Чиновники изобрели сетевой фильтр

Провайдеров послали. В ФСБ

27.10.2009 в 17:50, просмотров: 8251
Интернет, безусловно, коварное изобретение. Там можно найти опасную и вредную информацию. Поэтому россиян надо срочно оградить от растлевающего влияния Сети. Чем меньше провайдеров услуг связи, тем она дороже. Значит, меньшее число потенциальных пользователей сможет позволить себе быстрый и качественный доступ — и найдет в Сети меньше непотребства, и сохранит свое психическое здоровье. Пожалуй, именно с этой благой целью поставщиков цифровых услуг отправляют собирать справки в Федеральной службе безопасности и берут с них деньги за разовый доступ к их же оборудованию на крышах жилых домов. Иных логических объяснений такой практике на ум не приходит.

Нет необходимости ехать куда-то далеко от Москвы, чтобы убедиться, что доступность интернета, в первую очередь в финансовом отношении, оставляет желать лучшего. И, как это ни странно прозвучит, в первую очередь из-за весьма специфической деятельности тех лиц и персон, которые сами не имеют к оказанию этих услуг абсолютно никакого отношения. Зато обладают полномочиями разрешать компаниям-провайдерам или лишать их возможности осуществлять эту деятельность. Речь, как многие из читателей, наверное, уже догадались, о чинах местной администрации, представителях органов власти муниципалитетов. О которых уже пора песни писать — из категории “этот стон…”.

От московских самых от окраин

Итак, обычная типовая ситуация. Компания-провайдер намерена начать обслуживание многоэтажного дома. Что делает представитель данного провайдера — вне зависимости от того, какой путь он выбирает? В начале пути он приходит в местную администрацию с просьбой разрешить его компании начать работы по оказанию услуг связи населению.  

Как, например, это сделал генеральный директор одного ООО Д.С.Балашов в обращении к главе городского поселения Красково Люберецкого района Московской области М.И.Чуйкову. И господин Чуйков не отказал, нет. Как вы могли такое подумать?! Он направил ответ, в котором указал, что просителю “в связи с обеспечением антитеррористической защиты… прошу согласовать свою деятельность с территориальными органами Федеральной службы безопасности Российской Федерации.  

После получения согласования Вы можете обратиться в администрацию Красково за перечнем документов, необходимых для начала работ”.  

Генеральный директор компании Балашов, получив подобный ответ, датированный 12 декабря 2008 года, вызвал к себе своего заместителя В.Н.Корвацкого, бывшего, кстати, в свое время одним из героев публикации “МК”, и общение с органами ФСБ перепоручил ему.  

— А почему не санэпиднадзор и не рыбохрана? — поинтересовался Корвацкий. — Есть еще Водоканал и Роскосмос, в конце концов.  

— Будет надо, и в космос отправим, — пообещал директор, и Корвацкий отправился в ФСБ. По крайней мере, пока.  

В ФСБ его сначала не поняли. И напрочь отказались выдавать какую-либо справку, объяснив, что согласованиями на предоставление телекоммуникационных услуг их служба не занимается. В принципе подобное положение содержалось и в письме заместителя министра информационных технологий и связи Московской области г-на Ю.В.Пегасова от 19 марта 2009 г.: “По информации Управления Федеральной службы безопасности РФ по г. Москве и Московской области, телекоммуникационным компаниям, имеющим соответствующие лицензии, не требуется дополнительного согласования с органами государственной безопасности”.

Что страшнее: синдром Краскова или свиной грипп?

Быстро сказка сказывается, долго дело делается. История не сохранила в своих анналах всех попыток, усилий и проявлений красноречия Владимира Корвацкого, на которые он сподобился, то ли вымаливая, то ли выпрашивая со своим паспортом гражданина Республики Беларусь согласование у территориальных органов ФСБ. Зато мы можем привести здесь список документов, которые были представлены сотрудникам госбезопасности для получения желанной визы: 1) копия письма главы г.п. Красково М.И.Чуйкова; 2) копия свидетельства о регистрации; 3) копия свидетельства о постановке на налоговый учет; 4) копия устава фирмы; 5) копия протокола №1 о назначении генерального директора; 6) копия приказа о назначении генерального директора; 7) копия лицензии №44931.3; 8) копия лицензии №44932.3; 9) копия разрешения на эксплуатацию сооружения связи. Естественно, каждая из копий должна была быть нотариально заверена.  

Если долго мучиться, что-нибудь обязательно получится. 9 февраля 2009 года на заявлении гендиректора Балашова появляется желанная виза ответственного чиновника ФСБ со столь милой глазам Корвацкого резолюцией “согласовано”.  

Обрадованные — а Корвацкий еще и тем, что до космоса дело не дошло, — предприниматели спешат с этим документом в администрацию Краскова, думая, что вот-вот, со дня на день они уже начнут работать, оказывать услуги, выполнять пожелание президента, делая интернет дешевле, а значит, доступнее и для более бедных слоев населения.  

