Пираты новой волны. ФОТО. ВИДЕО

Кто они, морские разбойники XXI века, и как с ними бороться?

07.06.2010 в 18:33, просмотров: 8249
Пираты новой волны. ФОТО. ВИДЕО
Совсем недавно захваченный американцами юный сомалийский пират Абдували Абдухадир Мюзе признал себя виновным в морском разбое. Таким образом к своему логическому завершению двигается первый за последние 100 лет “пиратский” процесс в США. Несмотря на то что слушания длятся много месяцев, Штатам нужно отдать должное: они решились судить пирата, в то время как многие другие страны, освободив захваченные суда, просто отпускают бандитов на все четыре стороны. Но важнее не наказать нескольких пиратов, а предотвратить сам факт захвата торгового судна. Чтобы найти эффективный способ борьбы с современными “джентльменами удачи”, необходимо понять, кто они. Какое оно, пиратство XXI века? Об этом “МК” побеседовал с видными экспертами.

Пираты Африканского Рога

Сомалийское пиратство начало набирать обороты еще в 90-х годах прошлого столетия. После падения в 1991 году режима Сиада Баре в Сомали разразилась гражданская война, которая продолжается и по сей день. Европа, некогда оказывавшая значительную финансовую помощь местным рыболовам, прекратила инвестирование.  

Последним кормильцем беднейшей страны стало море. Однако отсутствие какой-либо береговой охраны привело к тому, что в водах Сомали начали рыбачить и сбрасывать отходы все кому не лень. Отчаявшиеся рыбаки начали собираться в небольшие отряды, чтобы защитить свои воды. Стратегически выгодное местоположение Сомали — в Аденском заливе — и отсутствие центральной власти привело к тому, что в регионе начало процветать пиратство. В течение всего лишь одного 2008 года сомалийские “джентльмены удачи” получили в форме выкупа около $15 млн. Неудивительно, что в стране, где средний доход гражданина не превышает $2 в день, пираты воспринимаются как элита, стать частью которой — огромная честь и счастье. 

ФОТО


— У них есть деньги, власть, они становятся сильнее день ото дня, — поведал журналистам Абди Фарах Джуха, проживающий в регионе Пунтленд. — Они женятся на самых красивых девушках, строят большие дома, ездят на новых машинах. Быть пиратом модно!  

Сомалийские морские разбойники (их возраст в среднем от 20 до 35 лет) при захвате торговых судов, идущих через залив, сносно обращаются с заложниками, редко ругаются и между собой, так как жизненная потребность в выкупе сплачивает их.  

Обычно банда состоит из пиратов трех типов: 1) мозговой центр — бывшие рыбаки, знающие море как свои пять пальцев; 2) боевая мощь — бывшие ополченцы, некогда сражавшиеся на стороне тех или иных кланов в Сомали; 3) техники — эксперты по всяческому оборудованию: от компьютеров до спутниковых телефонов и оружию нового поколения.  

— Сомалийские пираты довольно хорошо организованы. Ведь для захвата судна необходима масштабная подготовка: это и закупка необходимого вооружения, и поиск переводчика, который бы общался с заложниками, — поведал в беседе с “МК” Ноэль ЧУНГ, глава базирующегося в Куала-Лумпуре антипиратского центра Международного морского бюро.  

Известно о четырех главных бандах, оперирующих в этом регионе. Первая — “Национальная добровольческая береговая охрана” под предводительством некоего Гараада Мохамеда — специализируется на перехвате мелких судов в южной части залива. Банда “Marka” и “Пунтлендская группа” состоят в основном из обычных рыбаков и слабо организованы. Но есть на Африканском Роге и реальная военная мощь — так называемые “Сомалийские моряки”. Эта группа построена по принципу армии: в ней есть флотский адмирал, вице-адмирал и даже руководитель финансовых операций.  

Оружие бандиты закупают в Йемене, хотя нередко арсенал удается раздобыть и в сомалийской столице — Могадишо. Причем сделки заключаются, как говорится, на честном слове. То есть у торговцев оружием лежит депозит. Курьер просто приезжает и забирает “товар”, покупатель платит за него уже при получении. В основном пираты предпочитают автоматы Калашникова, 7,62-мм самозарядные пистолеты Токарева (ТТ-30) и в качестве последнего аргумента — гранатометы РПГ-7.

