Большие кремлевские творцы

Корреспондент “МК” поработал вместе с реставраторами в секретных кабинетах российского дворца №1

18.05.2009 в 18:47, просмотров: 2064
Он был и “приемной” русских царей, и общежитием для членов ЦК, и, наконец, парадной резиденцией российских президентов. Любую из его 700 комнат можно назвать шедевром искусства. В этом году исполняется ровно 160 лет Большому Кремлевскому дворцу. К этой дате здесь затеяли серьезную реставрацию. Как “прибираются” в главном дворце России, выяснил “МК”.

Кто живет в царских комнатах

— Будьте крайне осторожны, постарайтесь ничего не задеть, не повредить, ведь там все так и дышит историей, — наставляют меня сотрудники Федеральной службы охраны. Мы идем с ними по одному из коридоров дворца на первом этаже. Странно, нигде не видно и следов ремонта, не слышно никаких “строительных” шумов. Что же здесь реставрируют? Но вот и заветная дверца. Открывая ее, попадаю совсем в другой мир. Здесь хозяйничают художники, реставраторы, плотники, ученые. Все чем-то заняты, что-то красят, отчищают, делают чертежи, рассматривают какие-то схемы…  

— Это и есть так называемая Собственная половина, или императорские покои, — поясняет официальный представитель ФСО, доктор исторических наук Сергей Девятов. — Когда-то помещения предназначались лично для императора и его семьи. Всего семь комнат — белая столовая, приемная императрицы, будуар, опочивальня их величеств, кабинет и приемная императора, камер-юнкерская. Именно их и предстоит отреставрировать. Работы года на два, не меньше.  

Реставраторы каждую комнату поделили на участки и, прежде чем начать хоть какие-то работы, занесли все на бумагу. Поскольку статус у дворца особый (он ведь и сейчас выполняет функции парадной резиденции президента), к реставрации допустили только лучших специалистов.   

— Для меня это была еще и возможность посмотреть легендарный дворец, — признается одна из подрядных работниц, Марина. — Сюда ведь мало кого пускают. Экскурсии по этим комнатам проводят лишь для глав иностранных делегаций, послов, тех, кого награждает президент.  

К сведению, сам Медведев здесь тоже бывает не так уж часто. Важные государственные переговоры на Собственной половине проходят всего несколько раз в год. Возможно, это оттого, что даже первые лица трепетно относятся к императорским покоям. Кстати, не поднялась рука на царские кабинеты и у коммунистов. В 20—30-е годы практически весь дворец, который тогда назывался Большой народный кремлевский дворец, превратился в огромное общежитие, где жили первые лица государства, включая Сталина, Рыкова и Ворошилова. Но Собственную половину тогда вроде бы никто не занял. Единственное, здесь изредка проходили заседания секций Коминтерна…

Кому не по зубам императорские вещи

К моему приходу реставраторы уже сделали инвентаризацию всех вещей, что находятся на Собственной половине. Каждую описали, сфотографировали, выяснили, где и кем изготовлена и как здесь оказалась. Получился фолиант, который в руках едва удержишь! Да уж, вещей здесь действительно хватит на целый музей. И ведь ни одной “обыкновенной” нет. Что ни возьми — произведение искусства. Вот, к примеру, журнальный столик, инкрустированный черепаховыми щитками. Или обеденный стол с ножками в виде звериных лап. Хрустальные люстры в виде букетов цветов или ананаса. Ах! Двери, украшенные бронзой и перламутром, изготовленные без гвоздей и клея, на шипах. А когда смотришь на вазы, аж мурашки по коже. Они все изысканной формы, расписанные такими узорами, которые могут разве что в сказочном сне присниться. Одна из ваз для фруктов и сладостей такая высокая, что до угощения могли дотянуться лишь очень рослые гости. Такие вазы делали только на императорском фарфоровом заводе. А вообще мебель, шторы, другие предметы интерьера привозили сюда со всего мира.  

— Можно взять отсюда любой предмет и сделать выставку одной вещи, но все вместе это смотрится как единая художественная композиция, — говорит Девятов. — Особенно сильное впечатление императорские комнаты производят, когда распахнуты все двери, ведущие в анфиладу — сквозной коридор Собственной половины. Занимался декором сам создатель проекта дворца Константин Тон! За все эти годы никто сюда ни одной новой вещи не добавлял и ничего не забирал. Только в императорском кабинете обстановка периода Николая Второго, во всех остальных помещениях — времен Николая Первого.  

Большинство реликвий будто вчера сделано — ни царапинки, ни ржавчины. Даже “счетчики” времени здесь “законсервировались”. Это я про часы. Их в царских покоях больше десятка. Напольные, каминные, настенные… Они и сейчас работают, только иногда по-стариковски “ленятся” и отстают. Но реставраторы как реаниматоры — подмажут, подчистят, вдохнут в них вторую жизнь. Еще здесь повсюду висят барометры и зеркала. Их тоже предстоит привести в порядок. А под ногами у меня неописуемой красоты ковер. Неужто по нему ходил сам император? Ну это уж вряд ли…  

— Э-э-э, зря не верите, все ковры той эпохи и прекрасно сохранились, — уверяют меня рабочие. — Кое-где, конечно, истерся ворс, но это дело техники, мы все легко подправим.  

— А как же моль?   

— Моль сюда не заглядывала и ничего в царских покоях не испортила. Возможно, ее отпугивали с помощью различных трав и отдушек.  

Ни в “описи” императорского имущества, ни в самих секретных комнатах не нашла личных вещей царя. Где же все это добро? Не уцелело?  

— Слава богу, все на месте, — успокаивают реставраторы. — Но хранится либо в фондах, либо в служебных помещениях БКД. Из “запасников” дворца, кстати, многие предметы периодически достают и выставляют в верхнем аванзале перед Андреевским залом. Недавно, к примеру, там показывали императорские коронационные вещи, его фарфоровые тарелки и серебряные кубки. А в Собственной половине остались только книги самодержца — множество томов Свода законов Российской империи да несколько письменных приборов. Кстати, некоторые из них с вмятинами, будто кто-то бросал их со злости о стену. Но было это уже не во времена царя…

Тайные надписи  и секретные двери

Решаю чем-то помочь рабочим. А они всю Собственную половину заставляют лесами, из досок делают лестницы, чтобы добраться до высоченных расписных потолков. Я пристроилась к группе реставраторов, которые “скребут” стены. Подобно археологам, аккуратно, слой за слоем, мы снимаем с них пласты истории.  

— Смотрите, да здесь на стене какое-то слово было написано! — кричу я им, обрадовавшись своей находке, как кошка мышке.  

— Не какое-то, а “Богъ”, — поправляет меня поспешивший на зов бригадир художников Григор Геворгян. — Вот когда снимем слои краски со всей стены, сможем прочитать фразу. Скорее всего там написано “Помогай нам Богъ”. Ведь в те стародавние времена всю работу мастера делали помолясь и по благословению. И эта надпись, кстати, не первое открытие. Когда мы сняли слои краски с потолка, выяснилось, что фон был совсем другой. Он был намного нежнее, не как сейчас — зеленоватый, а бежево-розовый. Теперь нам нужно его восстановить.  

Еще реставраторы обнаружили скрытые за слоями краски росписи и уже начали над ними работать. Тут я им не помощница — слишком тонкое это дело. Зато мне доверяют ведро позолоты. И учат, как покрывать ею выступающие элементы на потолке, где старая позолота поизносилась, поблекла, потускнела. Геофизики тем временем изучают стены в поисках трещин.  

— А тайных ходов здесь случайно не обнаружили? — пристаю к ним с расспросами.  

— Нет их ни на Собственной половине, ни вообще во всем БКД. Не нашли мы и потайных ниш, встроенных секретных сейфов. Все это характерно для более древних построек Кремля, когда здесь плелись интриги. А в период царствования Николая I необходимость подглядывать-подслушивать отпала, что и отразилось на строительстве БКД. Но в спальне императрицы обнаружили дверь, которая вела в общий длинный коридор. Ее лет сто назад заложили кирпичом и задекорировали. Теперь мы будем решать — восстановить дверь или оставить все как есть.

Ванна для коронованных особ

Долго разглядываю странные проемы, похожие на вентиляционные люки. Мне разрешили открыть резную заслонку и посмотреть внутрь. Там что-то вроде узкой шахты.  

— Не разобрались? Это система калориферного отопления, — просвещают меня рабочие. — На цокольном этаже располагались печи, а горячий воздух по воздуховодам проникал наверх во все комнаты. Центрального отопления тогда еще просто не было. А камины здесь больше для красоты. Некоторые из них реальные, но для отопления не использовались ни разу. Самый простенький — из белого мрамора — располагался в кабинете императора, а самый изысканный — из малахита с бронзой — в будуаре императрицы. Сейчас мы их убрали, но, как только закончится реставрация, вернем на место.  

Канализация, конечно, тоже есть. Но на Собственной половине не располагается ни одного санузла. Изумительной красоты ванна из белого мрамора с серебром есть только через коридор. Ну не принято было на Собственной половине мыться, она все-таки как парадная резиденция использовалась. А жить император любил рядом, в снесенном в советские годы Малом Николаевском дворце (небольшое трехэтажное здание стояло на месте, где сейчас столовая 14-го корпуса). Система освещения — отдельная тема. Раньше здесь повсюду располагались огромные люстры, которые имели механизм спуска, чтобы можно было зажечь свечи. Но как только появилось электричество, то все комнаты в БКД сразу же стали освещаться лампами. Плюс на праздничные мероприятия дворец еще и иллюминировали. Во время коронации Николая II электрические гирлянды проходили по всему Кремлю. На народ тогда это произвело неизгладимое впечатление… А сегодня реставраторы голову ломают, как быть со светильниками. Одни из них треснули, у других утеряны какие-то элементы. А питерского стекольного завода, где их делали, уже не существует. Но ученые не отчаиваются, обещают что-нибудь придумать и светильники восстановить.  

А еще в будущем специалистам предстоит заняться реставрацией других помещений главного дворца России. В первую очередь речь о Грановитой палате, Малой Золотой палате, Владимирском и Екатерининском залах. Все, что здесь хоть как-то пострадало, реставраторы восстановят. Но даже они не смогут вернуть утраченные сокровища дворца №1. А самых страшных утрат было две. В советские годы было ликвидировано убранство в двух залах (там остались только фрагменты интерьера лицевых стен и один камин). Да снесли древний, заложенный еще в ХIV веке собор Спаса на Бору, который стоял во дворе БКД. На его месте появилась так называемая гостевая пристройка, на 5-м этаже которой находится Петровский зал, где иногда проводят встречи Медведев и Путин. Но самого храма-то давно нет… Впрочем, о грустном в юбилей не вспоминают.

МЕЖДУ ТЕМ  

В честь юбилея БКД в Кремле пройдет выставка книг, посвященных дворцу №1. Большинство из них из Библиотеки Президента. Будут там и документы из архива ФСО, уникальные книги Фабрициуса (1882 года) и Бартенева “Московский Кремль в старину и теперь” (выпущено в 1910 году тиражом всего 100 экземпляров).

ЧТО ЕЩЕ НОВОГО В КРЕМЛЕ?

Московский Кремль преображается прямо на глазах. Сразу несколько знаменательных событий произошло здесь на днях.  

Во-первых, 14-й корпус, где расположены основные службы Администрации Президента, оделся в строительные леса. Реставраторы и рабочие приступили к очередному этапу ремонта, к которому готовились не один год.  

— Ремонт откладывался не раз, — говорит пресс-секретарь Управляющего делами Президента РФ Виктор Хреков. — А все потому, что на время строительных работ некуда было переселять его обитателей. Теперь же освободились помещения на Старой площади: занимавшее их правительство Московской области переехало отсюда в полном составе.  

Первым делом строители отремонтируют фасад 14-го корпуса Кремля. Чтобы сохранить исторический облик здания, его покрасят в тот же желтый цвет. Окна заменят на новые, но не пластиковые, а деревянные. Они выполнены по новым технологиям, однако точь-в-точь как прежние. Затем будет заменена лепнина на фасаде, которую, кстати, не трогали больше 40 лет. В кабинетах чиновников заменят полы, покрасят потолки и стены, поставят новую мебель. Корпус во время ремонта будет разбиваться на зоны. Это позволит сначала освободить один блок, провести там ремонт, вернуть людей уже в новые интерьеры, а потом браться за другой. По предварительным расчетам, работы займут около двух лет.  

Другая горячая новость касается Государственного Кремлевского дворца. Специалисты здесь приступили к ремонту его зала. Здесь надеются поразить зрителей обновленным залом уже в октябре, после открытия концертного сезона.  

Еще одна кремлевская новость связана с колокольней Ивана Великого. В понедельник состоялась первая экскурсия сюда после 90-летнего перерыва. Почти 70 москвичей и гостей столицы смогли взглянуть на Москву с высоты птичьего полета. Заходили они сюда группами по 7 человек, поскольку проходы по периметру башни очень узкие. Каждая экскурсия заняла примерно час. При этом она была не совсем обычная. Вместо экскурсовода “водил” посетителей по легендарной колокольне мультимедийный гид. Аудиосистема рассказала обо всех экспозициях. Одна из них посвящена древнейшему периоду в истории Кремля — от первого каменного строительства при Иване Калите до появления итальянских зодчих. Другая показывает историю Кремля в период от Ивана III до последних Романовых. Здесь выставлены даже каменные блоки, на которых вырезан титул царя Алексея Михайловича. В конце посетители по винтовой лестнице поднялись на площадку, с которой открывается удивительный вид на Кремль и Москву (столица просматривается более чем на 30 км!).  

Последняя новость — “цветочная”. В этом году на территории Кремля высадят на треть больше цветов, чем обычно, и новых сортов. В итоге весь Кремль станет похож на роскошный цветущий сад. Кстати, в этом апреле уже было высажено 4000 цветов виолы самых разных расцветок. Выбрали ее не случайно (кстати, в народе это растение известно как анютины глазки) — она менее привередлива и цветет до середины лета. Потом уже, где-то в конце июня, на ее место высадят цветы летники — всего 64 тысячи штук. По словам Виктора Хрекова, больше всего среди них будет бальзаминов (33 300), бегонии изящной (13 000) и петунии (12 600). Помимо этих растений в нынешнем году посадят также георгины. Но самое любопытное — появятся в Кремле даже пентас (его цветы похожи на маленькие звездочки) и диасция (цветы напоминают раковинки). А вот кохиа, которые традиционно украшали цветники Кремля последние годы, не будет. В сентябре планируется высадить аж 62 тысячи тюльпанов, что в три раза больше чем, скажем, два года назад. Всего их будет больше 10 сортов, в том числе таких редких, как “Голландская принцесса”, “Белая элегантность”, “Рубин”, “Верона” и “Претти вумен” (“Красотка”). В общей сложности в этом году на территории Кремля высадят 130 тысяч цветов. Меж тем обычно эта цифра составляла около 100 тысяч. Займутся “цветочным делом” рабочие ДГУП благоустройства Кремля. А рассаду привезут из подмосковного совхоза.