Глава азербайджанской общины и адвокат поспорили об указании национальности преступников

Первый винит СМИ, второй считает подобные упоминания необходимыми

В Петербурге на «круглом столе»  обсудили, нужно ли в медиа указывать национальность преступников. Свои мнения высказали глава азербайджанской общины Москвы Шамиль Тагиев и адвокат Станислав Рыбчинский, подполковник полиции в отставке, бывший сотрудник подразделения по борьбе с организованной преступностью.

Первый винит СМИ, второй считает подобные упоминания необходимыми

«В сводках полиции и в судах национальность не называется, она осталась только в СМИ, медиа берут эту ответственность на себя. – считает Тагиев. — Мы против этого, потому что после таких сообщений в соцсетях начинаются провокации и угрозы, а затем они выходят на улицы, начинается охота на представителей народов, названных в новостях. Но ведь всех преступников сажают в одну камеру, их не делят по национальностям. А человек, который прочитал информационные сообщения и хочет выйти отомстить, – он ведь не будет разбирать по паспортам. И что, из-за пары негодяев будут страдать все?»

  Тагиев также считает, что медиа занимаются однобокой подачей: например азербайджанская община в числе первых выступила с осуждением нападения в Новых Ватутинках на мужчину с ребенком – но медиа проигнорировали эту позицию, вынеся в заголовки совсем другие вещи.

Глава московской общины уверен, что указание на национальность – прямое разжигание розни, ведь в России много самых разных этносов. Тагиев привёл в пример Дагестан, куда недавно ездил отдыхать – в российской республике азербайджанцы – коренной народ. «Если какие-то силы пытаются разбалтывать страну, используя национальный вопрос, – зачем мы им помогаем?» — недоумевает Тагиев. (Между тем в адрес нашей редакции по электронной почте поступили оскорбления от выходцев из Азербайджана после публикации о личностях, совершивших нападение в Новых Ватутинках, четверых человек, которых суд отправил под стражу.)

Затронули в обсуждении и тему мигрантов в европейских странах. Отличие западной ситуации, где мигранты формируют в городах целые анклавы, куда опасается заходить местная полиция, от нашей в том, что в России разные народы живут вместе больше трёхсот лет. «Когда в 80-е встал вопрос, куда переезжать, — вспоминал Тагиев, — в братскую Турцию, где язык похож на азербайджанский и в этом плане страна близкая, в Иран, который близок религиозно, или в Россию, с которой была историческая связь, вся моя семья была за Россию – именно потому, что здесь проще влиться в общество, интегрироваться». 

Станислав Рыбчинский – адвокат и подполковник полиции в отставке, сотрудник подразделения по борьбе с организованной преступностью, — напротив, считает, что национальность и гражданство указывать в сообщениях о преступлениях нужно – потому что это часть ответственности преступника. 

«Эта проблема возникла давно, – говорит Рыбчинский. — Тут сосредоточились незаконная миграция и проблемы правоохранительных органов. А сейчас наверху, видимо, поняли, что ситуацию нужно брать в свои руки. Я уже знаю, что в некоторых населённых пунктах организуются отряды самообороны, потому что полиция ничего сделать не может. Правоохранительные органы стали работать в десятки раз хуже. Судите сами, начиная с 2011 года сотрудники полиции стали в долларах получать почти в два раза меньше. Тогда это было порядка двух тысяч долларов, сейчас – около девятисот. Во многих отделах работают женщины – то есть работа эта стала не престижной».

А медиа, по версии Рыбчинского, играют важную роль – потому что если нет шума в прессе, то полиция работает очень вяло. В пример он привёл нападение на сотрудников ГИБДД на рынке в Астрахани, отметив, что таких конфликтов десятки – просто общество обычно о них не знает. 

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру