Неподъемный “Груз 200”

Исполнитель роли маньяка в скандальном фильме Алексея Балабанова сам умер страшной смертью

16.02.2010 в 15:59, просмотров: 49007
Неподъемный “Груз 200”
Одну из своих последних ролей Алексей Полуян сыграл, будучи неизлечимо больным.
Летом 2007 года на экраны страны вышел фильм Алексея Балабанова “Груз 200”. Роль милиционера-маньяка Журова досталась питерскому актеру Алексею Полуяну.  

Через два с лишним года, 8 января 2010-го, Полуяна не стало. Ему было 44 года. Груз страшной роли оказался ему не по силам.
Сегодня — 40 дней...  

Похоронили актера лишь на 10-й день после смерти. Подробности его ухода до сих пор оставались тайной для прессы.  

“МК” провел собственное расследование и выяснил, кто свел в могилу исполнителя главной роли в шокирующем фильме.

— …Почему Лешку хоронили так поздно, на десятый день? Так выходные были. Морг за новогодние праздники переполнен. К патологоанатому в очередь записывались, чтобы произвести вскрытие, — оправдывается гражданская супруга покойного Елена. — Схоронили Лешку на деревенском кладбище. Местечко выбрали крайнее — тихое и незаметное. Он там в песочке лежит, как под одеялком. Жаль, никто из актеров и родных мужа так и не приехал проститься с ним… А ведь Лешенька, пока был жив, до последнего ждал…


Безымянная могила звезды “Груза-200” Алексея Полуяна и впрямь как будто специально спрятана от посторонних глаз в глухом лесу. И о том, что здесь похоронен культовый актер, ничто не напоминает.

Дурная наследственность

В кино Полуян попал случайно. На улице к Алексею подошла странная, как ему показалось, женщина: “Хочешь сниматься в кино?”  

Случайной встречей он был обязан режиссеру Динаре Асановой.  

В 1983 году 18-летний Полуян дебютировал в картине “Пацаны”.  

“Судьба подкинула мне шанс — я вцепился в него мертвой хваткой”, — повторял актер в редких интервью.  

Прав был Полуян. Об актерской карьере мальчик с рабочей окраины Ленинграда не мог и мечтать. После школы Алексей поступил в ПТУ, получил профессию повара 3-го разряда. Ну какие его ждали перспективы?  

После выхода на экраны фильма “Пацаны” о Полуяне заговорили как о восходящей звезде отечественного кинематографа. Лучшие режиссеры страны приглашали его на эпизодические, но яркие роли.  

Также Полуян был задействован в театре. Сначала трудился в ленинградском театре абсурда, потом перешел в театр реального искусства. И везде молодого актера сопровождал успех.  

— Полуян был веселым, талантливым парнем и потрясающим комедийным актером, — рассказывает близкий друг покойного Дмитрий Бациев. — А еще он писал картины, здорово танцевал, играл на гитаре, причем сам сочинял стихи и музыку. Однажды мы с ним рванули в Бремен. На улицах города Полуян исполнял песни Высоцкого. За три месяца пребывания в Германии мы прославились на всю страну — про нас писали местные газеты, нас приглашали на радио.  

Фильмография Полуяна насчитывает более двадцати фильмов. Среди них — “Особенности национальной охоты”, “Брат”, “Улицы разбитых фонарей”. Из последних — “Господа офицеры”, “Однажды в провинции”, “Морфий”. Мало кому известно, что Полуян озвучивал Виктора Сухорукова в фильме “Брат” и “Брат-2”.  

— Работа на “Ленфильме” приносила Полуяну неплохой доход, — продолжает Бациев. — Правда, деньги у него не задерживались — не умел ими распоряжаться. А подсказать было некому. Его мать сильно пила, умерла в 36 лет от цирроза печени. Отец трудился мясником, тоже был большой любитель выпить. В какой-то момент подсел на стакан и Леша. В итоге продал просторную квартиру, которая досталась в наследство от матери. Переезжал с квартиры на квартиру. С каждым разом жилье становилось все хуже и хуже. В конце концов они с папашей оказались вдвоем в комнате в коммуналке.  

“Бедность — не порок”, — не унывал Полуян. И продолжал жить на широкую ногу, благо деньги иногда водились. Если веселился, то до упаду, если пил — то до победного конца.  