Щаз! Разбежались. А упор лежа не хотите принять? Лечь-встать! Лечь-встать! Вот то-то. Под разными предлогами Балашову и Корвацкому предлагают зайти еще, а потом и еще, затем и еще попозже. И в результате, спустя каких-то полгода, 30 июня 2009-го, г-н Балашов получает из администрации письмо, заставляющее его решать мучительную дилемму: то ли у чиновников склероз, то ли у него психическое расстройство: “В связи с обеспечением антитеррористической защиты городского поселения Красково прошу Вас представить согласие от Федеральной службы безопасности Российской Федерации на Вашу предпринимательскую деятельность”.  

Видимо, в г.п. Красково террористическая угроза за прошедшее с первого письма время настолько возросла, что ФСБ теперь должно соглашаться уже просто “с чьей-либо предпринимательской деятельностью”. И никого не волнует, что в ФСБ об этом ни сном ни духом. Главное, что администрация Краскова на посту бдит! Просто интересно, а как в этом г.п. люди женятся и помирают. Неужто без согласования с ФСБ или на крайняк с ответственным чиновником муниципалитета?  

Ситуация с необходимостью согласовывать режим работы с ФСБ расшифровывается очень просто. Как и обеспечение защиты от террористической угрозы. Речь идет о том, что монтажникам, которые проводят линии и устанавливают оборудование, необходимо иметь ключи от подвалов и чердаков, которые местные ДЕЗы как раз и выдают на основании разрешения от местных органов власти. Которые для подстраховки желают иметь отписку от ФСБ о том, что, выдавая ключи означенным “подозрительным личностям”, районные власти не способствуют закладыванию новых мешков с гексогеном. Вот только данный благородный тезис используется, как правило, в масштабах, которые трудно обозначить как необходимые или даже достаточные.  

Кроме всего прочего, небезынтересно, что в начале 2008 года компания того же Балашова, направив заявление о строительстве сети в управу, получила ответные инструкции, как следует вести монтаж, из одного местного ООО. И, что самое интересное, глава этого ООО по странному совпадению носил ту же фамилию — Чуйков и даже те же инициалы — М.И., что и нынешний руководитель г.п. Красково.

 Совпадение, наверное. Правда, справедливости ради, отметим, что директор ООО М.И.Чуйков выписывал инструкции 13 февраля 2008 года, а глава администрации Чуйков М.И., вступивший в должность в октябре 2008-го, направлял предпринимателей на согласование в ФСБ 12 декабря того же года. И потому, ясное дело, к ООО и вообще какому-либо бизнесу отношения уже не имел. Оставил человек фирму ради служения Отечеству, обычное дело. Не подозревать же его в чем-то предосудительном теперь?  

И — что самое главное — подобная ситуация не единична, а типична среди большинства широких российских просторов. Уж лучше переболеть свиным гриппом или сразу в космос, чем к нашим чинушам за бумажками.

С южных гор до северных морей

Как показывает практика, взаимоотношения с администрацией — вопрос больной для всех провайдеров. Коммерческий директор одной из компаний Олег Тайнов рассказывает, что у чиновников есть излюбленный ход — не давать доступ на крыши и в подвалы домов, где техники устанавливают аппаратуру. “Чтобы предоставлять клиенту услуги, нам необходимо ставить абонентский комплект — устройство размером с пачку бумаги формата А4. Их необходимо ставить на стене или на крыше. С доступом на здания у нас очень часто возникают проблемы. Мы пытаемся их решать через мэрию, префектуры, но нервы нам это портит основательно”, — замечает Тайнов. При желании (а в данном случае нежелании пустить компанию на рынок) отговорок придумывается множество. Что ни говори, по части всевозможных отписок наш чиновничий аппарат отличается небывалым умом и сообразительностью. “Чтобы получить доступ на чердаки, нам пришлось полгода обивать пороги, — жалуется сотрудник другой интернет-компании, просивший не называть имени, и философски добавляет: — Дали бы денег, точно бы быстрее управились. Но принципиально решили действовать в рамках правового поля. Итог — полгода бумажной волокиты”. Таким образом, промотать провайдера можно сколь угодно долго. А там, глядишь, или осел умрет, или падишах сдохнет.  

Стоит заметить, что масштабы проблем в общении с власть имущими зависят от специфики конторы. Компания Олега Тайнова предоставляет беспроводной интернет, и кроме вопросов с крышами-подвалами перед провайдером стоит еще одна проблема — вещательная частота. “Мы не можем получить необходимые частоты в диапазоне 2,3—2,7 ГГц уже более двух лет. Все время от административных органов получаем отказы под разными предлогами. Пишем письма, отправляем запросы — результат ноль”, — говорит Тайнов. Сам по себе процесс получения частоты — вопрос долгий и трудоемкий (читай дорогостоящий). Чтобы тот или иной диапазон достался провайдеру, он должен быть свободен по факту и не востребован государственными конторами и спецслужбами в перспективе. Стоит ли говорить, что для компании “с улицы” получить диапазон сродни подвигу. “Без мохнатой лапы получить частоту крайне сложно”, — резюмирует сотрудник техподдержки компании-провайдера. Опыт Олега Тайнова сей факт полностью подтверждает: “В то время пока мы собираем справки, появляются компании, для которых эти частоты есть”.  

