Опухоль под градусом

Разогретые до 50 градусов раковые клетки мгновенно погибают

14.05.2009 в 15:54, просмотров: 5735
Новые медицинские технологии, которым так много уделялось внимания в нацпроекте “Здоровье”, пусть и медленно, но пробивают себе дорогу. Три года назад в интервью “МК” известный хирург-онколог, руководитель отделения Московского НИИ онкологии им. П.А.Герцена и завкафедрой онкологии Института повышения квалификации врачей, доктор медицинских наук, членкор РАМН Игорь Решетов упомянул о новой разработке по уничтожению опухоли с помощью “внутритканевой гипертермии — обработке опухоли тепловой энергией в 50°(!) без операции — через маленький прокол в коже”. И пообещал сообщить нашей газете “как только, то сразу”, когда убедится в безусловной эффективности технологии. И вот звонок в редакцию: “Методика на потоке. Получены обнадеживающие результаты. Приезжайте”, — сообщил Игорь Владимирович.

— Речь о новом направлении в лечении опухолей методом физических факторов воздействия — внутритканевой гипертермии (термоабляции), — начал он с порога. — Отечественные конструкторы вместе с врачами нашего института и других научных медучреждений создали новую технологию уничтожения опухолевых клеток и метастазов путем воздействия на них тепловой энергией свыше 50°. Специальная медицинская технология разработана на основе сконструированного, сертифицированного и серийно производимого прибора, который является оригинальной отечественной разработкой. Технология выгодно отличается от зарубежных аналогов (европейских, американских, японских) своими возможностями убивать раковые клетки в самом широком диапазоне локализации опухоли: будь то голова, шея, печень, мышцы... Причем воздействовать на разные гистологические формы: рак, саркома, первичные опухоли и с метастазами.  

— Игорь Владимирович, каков механизм действия этой методики? За счет чего идет уничтожение опухоли?  

— Аппарат работает от электричества. Это современное электронное устройство: первый блок — генерация радиочастот, второй — электронное управление, третий — подача охлаждающей жидкости. Врач выбирает параметры, которые требуются для удаления конкретной опухоли, для конкретной ткани (костной, мышечной, нервной). А дальше все идет в нужном режиме: тонкая антенна (толщина иглы от 1 до 1,5 мм) внедряется в тело через прокол и транспортирует энергию в раковые клетки, уничтожая их. В этот миллиметр внедрены канал подачи энергии (датчик термический), канал для промывания и канал охлаждения. Последнее очень важно: охлаждение защищает ткани от перегрева, чтобы температура не взлетела под 200 градусов и не случился ожог.  

Процесс волнообразный. Энергия высокочастотных колебаний приходит к опухоли, далее эти колебания идут в виде волны с антенны на клетки. Здесь и происходит феномен трансформации высокочастотной энергии в тепловую и наступает разрушающий эффект, убивающий рак. Пока это сложнейшее конструктивное устройство мы не называем нанотехнологией (хотя методика относится к разряду хай-тек), но упорно продвигаемся в этом направлении. И надеемся, что будем соискателями грантов в Роснанотехнологии.  

— Как давно начаты работы в этом плане и на ком вначале проводились медицинские исследования?

— Опытно-конструкторские работы начаты в 2000 году. Многочисленные медицинские испытания проведены на мелких и крупных лабораторных животных (мыши, крысы, кролики, свиньи). Уже на хрюшках мини-пигах (по физиологии они очень близки человеку) воспроизводились реальные способы воздействия на опухоль. В результате получен сертификат с разрешением применять эту методику при лечении онкобольных.  

Задача была создать технологию, которая бы гарантировала не только транспортировку энергии в нужное место, но и контролировала ее распространение, своевременно блокировала возможный перегрев (особенно это важно, если работа идет в зоне сосуда, в зоне нерва, который надо сберечь). Для этого были разработаны специальные технологии работы в центральной зоне ворот печени — это сделали коллеги из Института рентгенорадиологии. А нами придумана обработка метастазов, позволяющая и больные клетки убивать, и нервы сохранять.  

— На базе каких медучреждений велись клинические испытания до начала массового лечения людей и что показал эксперимент?  