Все рухнуло в один момент.

“Полуян приходил ко мне без копейки денег и просил пожрать”

“Груз 200” сломал мою жизнь”, — философствовал позже Полуян. Но менять что-то было поздно.  

— Как только Полуяна утвердили на роль маньяка, он неожиданно загремел в больницу с грыжей, — вспоминает Бациев. — Операция прошла неудачно. Его изрубленные органы зашили так, что он стал походить на беременную женщину. Сам Полуян не переставал шутить по этому поводу: “Мои внутренние органы нарубили, как салат оливье”. Операция дала осложнения. Вскоре он снова оказался на больничной койке, уже с панкреатитом. После очередной операции врачи списали Лешку “в расход”. Вопреки прогнозам отечественной медицины Полуян все-таки выжил. И, наверное, пожил бы еще, если бы не выпивал. Но проблема в том, что пить умеренно он не мог.  

Роль капитана Журова в “Грузе 200” стала первой социально жесткой ролью в биографии Полуяна. Алексей дал согласие на съемки, потому как устал от комедийных персонажей. “Надоело веселиться”, — откровенничал Полуян с друзьями. Его слова оказались пророческими. Веселье закончилось в один миг.    

— Мы ведь помним Лешку совсем другим — балагуром, любимчиком женщин! — добавляет жена Бациева Людмила. — Видели бы вы, какие девушки его окружали!
В актерских кругах Полуян и впрямь прослыл дамским угодником. За плечами актера — два брака. От каждого осталось по ребенку. Старшей дочери Алине уже 25 лет, младшей — 19.  

— С первой женой Полуян разошелся быстро, — продолжает Людмила. — Пару раз мы видели эту скандальную особу в театре. Она приходила на репетиции и закатывала супругу истерики по поводу невыплаченных алиментов. Но выбить из Лешки деньги ей так и не удалось. Не потому, что он был жадным, просто в день ее прихода у него всегда был пустой карман.  

Второй женой Полуяна стала Полина, дочь знаменитого актера Алексея Петренко. Этот брак тоже распался. А бывшая супруга с дочерью перебралась на ПМЖ в Германию.  

Незадолго до съемок “Груза 200” Полуян сошелся с соседкой по коммунальной квартире Еленой.  

— Лена досталась Леше в наследство от его папаши — она была любовницей старика. Отец Полуяна в последние годы сильно сдал, вот Елена и дохаживала его. А как доходила, по наследству перешла от отца к сыну, как красное знамя… — вспоминают друзья актера. — Любви между Лешкой и Леной никакой не было. Полуян к тому времени стал практически инвалидом. С Леной сошелся потому, что ему требовалась нянька. А когда он выпивал роковую стопку, ему становилось все равно, кто ляжет с ним в постель. Лена же преследовала корыстные цели — одна поднимала троих детей, ее мужа по пьянке забили. А Лешка тогда еще худо-бедно снимался, деньги зарабатывал.  

Об этой женщине известно немного. Говорят, актер даже паспорта своей сожительницы ни разу не видел. Общие знакомые утверждают, что дама дважды сидела в тюрьме за мошенничество.  

— Пока они жили в городе, Лешка частенько заглядывал ко мне. Еле-еле доползал пешком до моего дома — денег не мог наскрести даже на метро, — рассказывает Дмитрий Бациев. — Просил пожрать и приютить на несколько дней. Жаловался, что больше не может жить с этой стервой — так прямо и говорил. Я же редко гостил у него дома. Однажды пришел на его день рождения. Застал Лену, которая бухала с какими-то гопниками, а рядом на кровати лежал Леха. Подобная ситуация повторялась не раз. Время от времени к Полуяну заглядывали приятели с “Ленфильма”. Но застать Леху трезвым им не удавалось.  

К тому времени фильм “Груз 200” уже вовсю обсуждали кинокритики, а телефон Полуяна разрывался от предложений питерских режиссеров. Правда, о тяжелом недуге актера никто не догадывался.  