Примечательно, что сами корсары называют себя не пиратами, а береговой охраной. Кстати, это далеко не пустые слова: разбойники действительно отпугивают иностранные рыболовецкие суда, которые, будучи обычно лучше оснащены, раньше собирали огромный улов, оставляя местных рыбаков голодать.  

Официально международное сообщество признает в качестве единственной законной власти в стране лишь федеральное правительство Сомали, однако последнее контролирует только кусок столицы — города Могадишо. Как жить остальной части несуществующего государства, определяют бандиты.  

Некоторое время назад в порту Харадхер морские разбойники открыли собственную биржу. Она работает 24 часа в сутки, и приобрести на ней акции самопровозглашенных пиратских фирм может каждый. И притом не только за деньги, но и за оружие, наркотики или что-то еще, что может показаться пиратам полезным. Всего таких компаний, разместивших на бирже свои акции, больше 70. А держателями ценных бумаг являются не только местные банды и жители, но и сомалийские диаспоры других стран. Сами бандиты уверены, что финансовый кризис им нипочем: если море не будет сильно штормить, свой “улов” они принесут.

И все же этому рынку не хватает организованности.  

— Если бы на рынке появились настоящие бизнесмены, то они могли бы поставить все на широкую ногу, — поделился своим мнением в беседе с “МК” главный редактор сетевого журнала “Морской бюллетень” Михаил ВОЙТЕНКО. — Самым оптимальным решением для них было бы собрать побольше “солдат удачи”, бывших военных и профессиональных бандитов, и обеспечить более-менее гарантированные результаты захватов. Но они это не сделали и не сделают, так как они слишком разобщены.  

В некоторых случаях пираты при захвате не заинтересованы в грузе и даже экипаже: они ограничиваются тем, что забирают личные вещи моряков. Но даже это — огромная добыча, ведь на корабле чаще всего удается найти множество ноутбуков, дорогостоящей аппаратуры и наличных денег, которые каждое судно обязано возить в своей кассе для уплаты различного рода издержек.  

Как же сомалийские пираты находят потенциальных жертв?  

Михаил Войтенко уверен:  

— Сомалийские пираты идут в море, как в лес на охоту. Единственное место, где они, пожалуй, могут получить наводки на конкретные корабли, — это Кения. Но в Аденском заливе долго охотиться и не надо: там движение практически как на Тверской улице. Пираты стараются выбирать наиболее подходящую для себя цель — низкосидящие, тихоходные суда. Такие, как баржи, танкеры. Сразу видят, что судно западное, а значит, жирный выкуп обеспечен. Также морские разбойники идут и на контейнеровозы, несмотря на большую скорость и высокий надводный борт. Взять их трудно, на зато на них огромная добыча.

Не только Сомали

Район Африканского Рога — не единственное место, где морякам надо держать ухо востро. Воды Юго-Восточной Азии издавна пользуются не слишком доброй репутацией. Возьмем, к примеру, Малаккский пролив — стратегическое значение его сложно переоценить. По нему в год проходит более полусотни тысяч судов, осуществляя торговлю между крупнейшими государствами мира — Индией, Китаем.  

Но все же расцвет пиратства в Малаккском проливе ушел в историю. В последние годы на этой территории было зафиксировано всего несколько нападений. Причиной практически полного уничтожения пиратства в проливе является системный подход властей заинтересованных государств. Правительствам Сингапура, Малайзии и Индонезии, чтобы не допустить уменьшения объемов торговли, пришлось научиться работать слаженно, доверять друг другу, что раньше было невозможно себе представить.  

— У нас была единая цель: убедить мир, что пролив безопасен, — говорит капитан Малайзийского королевского флота Захари Джамиан.  

Совместными усилиями в 2004 году были организованны военные патрули в водах пролива. Залогом успеха этого предприятия было решение делиться абсолютно всей информацией, касающейся потенциального местонахождения пиратов, результатов разведывательной деятельности. Для ускорения обмена данными даже создали интернет-базу, которую регулярно просматривали представители власти. Эти государства поняли, что пиратство — международная проблема, и усилиями одной нации ее не решить.  

Недостаточно для урегулирования ситуации и одних лишь военных. Нужно учесть социальные и политические факторы, которые толкают людей на участие в организованном морском разбое. Большую часть “джентльменов удачи” Малаккского пролива составляли выходцы из индонезийской провинции Ачех, в которой больше трех десятилетий продолжалась открытая вражда между местными сепаратистами и властями, отрезавшая эту маленькую часть острова Суматра от всего мира. Отчаявшимся жителям Ачеха, дабы не умереть с голоду, приходилось вступать в банды морских разбойников. В 2005 году враждующие стороны наконец заключили мир, и жизнь в провинции начала приходить в норму. У вчерашних пиратов появился шанс устроиться на легальную работу.  