Что касается органов госбезопасности, к которым администрация Краскова столь активно отправляла господ Корвацкого и Балашова, то с ними периодически приходится сталкиваться всем. “В рамках СОРМ (следственно-оперативных мероприятий) у них должна быть возможность доступа к информации. Обходится это нам недешево — надо устанавливать специальное оборудование, искать технические решения. Необходимая техника влетает в копеечку”.  

Глава другой компании-провайдера, с которой мы общались в ходе подготовки материала, заявила: “Согласование с ФСБ? Это обычное дело. Посмотрите на сайте Минсвязи, там все есть”. Специалисты министерства указали нам на постановление Правительства РФ от 27 августа 2005 года “Об утверждении правил взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность”. “Это постановление и регламентирует отношения между провайдером и органами госбезопасности”, — пояснили сотрудники министерства. Но то, что там написано, относится к осуществлению СОРМ и доступа к информации, а не доступа монтажников на чердаки и в подвалы. Очень похоже, что тут местная власть просто самодеятельничает. Не стесняясь при этом брать с провайдеров плату за доступ монтажников на чердаки. В Москве, например, за доступ в один подъезд, за выдачу ключей дежурным по ДЕЗ провайдер платит от 300 до 500 рублей в месяц. Неплохие деньги для дома из 10 подъездов, например. Которые потом, естественно, отбиваются из абонентской платы.

Для чего забытое старое?

Полагаем, после этого трудно надеяться на то, что компания-провайдер Балашова и Корвацкого будет оказывать услуги по предоставлению интернета жителям г.п. Красково. Правильно. Они и не предоставляют их. До сих пор. Хотя их тарифы и качество услуг позволяют потеснить тех, кто уже закрепился на этом рынке. Но вот, наверное, именно это и не дает покоя местным чиновникам, которые в той или иной форме уже закрепились на перспективном сегменте рынка и потакают тем компаниям, которые дерут втридорога.  

После всех согласований наших героев допустили к наладочным работам, а потом, без объяснения причин, запретили доступ. С осени чиновники вообще перестали отвечать на их письма и обращения.
Специально не называем компанию. Поскольку ситуация типична для всей России и чуйковых в нашей стране сможет посчитать только Росстат. Ведь если начать копать, то окажется примерно в половине случаев, что по крайней мере один из провайдеров, который не имеет никаких трудностей, имеет семейно-родственные связи с чиновниками администрации той территории, которую окучивает. И тогда вполне объяснимо, что запросы других провайдеров отфутболиваются, маринуются или просто откладываются в долгий ящик.  

А иногда, вот уж действительно спешите видеть, чиновники выдают вообще шедевральные ответы. Вроде следующего: “Администрация городского округа Котельники сообщает Вам, что на данный момент времени на территории города работает достаточное количество операторов связи, предоставляющих населению интернет-услуги”. Умри, но лучше вежливо за дверь не выставишь. Нам хватает, пошли вон, не ваше дело.  

И, что самое парадоксальное во всем этом, такие возможности им сейчас предоставляет новый Закон “О связи”. В прежней редакции, прекратившей действовать с 1 января 2004 года, в статье 23 была прямо прописана обязанность владельцев зданий и сооружений предоставлять операторам связи возможность работать на соответствующей территории, а отказ предусматривался только по основаниям, установленным законодательством. Иначе говоря, решение главы администрации района или председателя ТСЖ по закону основанием для отказа не являлось. В новой — общими словами о необходимости конкуренции конкретику затерли. И потому единственной надеждой остается Федеральная антимонопольная служба — ФАС, в управление которой по Московской области предприниматели и подали соответствующее заявление.  

Авторов “МК” можно упрекнуть, наверное, в чем угодно, только не в желании незаслуженно потрафить представителям власти. Тем не менее мы хотели бы процитировать Президента РФ Дмитрия Медведева: “Уже сейчас ясно, что интернет с огромной скоростью превращается в единую информационную среду, которая и сегодня открывает перед всеми нами огромные возможности, и в будущем будет создавать еще большие возможности”.  

Это слова из обращения Медведева к посетителям его блога в годовщину существования последнего. Интернет для президента, судя по тому, какое количество раз этот термин упоминается в его выступлениях, не игрушка, а рабочий инструмент, который должен и помочь в борьбе с коррупцией, и предоставить россиянам новые возможности в их жизни и работе. Интересно, удивится ли он, если узнает, что интернет сам стал полем для коррупции. Если не сам по себе, то в плане предоставления этой услуги гражданам страны, главой которой он является.  

Весной прошлого года, на открытии Российского интернет-форума-2008 (РИФ-2008), Дмитрий Анатольевич назвал интернет не иначе как квинтэссенцией свободы самовыражения и посетовал, что чем дальше от Москвы, тем цены на электронную услугу для конечного пользователя дороже. С учетом того, что буквально на днях завершилась Неделя российского интернета-2009, впору попытаться ответить на вопрос, что же изменилось полтора года спустя.  

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Чтобы интернет стал инструментом для борьбы с коррупцией и начал выполнять прочие функции, которые вы в нем видите, сам инструмент надо сначала спасать от коррупции и чиновничьего произвола.