— Полуян никогда не обсуждал со мной “Груз 200”. Хотя мы вместе ходили на премьеру. Во время просмотра он не обронил ни слова. Мне тоже было нечего сказать, настолько я был шокирован, — рассказывает Дмитрий Бациев. — А потом мы сидели у меня на кухне, и моя жена начала расспрашивать Лешу, как проходили съемки. Полуян только вздохнул: “Намучился сильно”. И попросил сменить тему. Больше об этом фильме мы никогда не говорили. Я знаю, что в Питере его несколько раз жестоко избивали на улице — узнавали в нем мента-садиста.  

После “Груза 200” Полуян снялся еще в нескольких картинах. С последних съемок, где ему досталась роль водителя труповозки, его увезли в больницу с очередным приступом.  

В августе прошлого года Алексей перебрался за город со своей гражданской женой. Никаких координат своего нового местожительства актер не оставил ни родным, ни друзьям.  

— Он связался со мной только в середине декабря. Говорил, что в деревне его все любят, живет там, как король, купается в лучах славы, — вспоминает собеседник. — Жаловался лишь, что старых друзей ему не хватает. А в конце разговора обронил фразу: “Я до Нового года доживу, а дальше не знаю…”.

“Мы с дочерью стояли и смотрели, как Леша бьется в предсмертных судорогах”

250 км от Санкт-Петербурга. Деревня Яровщина — настоящий медвежий угол. Несколько трехэтажных бараков. Десяток покосившихся хат. Пейзажи совсем как в “Грузе 200”. Пахнет безысходностью и тоской. Идеальное место для смерти.  

Полуян с Еленой поселились в однокомнатной квартире на первом этаже. Отсыревшие полы, прогнившие стены, отопления нет с начала зимы, по квартире гуляет сквозняк. Комната героя картины капитана Журова — точная копия той, в которой коротал последние дни Полуян. Только мух не хватает. И трупов.  

— С этой кровати Лешка не вставал последние месяцы, — вздыхает хозяйка квартиры Елена.  

Проваленная тахта застелена несвежим покрывалом. Рядом табурет. Здесь же пепельница, заполненная окурками, банка с водой. На столе стакан, накрытый хлебом. Рядом фотография Полуяна, вернее, капитана Журова — в милицейской фуражке, с погонами. Почему именно карточку из фильма “Груз 200” выбрала женщина для поминального стола? Как будто вынесла приговор.  

— Мы ведь думали, Леша на свежем воздухе здоровье свое поправит, а вышло только хуже, — начала беседу Елена. — В ноябре у него отнялись ноги, он уже не мог самостоятельно передвигаться. От скуки мы вместе пересматривали фильмы с его участием. Его любимый — “Господа офицеры”.  

Новый год Полуян с гражданской супругой отмечали несколько дней. На самогоне дотянули до Рождества. А 8 января кончились праздники.  

Вот что поведал нам фельдшер “скорой помощи” поселка Алеховщина: “Полуян умер от голода, жрать в доме было нечего. Бригаду “скорой помощи” вызвали слишком поздно. Мы уже были бессильны спасти мужчину. Застали его предсмертные судороги, рядом стояла пьяная жена и такие же нетрезвые друзья актера”. Позже патологоанатом написал заключение о смерти. Среди целого букета болезней у Полуяна обнаружили туберкулез костей, рак, перитонит поджелудочной железы, крайнюю степень истощения.  

— Он бы все равно умер. Еще в Питере медики вынесли Леше приговор — цирроз печени, почечная недостаточность, — добавляет Елена. — Сам Лешка часто повторял: “Устал жить. Хочу, чтобы быстрее все закончилось”. Несчастье случилось в один момент. Его стало тошнить, кровь пошла горлом, рванула печень, потом его разбил инсульт, и наступила клиническая смерть — сердце еще билось, но он уже нас не слышал. Тогда я вызвала врачей. Помню, мы с младшей дочерью стояли и ждали, пока его душа расстанется с телом.  

Историю своего знакомства с актером женщина пересказывает вкратце.  

— Я комнату снимала у подружки. В этой же квартире жил отец Полуяна, за которым я ухаживала, пока Леша был на съемках. Дед не мог передвигаться, так я его в ванную на руках носила, извините, попу мыла. Отец Полуяна все плакал: “Молодая тетка ноги мне моет”. А как Лешка в больницу угодил, я стала и за ним присматривать. Ведь они никому не были нужны. Когда папа Алексея умер, нам даже хоронить его было не на что. Ребята с “Ленфильма” выручили. Старика мы хоронили вдвоем — я и Полуян. Внучки на кладбище не приехали.  

