, обратившись к ответчику с предложением все-таки сделать официальную экспертизу в Минюсте и узнать наконец правду. «Это прозвучало так искренне, - рассказала Лариса Геннадьевна, - кажется, даже судья была тронута, но представители со стороны ответчика только опустили глаза». Обе стороны представили в материалы дела исследование исполнений спорной версии песни «Кукушка», с привлечением музыковедов. Однако, исследование музыковеда, представленное стороной ответчика, не касалось музыкальной строки, то есть вокальной партии, а оценивало только партии инструментов. По словам Кормухиной, это примерно то же самое, что оценивать балет без танцевальных партий.

По мнению Нефедовой, сейчас сложно предположить, чем руководствовался суд, принимая решение не в пользу Кормухиной, поскольку еще не изготовлен мотивированный текст. Но уже сейчас можно предположить, что это решение – ошибка правосудия, которая должна быть исправлена. Ольга Кормухина добросовестно приобрела право на переработку произведения у уполномоченного правообладателя. Она не могла предполагать, что наследники Цоя, передавая исключительные права на его произведения то одним, то другим, будут затем оспаривать правомерность такого правообладания. Так, в тиши судебных кабинетов,  проходили судебные заседания, о которых не знала ни Ольга Кормухина, ни другие исполнители и переработчики произведений Цоя. 

Следует заметить, что сторона истца, основываясь на том, что судом было дважды отказано в назначении экспертизы, даже заявляла отвод судье. По всей видимости, апелляционная жалоба, о подаче которой говорит сегодня сторона истца и третьего лица – Алексея Белова, будут иметь серьезные шансы на удовлетворение. 

Мы связались с Ольгой Кормухиной и поинтересовались, не жалеет ли она о том, что ввязалась в такой сложный процесс.

— Ни в коей мере не жалею! Мне важны даже не мои чувства, а чувства людей, которые ждали правды и не получили ее, — сказала Ольга, — но самое важное, что правда все равно оказывается на виду. Ведь когда пытаются ее скрыть, она еще больше вылезает наружу и становится более явной. И тот факт, что нам было отказано в экспертизе, в самом явном и основополагающем доказательстве, говорит о многом. Даже обывателю это ясно.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28426 от 27 ноября 2020

Заголовок в газете: Кукушка, кукушка, сколько еще судиться?