Но если в крошечном Малаккском проливе слаженные действия трех стран победили пиратство, то просторы Южно-Китайского моря морские разбойники могут бороздить, казалось бы, практически безнаказанно. Между тем в год здесь происходит всего до 20 вооруженных нападений, и в Международном морском бюро уверены, что масштабов Сомали пиратство в Южно-Китайском море достичь не может.  

— Как только пираты Южно-Китайского моря узнают, что их заметили, они обычно ретируются и отправляются на поиски другой, менее осторожной добычи. Это связано с тем, что в отличие от сомалийских бандитов азиатским в случае ареста грозит серьезное наказание. В Китае и на Филиппинах — даже смертная казнь, — говорит Ноэль Чунг.  

В водах Индонезии, Сингапура, Малайзии нападения в большинстве случаев совершаются внутри территориальных вод, поэтому с юридической точки зрения назвать пиратством их нельзя. Это просто разбойные нападения. Более того, местные бандиты в основном сосредоточены на местном судоходстве, считает Михаил Войтенко.

Говоря о современном пиратстве, нельзя не упомянуть морских бандитов западноафриканского побережья.  

— В настоящее время самые жестокие пираты — в дельте реки Нигер. Нигерийские морские разбойники очень часто убивают заложников, так как основная цель нападения — грабеж. В выкупе они практически никогда не заинтересованы, — говорит Ноэль Чунг.  

Факты пиратства фиксируются и у берегов Бангладеша, а также Перу, где джентльмены удачи предпочитают нападать на корабли, уже стоящие на якоре. Лодки с вооруженными людьми замечают у Сейшельских островов и даже в Аравийском море. Однако скорее всего это сомалийские пираты, которые расширяют зону охвата.

Несмотря на то что времена Ост-Индской компании канули в Лету, пираты в Карибском море также не перевелись. Основной их добычей становятся дорогие яхты, коих здесь пруд пруди.



Как не допустить захвата судов?

Разумеется, пиратство, в первую очередь в Аденском заливе, не может не беспокоить мировые державы.  

— Сейчас военно-морские силы взялись за пиратов довольно серьезно. Во-первых, осуществляют операции ВМС Евросоюза “Аталанта”, НАТО, отдельно США (5-й флот в Индийском океане) и ВМС России. Но между собой они координируются слабо, что снижает эффективность их действий, — уточняет в интервью “МК” президент Ассоциации международного морского права Анатолий КОЛОДКИН.  

Сегодня даже сами военные говорят, что если бы международное сообщество больше сотрудничало между собой, эффективность военно-морских сил в Аденском заливе увеличилась бы втрое.  

И все же присутствие военных кораблей не очень-то страшит сомалийских головорезов. Что же тогда поможет предотвратить захваты? Мнения авторитетных экспертов на этот вопрос разделились. Анатолий Колодкин уверен, что необходимо помещать на все торговые суда спецназ (как это делают уже сейчас США) или частную охрану (по примеру Франции). Международному праву, запрещающему вооружать торговые суда в мирное время, это не противоречит.  

— Необходимо немедленно всем заинтересованным странам обеспечить настоящую гарантированную охрану от пиратов хотя бы на переходе Восток—Запад в Аденском заливе. Это дешевле и эффективнее, чем содержать огромную армаду военных кораблей в этом регионе, — соглашается Михаил Войтенко. — Во-вторых, государство должно плотнее включаться в ситуацию с ее гражданами. Почему за все платит судовладелец? Почему побывавшие в плену моряки не получают достойные компенсации? Почему им не оплачивается лечение?  

А вот эксперты Международного морского бюро считают, что вооруженную охрану на торговые суда ставить не то что бесполезно, а категорически нельзя.
— Мы не поддерживаем инициативу помещать спецназ на все торговые суда, идущие по опасным морским путям, — сказал “МК” Ноэль Чунг. — Ведь может получиться, что охрана какого-нибудь танкера станет открывать стрельбу по подозрительным лодкам, которые окажутся просто рыбацкими. А насилие, как известно, порождает насилие. Сейчас сомалийские пираты стреляют в команду лишь в единичных случаях и только поднявшись на борт, они даже позволяют сфотографировать себя… Но если они будут знать, что среди моряков есть вооруженные до зубов военные, то морские разбойники перестанут стрелять в воздух или, как они это делают сейчас, — по самому кораблю. Они начнут еще на подходе уничтожать все, что движется на нем. Плюс не все владельцы могут позволить себе вооружить свои суда. Напротив, я убежден, что мировому сообществу сейчас следует найти способ запретить торговым судам вооружаться по собственной инициативе. Таким образом будет лишь литься кровь, а пиратство — процветать и далее.  