Спрашиваю, не жалел ли Алексей, что снялся в “Грузе 200”.  

— Он часто бубнил: мол, плохую роль сыграл, вот и поплатился. Я сама пребывала в ужасе после просмотра картины, не могла поверить, что на экране мой Лешка! После съемок у него случился нервный срыв. Еле-еле в себя пришел. Думала, в психушку загремит. На самом деле он добрый был, наивный, как ребенок. После “Груза” ему стали звонить режиссеры. Полуян строил грандиозные планы — думал, появятся деньги, заживем по-человечески. Не сложилось. Леша ведь снимался тяжело больным человеком. С каждым месяцем болезнь прогрессировала. На съемках “Груза 200” он ходил в корсете, который поддерживал его здоровое пузо. Дело в том, что после одной из операций ему не стали зашивать живот, клеили на медицинский клей. Надо было постоянно следить за швом — чистить рану, тампоны менять. Лешка запустил это дело, пошло заражение. А знаете, почему мы в такую глушь перебрались? Как только Полуяну стало совсем плохо, им перестали интересоваться не только коллеги, но даже близкие люди. Так что оставаться в городе нам не имело смысла.

“Никто из друзей и близких не приехал на похороны”

Зато на Яровщине Алексея Полуяна уважали. Прозвище придумали — Артист. Правда, поначалу фамилия актера деревенским жителям показалась незнакомой. Исправила положение Елена. Всучила соседям убойную картину Балабанова “Груз 200”. С тех пор каждое застолье на Яровщине начиналось со слов: “Правдивое кино, про нашу жизнь!”.  

— Местных из квартиры было не выгнать, — продолжает Елена. — Соседи ругались. Но я их успокаивала: “Человеку скучно, он привык к вниманию”. Однажды я оставила Лешу на две недели, он тогда еще кое-как шлепал, но на улицу не выходил. Так ребята продукты ему приносили, на руках до туалета носили. Вот что значит настоящие друзья! Они и могилку ему рыли собственными руками в 30-градусные морозы — хоронить-то было не на что. В общем, молодцы мальчики, проводили актера достойно. И меня до сих пор не оставляют.  

Пока мы беседовали, в квартиру вошли трое молодых людей. В руках авоськи с бутылками. Лица помятые, в зубах папироска: “Помянуть бы Алексея…”
 
— Вот эти мальчики постоянно с нами были, — кивает собеседница в сторону дорогих гостей. — Мы ведь с Лешей даже дверь не запирали. Чужие здесь не ходили. Да и брать у нас нечего.  

— Пускай бы кто попробовал, — бьет себя грудь один из парней.  

— Видите, чужие люди о Лешке заботились больше, чем родные дети, — сокрушается Елена. — Две дочери Полуяна даже не вспоминали об отце. Леша мою 8-летнюю Настеньку доченькой называл. Она ему и чай подавала, и на бок переворачивала, чтобы пролежней не было, и массаж ему делала — то ножку помнет, то спинку потрет. Он ведь криком кричал от болей! А родной дочери Алексея Алине я как-то намекнула, чтобы позвонила отцу, поинтересовалась здоровьем. Ни ответа, ни привета. Зато когда фильм с его участием вышел, Алина тут как тут: “Папка, дай билетик”. Любила она пиариться за счет отца. А когда Лешу вызвали на пробы в Москву, он попросил ее одолжить 5 тысяч рублей на поездку, так Алина наотрез отказала.  

В свою очередь, родственники Полуяна винят в скорой смерти актера именно Елену. Также корят ее в том, что женщина не исполнила последнюю волю Полуяна — не дала похоронить его рядом с родителями на питерском кладбище.  

— Откуда они знали последнюю волю Лешки? — срывается Елена. — Он был моим, ухаживала за ними я, сидела с ним я. Кто они такие, чтобы решать за меня? Никто не знает, как мы здесь жили. Никто в деревню ни разу не приехал. А мы ведь буквально нищенствовали. Доченьку свою я оформила как из неимущей семьи, чтобы ее в школе подкармливали. Никто из близких Полуяна не явился на похороны. Спохватились, когда пресса стала интересоваться актером.