— Мини-испытания прошли в трех медучреждениях (в Институте им. Герцена, Институте рентгенорадиологии и на кафедре онкологии МГМСУ). Все сделано по регламенту, существующему в РФ. После представления успешных результатов нами получено разрешение применять методику на онкобольных в массовом порядке. Эксперимент показал гарантированную гибель опухолевых клеток в зоне введения…  

— Страдают ли здоровые клетки во время уничтожения больных?

— В том-то и достоинство методики, что она позволяет уничтожать только больные клетки, прогнозировать и дозированно вводить энергию. Доктор вводит иглу в ткань, зная о размере опухоли. Энергия вводится автоматически под навигацией ультразвуковой или компьютерной томографии. Что касается здоровых клеток, то по закону онкохирургии какая-то часть живых клеток обязательно должна быть захвачена, чтобы гарантировать уничтожение мелких опухолевых клеток, которые расползлись поблизости.  

— Какой должна быть стадия рака, чтобы гарантированно уничтожить опухоль с помощью новой методики?  

— Самой разной. Правда, безнадежным (с IV стадией) мы можем лишь обеспечить денервацию (обезболивание) в зоне опухоли. Но и это немало: ведь опухоль давит на нервы, вызывая нечеловеческие боли. Повреждая опухолевые узлы в зоне нервов, мы снимаем давление опухоли на нервы и даем человеку облегчение.  

— А если больному уже сделана операция, но есть подозрение, что метастазы распространились дальше. Ваши действия? И каков процент осложнений и неудач при этом методе лечения?  

— Во-первых, новая методика — не панацея. Появился еще один метод, позволяющий воздействовать на опухоль малоинвазивно (без разрезов, без швов, без кровопотерь) и не подвергать больного тяжелой операции, если уже поздно. Мы ни в коем случае не противопоставляем этот метод другим, более-менее эффективным при лечении онкобольных. Как и при обычной открытой хирургии — 10% рецидивов. Но… При этой методике все делается амбулаторно: больной приходит к нам, получает процедуру и уходит. Если опухоль небольшая, операция длится всего полчаса.  

— Насколько этот метод сопоставим с тем, который уже не один год испытывают в Новосибирске — именно на основе теплового воздействия на опухоль? Там больного закладывают в горячую ванну 42—44 градуса (доктор Сувернев рассказывал об этом в нашей газете).  

— Нет, общая гипертермия и локальная термоабляция (тепловое уничтожение) — совершенно разные вещи: разные температурный диапазон, механизм биологического действия и совершенно разный эффект. При гипертермии прогревается все тело. Но при 42 градусах опухоль не гибнет, она начинает погибать при температуре в 50 градусов и выше и то не всегда. Рак — очень коварная болезнь.  

— Есть ли что-то аналогичное за границей?

— Есть. Мы свою технологию не позиционируем как импортозамещение. Мы позиционируем ее как лучшую на сегодняшний день и имеющую свою определенную нишу. Изначально зарубежные фирмы (Германия, США) использовали этот метод для лечения опухоли печени. Они применяли огромные антенны, дающие быстрый высокий нагрев тканей. Наша методика универсальна — для всех локализаций онкологических форм. Ее можно использовать при лечении любых опухолей, даже в случаях, когда операция под наркозом противопоказана, а лечить тем не менее надо.  

— А если у больного есть сопутствующие заболевания, например диабет?  

— Методика годится при любых онкопатологиях, кроме тех, когда уже развиты сердечная, легочная, дыхательная недостаточность. Даже тем больным, кому раньше анестезиологи отказывали в большой операции из-за сопутствующих заболеваний, мы предлагаем этот метод.  

— При каких патологиях этот метод дает наилучшие результаты — есть ли такие исследования?

— После внедрения этого метода (в течение трех лет) мы перестали отрезать язык по поводу опухоли (человек оставался немым на всю жизнь). Или, например, у пациента одна почка — и в ней возникла опухоль. Удалять почку нельзя, так вот эта технология позволяет и сохранить единственную почку, и избавить ее от опухоли даже при вторичном появлении метастазов. Данная методика дает очень хорошие результаты и при метастазах в кости. Мы уже подкрались к опухолям центральной нервной системы (ЦНС). Аппарат третьего поколения как раз и предназначен для таких сложных операций — может гарантировать гибель опухолевых клеток ЦНС. Пока такие операции делаем только на животных. С будущего года (я надеюсь) таким образом станем лечить опухоли ЦНС у людей.  

