Что такое йерида

Кто и почему покидает Израиль?

20.07.2009 в 16:14, просмотров: 4581
“Вот место Голды Меир мы прохлопали, а там — на четверть бывший наш народ”. Конечно, когда Владимир Семенович Высоцкий сочинял свою знаменитую “Лекцию о международном положении”, население Израиля не состояло на 25% из советских эмигрантов. Да и сейчас до четверти число экс-соотечественников чуточку не дотягивает. Но где-то пятую часть населения Израиля русскоязычная публика составляет — ее численность оценивается в 1,2 млн. чел. (17% населения страны).

“Так карты легли”

Сейчас в израильском правительстве несколько портфелей распределены среди выходцев из Советского Союза, еще большее количество наших бывших земляков избраны депутатами израильского кнессета. Что это? Подтверждение идеи, что “русские” репатрианты являются движущей силой израильского общества? Или что-то иное?  

Один мой израильский знакомый, которому я задал такой вопрос, смотрит на это дело с некоторым скепсисом: “Из-за того факта, что в правительстве несколько министров из бывшего Союза, переоценивать значение “русской общины” в политической жизни Израиля все-таки не стоит. В своем роде это политическая лотерея. Просто карты легли так, что Беньямину Нетанияху было не обойтись без союза с партией репатриантов. А на большую экономику влияние репатриантов из бывшего СССР минимально. Крупный бизнес сосредоточен в основном в руках коренных израильтян”.  

Может, он и прав. Но ни в одной из стран дальнего зарубежья, где есть крупная “русская” диаспора, такой картины, как в Израиле, мы не увидим. И, что ни говори, наши соотечественники в Израиле — все-таки сила. И карты легли так все же не случайно.  

Израиль — страна иммигрантов. Примерно половину ее населения составляют сабры — те, кто родился в Израиле. Другая половина — репатрианты (олим). И численное лидерство в этой половине принадлежит выходцам из бывшего СССР. За ними идут выходцы из Марокко, Ирака, Румынии, Польши и Эфиопии. “Израиль — очень клановая страна, состоящая из общин, объединенных по месту репатриации, — считает мой собеседник из Израиля. — И между собой эти общины не очень контачат. У выходцев из Восточной Европы, к примеру, свои “национальные” общины — польская, немецкая… От “советской” общины сначала отделилась грузинская, несколько особняком держатся бухарская община, украинская…”  

Давно уже никто не чинит препятствий евреям, желающим из России переехать куда-нибудь в Ашдод или Хайфу. Но американская поправка Джексона—Вэника до сих пор висит напоминанием о прошлом и холодной войне.  

С 1989—1990 гг. на Землю обетованную началась массовая репатриация евреев из СССР. За это время в Израиль прибыло более двухсот тысяч репатриантов из нашей страны. Возможно, этот поток был бы поменьше, если бы с октября 1989 года Соединенные Штаты не ограничили прием еврейских беженцев из Советского Союза. На фоне того, что происходило в разваливавшемся Советском Союзе, Израиль действительно казался многим спасительной гаванью. Хотя жизнь большинства переселенцев явно не была не сахар. Во всяком случае поначалу. Израильские власти оказались не вполне готовы принять такую массу репатриантов — их надо было где-то селить, обеспечивать.  

Некоторые мои знакомые, живущие в Израиле, рассказывают, что поначалу репатрианты из СССР испытывали на себе что-то вроде дедовщины со стороны коренных израильтян и тех общин, которые перебрались в страну раньше. Но со временем ситуация поменялась. До 1990 г. в Израиле, говорят, была только одна ежедневная газета на русском. И уже буквально через пару лет их было множество. Появилось русскоязычное радио и ТВ...

Русскому — официальный статус?

Табличку на госучреждении с наименованием министерства абсорбции и МВД в Хайфе можно увидеть на четырех языках — иврите, арабском, английском и русском.  

Формально государственными языками в Израиле считаются иврит и арабский. Но в повседневной жизни на улицах Израиля можно услышать три десятка различных наречий — от амхарского (эфиопского) до румынского. Русский все более входит в израильский обиход. В среде репатриантов, особенно из бывшего Союза, он один из самых распространенных в Израиле.

Причем, как говорят, в отличие от многих других иммигрантских языков русский язык в Израиле показывает тенденцию к устойчивому сохранению. И передается от родителей подрастающему поколению. Что характерно, это происходит на фоне постепенного угасания традиционных языков еврейской диаспоры — идиша и ладино (язык евреев-сефардов с элементами испанского языка).  

Русская речь издавна звучала на Святой земле. В позапрошлом столетии там возникали русские православные соборы и монастыри. Поклониться христианским святыням приходило немало паломников со всех концов России. А в обиход вошло понятие “Русская Палестина” — ведь у России в этих местах было много государственных, церковных, земельных и имущественных владений. После революции эти владения по наследству достались новой власти. Которая не придумала ничего лучше, как обменять “Русскую Палестину” на израильский текстиль и апельсины. Эта сделка так и вошла в историю как “апельсиновая”. В 1964 г. тогдашние министр иностранных дел Голда Меир и министр финансов Сапиром подписали с советским послом в Израиле соглашение о продаже Израилю десятков объектов недвижимости на Святой земле, принадлежавших до 1917 г. Российской империи.  

С конца XIX века в Палестине зазвучала и русская речь с еврейским акцентом — когда начался переезд евреев на Землю обетованную, в те годы находившуюся в составе Турции. Впрочем, большинство еврейских переселенцев из Российской империи предпочитали разговаривать на идиш или польском. Но факт остается фактом — большинство лидеров сионистского движения, ратовавших за переселение евреев в Палестину, были выходцами из России. Известный деятель сионизма, писатель и драматург Владимир Жаботинский, к примеру, создавал свои произведения по-русски.  

Некоторые политики в Израиле поднимают вопрос о присвоении русскому языку официального статуса. В прошлом году в кнессет был внесен соответствующий законопроект.  

— Может ли человек, приехавший в Израиль, скажем, из России, жить без знания иврита, обходясь только русским? — спрашиваю у своего израильского знакомого.  

— Смотря по тому, какие цели репатриант преследует. Если он хочет добиться некоего успеха, то без знания иврита ему не обойтись. Если же речь идет об обывателе, не ставящем перед собой амбиционных задач и готового жить на уровне получателя социальных пособий, то почему бы и нет? Или если человек полностью ориентирован на общение только внутри русскоязычного сообщества, то минимального знания иврита ему будет хватать. К тому же буквально на всех уровнях бытового обслуживания населения есть русскоязычные структуры. В последнее время во всех министерствах выпускаются брошюры, буклеты на русском языке.

Возможность вернуться назад

Я познакомился со своей сверстницей Татьяной, когда мы вместе поступали в аспирантуру. Она поведала, что недавно вернулась в Москву после нескольких лет эмиграции в Израиле. Тогда — а на дворе была первая половина лихих и не слишком сытых 90-х — это меня удивило. В то время, когда многие уезжали, а еще больше думали об отъезде на заграничное ПМЖ, находится кто-то, кто возвращается из “прекрасного далека”! Но оказалось, что “возвращенцев” из Израиля не так уж и мало. Это и известные люди (актеры, режиссеры, музыканты), и самые обычные граждане.  

Евреи-репатрианты, приезжающие на жительство в Израиль, собирательно зовутся алия. Антоним этого слова — йерида. Демографы оценивают эмиграцию из Израиля как не очень значительную. Но есть и такое мнение, что йерида может превысить алию. Тем более что репатриация евреев в Израиль по разным причинам сокращается в последние годы. По мнению израильских статистиков, в ближайшей перспективе ежегодный отъезд израильских евреев в другие страны на ПМЖ составит более 6000 человек. В основном люди перебираются в Северную Америку — Соединенные Штаты и Канаду. Часть возвращается на постсоветское пространство. По прикидкам, в России проживают постоянно до 50 тысяч граждан Израиля, а то и больше.  

“Между теми, кто уезжал в Израиль в 70—80-е годы, и теми, кто репатриировался туда после 1991-го, есть большое отличие, — рассказывает мой израильский коллега-журналист. — В 70-е годы люди уезжали либо по идеологическим причинам, как сионисты, мечтающие вернуться на родину предков, обрести возвращение к Сиону, либо люди, у которых в Израиле были хорошо устроенные родственники. В Израиле эмигрантов той волны встречали чуть ли не как героев. В 90-е годы эмиграция из бывшего Советского Союза на Землю обетованную стала просто массовой. Поехали все — и кому было плохо в Советском Союзе, и кому было хорошо. Но главное отличие между этими двумя волнами было вот в чем: те, кто уезжал в 70-е, — они уезжали навсегда, они навечно, как тогда казалось, прощались с остающимися в СССР друзьями. За ними наглухо захлопывалась дверь. А те, кто ехал после 1991 года, с самого начала осознавали, что сохраняется возможность вернуться назад”.  

Одна из главнейших проблем, с которыми сталкивались и сталкиваются иммигранты из бывшего Союза, — это язык. И проблема общения. Ведь с переездом испаряются многие связи, которые были раньше. Говорят, что переезд на Землю обетованную сродни второму рождению. И оно дается не всем легко. Тем более если ты немолодой уже человек.  

Уезжают из Израиля люди разные. И те, у кого на новом месте жизнь не сложилась. И те, у кого, наоборот, вполне налаженный быт в Израиле. Но они предпочитают вести бизнес в России. Таких немало.  

Не исключено, что число израильтян, желавших бы вернуться в Россию, могло бы возрасти за счет православных евреев, переехавших в свое время в Израиль со своими родными. Многие из этих людей чувствуют себя в Израиле довольно дискомфортно, а некоторые предпочитают не афишировать свои религиозные взгляды в стране, где государственной религией является иудаизм.  

Многие люди уезжают не только в страны СНГ, то есть в те места, откуда они в свое время уезжали в Израиль. Очень многие предпочитают перебираться в Штаты или в Канаду. Особенно если на прежней родине не сохранилось жилья, нет родных и близких. К тому же есть два очень важных момента, из-за чего люди предпочитают Северную Америку постсоветскому пространству. В Израиле люди привыкают к хорошему медицинскому и социальному обслуживанию, которое вряд ли они получат в той же России. Поэтому многие из тех, кто не хочет жить в Израиле, особенно если это люди в возрасте за сорок, выбирают для жительства Страну кленового листа или США.