Криминальный роман

Я уезжала от Елены со смешанными чувствами. Может, и впрямь любила она его? Перед моим отъездом даже слезу обронила: “До сих пор не могу прийти в себя. Как без Лешеньки теперь жить…”  

Однако позже выяснилось, что женщина целенаправленно увезла актера в деревню, чтобы ускорить его смерть.  

— Дело в том, что Елена мотала срок за квартирные махинации, — поведали нам знакомые Полуяна. — Она вовремя смекнула, что со знаменитого актера можно многое поиметь. Вот и втерлась в доверие сначала к отцу, а затем к сыну. Все ждала их смерти, чтобы получить комнату в центре Питера. Но рядом маячили дочери Полуяна, которые пытались огородить отца от общения с этой женщиной. Они-то и мешали Елене осуществить план. Ведь обе дочери Полуяна — старшая Алина и младшая Настя — помогали отцу как могли. Настя с матерью из Германии высылали ему крупные суммы денег на лекарства, Алина постоянно держала руку на пульсе — беспокоилась о состоянии отца. Но бороться с сожительницей Алексея им оказалось не по силам. Лена целенаправленно спаивала Алексея. И как видите, ей удалось уговорить Полуяна поменять комнату в городе на убогое жилье в деревне. Оставшиеся деньги она прикарманила. После чего сменила все телефоны, чтобы до Полуяна не могли дозвониться. Она вытянула с него все, что могла. И он стал ей не нужен. Поэтому его смерть была ей выгодна.  

По словам собеседника, Елена и впрямь обобрала Полуяна до нитки. Например, за работу в “Грузе 200” актер получил порядка 500 тысяч рублей. Лена забрала весь гонорар до копейки и исчезла. Несколько месяцев Полуян перебивался с хлеба на воду. Но позвонить друзьям стеснялся. Когда есть стало совсем нечего, он связался с дочерью Алиной: “Малыш, мне нечего кушать, Лена опять пропала со всей моей выручкой”.  

— Но вскоре Лена объявилась. И все началось сначала, — вспоминает старшая дочь актера Алина. — Однажды папа сказал мне: “Малыш, Лена просит деньги на аборт — 30 тысяч рублей”. И такие истории с выманиванием денег повторялись регулярно. Мы с Настей постоянно были на связи, решали, как спасти отца. Я пыталась вытащить отца из этой дыры, просила не общаться с Леной, предлагала перебраться ко мне. Но ему было проще жить с ней, потому что она позволяла ему выпивать.

 Лишь однажды он попросил у меня серьезной помощи. Лена тогда в очередной раз пропала с его гонораром. Я неделю сидела около отца, вызвала наркологов, ему ставили капельницы. Но вскоре пришла Лена с бутылкой. Он не мог ее прогнать. Мне пришлось покинуть квартиру. Воевать с этой женщиной оказалось бесполезно.  

О смерти отца Алина узнала через три дня после его кончины.  

— Твой папа умер, — сообщила ей по телефону Елена. — Если хотите забрать тело, платите мне 30 тысяч рублей. Иначе я похороню его здесь.
Несколько дней Лена торговалась с родными Полуяна за тело актера.  

— В какой-то момент я решила оставить эту ситуацию. Человека уже не вернешь, а тревожить его душу нехорошо, — говорит Алина. — Сейчас у меня нет моральных сил туда ехать. Но я обязательно проведаю папу. Младшая дочь Полуяна, Настя, должна скоро приехать. Кстати, на днях папа мне приснился. Отец выглядел худым, изможденным. И он мне сказал: “Малыш, ну что мне было делать — это оказался мой единственный выход…”.  

Вот уже около полугода близ деревни Яровщина идут съемки исторической саги. В картине задействованы бывшие друзья Полуяна.
До могилы актера никто из них так и не добрался…


Санкт-Петербург — дер. Яровщина — Москва.

СПРАВКА "МК"

“Груз 200” — жесткая гипертрофированная драма о нравах провинциального города. До последнего момента выход фильма на широкие экраны оставался под вопросом. Прокат все же начался 14 июня 2007 года. Однако во многих кинотеатрах после нескольких дней проката был снят.  