Иными словами, нужно либо принимать решение сообща отныне ставить охрану на все торговые суда без исключения, либо искать другой способ отпугивания пиратов. Если разбойникам будут оказывать отпор, от этого они не перестанут нападать. На материке их ждут голод и нищета. И пусть, перебив экипаж (не сумевший оказать сопротивления), на выкуп им рассчитывать не придется, “джентльмены удачи” будут довольствоваться хотя бы награбленным имуществом.  

Тогда как же в понимании этой авторитетной организации следует поступать?  

— Самым эффективным способом одержать верх над пиратами является усиленное патрулирование опасных регионов, — уверен Ноэль Чунг. — Не менее важным фактором является активное включение в решение проблемы властей государств, в территориальных водах которых творится это безобразие. Однако в случае с Сомали это невозможно: централизованного правительства в этой стране нет. Именно поэтому ООН и международное сообщество обязано в первую очередь решить внутренние проблемы Сомали. Ведь пираты не берутся из воздуха: они начинают заниматься разбоем, так как другого способа заработать деньги у них нет. Плюс Сомали — единственная страна, где за отсутствием власти можно без опаски тратить полученные в виде выкупа миллионы. Никто не будет тебя искать и даже осуждать.

Что делать с арестованными пиратами?

Хотя во многих странах за занятие пиратством предусмотрено наказание, чаще всего морских разбойников отпускают под предлогом “отсутствия единой правовой базы”. Этот вопрос сейчас активно решается.  

— Совбез ООН единогласно принял предложенную Россией резолюцию, которая обязует Генсека ООН в течение трех месяцев изучить предложенные варианты того, где следует судить захваченных пиратов, — объяснил “МК” Анатолий Колодкин. — Но пока единой правовой базы для решения вопроса нет, все равно отпускать пиратов на все четыре стороны — неправильно. 2 июня 2008 года была принята резолюция 1816 по Сомали. Она гласит: государство, которое пожелает помогать в борьбе с пиратами, обращается к временному федеративному правительству Сомали. Если власти согласны принять помощь, они уведомляют об этом генсека ООН. И это государство получает статус сотрудничающего, его военные корабли и самолеты имеют право входить в территориальные воды Сомали и “действовать согласно тому, как они бы действовали в открытом море”. Поэтому мне странно было узнать, что пиратов, захвативших “Московский университет” после освобождения “Маршалом Шапошниковым”, отпустили.  

Главный редактор “Морского бюллетеня” рассуждения о трибунале для пиратов считает бесперспективными, но, к счастью, безвредными. У него свое видение того, как следует уничтожить пиратство на корню.  

— На самом Африканском Роге находится отделившаяся от Сомали автономная провинция Пунтленд, — поведал “МК” Михаил Войтенко. — Власти этой провинции берут до четверти всех выкупов. Так вот, нужно договориться с этими властями, заплатить им пару миллионов, и устроят из него концлагерь. И всех пиратов — туда. Но этот лагерь должен создаваться международными усилиями и охраняться международным контингентом. И построить его надо рядом с главными пиратскими базами, хотя если там будут хорошие условия, то бандиты будут рассуждать так: зачем мне в море лишний раз выходить, пусть меня в лагерь сразу возьмут! Там лучше, чем на воле. А вместо этого мировое сообщество орет про создание какого-то общего трибунала, правовой базы… Но что она даст, когда большинство пиратов захватывают по подозрению? Это должна быть база неправосудия… Не надо ничего выдумывать — возьмите советскую “правовую базу” 20-х годов: засудил — и тут же убил на месте. Да и в верхах у нас с этим согласны. Даже Дмитрий Медведев уже дал индульгенцию, сказав, что в отсутствие правовой базы надо поступать с ними, “как наши деды поступали”. Какое еще право на бесправие им нужно?.. Слава богу, выдумки политиков безвредны. Создание трибунала невыгодно, так как в Сомали пиратством занимаются не отдельные преступники, а народ.