— Насколько такие операции доступны “простым” людям, оснащены ли аппаратурой обычные клиники России?

— В принципе со своей методикой мы попали в программу инноваций, которая сейчас в государстве приветствуется. Одобряется закупка новой аппаратуры для больниц, поликлиник, поэтому важно, чтобы о ней побеспокоились главные врачи. В практику уже внедрены порядка 16 таких аппаратов. В нашем Институте один аппарат работает каждый день и может обслужить 10 и более человек. При желании в день можно провести и 20 операций, так как процедура длится примерно полчаса. Очень важна не только сама аппаратура, но и одноразовые иглы. Благо в России заработала система лечения высокотехнологичными методами по квотам, мы такие операции делаем по квотам департаментов здравоохранения г. Москвы и других регионов.  

— Игорь Владимирович, российские эффективные технологии часто скупаются Западом на корню. Наши исследователи, изобретатели продают их потому, что на отечественном рынке трудно пробиться и денег на внедрение не хватает. Продают за копейки, а в Россию наши же технологии возвращаются за миллионы. К вам не подкатывались с таким предложением?  

— Подкатывались. Производители отказались, но если государство и на этот раз будет играть в молчанку, естественно, все пойдет по пути законов частного предпринимательства. Производители могут продать свои наработки за границу, частным медучреждениям. Естественно, могут подумать и о продаже технологии. Это бизнес. Но я считаю, нашему государству нужно поддерживать эффективные технологии хотя бы на первых порах. К сожалению, в России, когда речь заходит о сфере научного бизнеса, с этим всегда было плохо.  

— Можете назвать основные тенденции, которые идут сегодня в онкологии? Какие болезни преобладают?

— К сожалению, общая заболеваемость растет, но изменилась их палитра. Лидирующие совсем недавно рак желудка, пищевода теперь пошли вниз, начал снижаться и рак легких. Но стал расти рак прямой и толстой кишки, рак простаты у мужчин, у женщин лидером остается рак молочной железы. Благодаря повсеместной доступности ультразвука и компьютерной томографии все чаще стали выявлять опухоли, которые раньше не определялись (простата, опухоли мозга).  

— Чем вы объясняете снижение заболеваемости раком желудка и пищевода?  

— Изменился характер питания: люди стали потреблять более качественную пищу, меньше канцерогенов, так как улучшилось производство продуктов.  

— Как в этом смысле на фоне других регионов выглядит Москва?  

— В столице высокая концентрация людей, а потому намного больше болеющих раком. Хотя в Москве и предпринимаются серьезные шаги: заработали, например, скрининговые программы. Но традиционно всегда есть разница в заболеваемости городского и сельского населения: в городах раку чаще подвержены легкие, желудок, молочная железа; в селах — кожа: люди чаще контактируют с ультрафиолетом.  

— Кстати, об ультрафиолете… Игорь Владимирович, на дворе почти лето, что вы посоветуете москвичам?  

— Берегитесь меланомы. Советы в принципе известны: ни в коем случае нельзя жариться на солнце после 12 часов дня. Солнечные ванны принимать с осторожностью: начинать с 10—15 минут и всего не более часа в день. Наиболее опасное время года — вторая половина мая, июнь и первая половина июля — самое активное солнце. Перед поездкой на юг обязательно проконсультироваться у онколога или хотя бы просто пройти осмотр молочной железы и щитовидки. На юге обостряются все болезни, даже язва желудка.  

…Увы, новые отечественные медицинские технологии пока не в почете у родного государства. Микрохирургия, фотодинамическая терапия, выращивание новых органов из стволовых клеток, применение информационных, нанотехнологий и робототехники… Об этом за кольцевой дорогой, пожалуй, и врачи-то имеют слабое представление. К примеру, эффективнейшая микрохирургия, позволяющая сохранять пораженные опухолью органы и уже более 10 лет с успехом применяемая продвинутыми хирургами, используется пока лишь в 10 из 150 российских онкодиспансеров. Хотя рак остается самым опасным врагом человечества.

Кстати  

Методом внутритканевой гипертермии уже сделано около тысячи операций. Методика быстро разлетелась по России — ее применяют в онкостационарах Санкт-Петербурга, Самары, Екатеринбурга, Челябинска, самая дальняя точка — Иркутск. Только в Институте им. Герцена сделано около 200 таких операций.