Фильм вызвал споры еще на стадии подготовки к съемкам. Многие актеры, прочитав сценарий, отказались от участия в картине. Евгений Миронов не принял предложение режиссера сыграть маньяка Журова, отказался от роли и Сергей Маковецкий.  

В 2007 году картина получила приз гильдии российских кинокритиков на кинофестивале “Кинотавр”. В 2008 году — награждена национальной премией кинокритики и кинопрессы “Белый слон” за лучшую картину 2007 года. 4 февраля 2008 года — лента стала призером Роттердамского кинофестиваля.

Отрывок из последнего интервью актера специальному корреспонденту “МК” Наталье ЧЕРНЫХ:

— Я — большой романтик и могу “отмочить” что-то. К примеру, заканчиваются деньги, долго-долго молчу, а потом — раз! — подарю жене дорогой подарок. Или в ресторан приглашу. Я ради женщин много “подвигов” совершил. Был шебутной парень: мог увезти, украсть, забросать цветами. В юности я легко увлекался дамами. С годами же многое переоценил. Когда-то меня привлекала одна лишь красота, а теперь — понимание и внимание. Те женщины, с которыми расстался, меня абсолютно не понимали. Хотя я считаю, что простой как пять копеек.  

— Вам выпало жить в непростое время. В перестройку. Кино в девяностые умерло. Чем зарабатывали на жизнь?  

— А чем придется. И в магазине грузчиком был, работал несколько лет в храме в Оптиной Пустыни поваром. Я же окончил кулинарные курсы, получил третий разряд, до храма четыре года трудился в ресторане у Финляндского вокзала. Так что готовить умею. Не скрою, у меня были тяжелые времена. Голодные и холодные. Когда денег не было не месяц, а год, два… У меня такая профессия: сейчас ты востребован, а завтра — нет.  

— Как себя утешали в отчаянии?  

— Я неисправимый оптимист. Всегда думаю, что в жизни будет только хорошее. Меня спасала и вера. Я православный человек. Не скрою, разные периоды случались. И очень серьезные моменты, связанные с алкоголем, были. Пил я в основном от безнадеги. Но сейчас практически не употребляю. Так, пивом иногда побалуюсь. По молодости-то на здоровье это не сказывалось, а сейчас себя берегу. Мне в жизни повезло, у меня есть друзья, которые поддерживали в трудный момент. С актерами ведь часто случается, что нужен ты людям только тогда, когда приходят роли, деньги, признание. А мне помогли ленфильмовцы, и моя супруга не бросила. Это дорогого стоит. Моих самых лучших друзей уже нет в живых. Это актеры, мы вместе работали в ленинградском театре абсурда. Сережа Рязанцев и Игорь Черносов. И еще у меня есть хороший друг Дима (“Дуче”) Бациев. Он музыкант.  

— А вы на гитаре в часы досуга продолжаете играть?  

— Сейчас редко. Больше новинки кино смотрю, от экрана меня не оторвать. Я домашний человек. И в свой выходной день предпочитаю позаниматься с детьми, посмотреть что-то, почитать. Люблю детективы, классику. Сейчас вот со зрением проблемы, поэтому меньше книг “проглатываю”. А в компании и на презентации не хожу. Не мое это.  

— Многие актеры счастье меряют реализацией в профессии. Разделяете?  

— У меня другие взгляды. Во-первых, должна быть своя, настоящая жизнь. Тогда и профессия нормально пойдет. Если человек себя отлично чувствует, знает, что любим, у него все получается. Семья для меня на первом месте. Но и без кино я жить не могу. Даже не знаю, что бы я делал, если не снимался. Вот тогда, наверное, счел бы свою судьбу неудачной. Хотя, если честно, я стесняюсь смотреть фильмы, в которых работал. Все время есть неудовлетворенность собой. Мне больше нравятся картины, где я совсем молоденький. А сейчас смотрю на экран и грущу. Но не сдаюсь: будет здоровье, сделаю еще что-нибудь интересненькое.  

— Когда вы слышите в очередной раз фразу “Камера, мотор!”, то…  

— То у меня мандраж. Я все время боюсь подвести, переживаю за текст. И за двадцать лет в кино ничего не изменилось. Каждый раз на площадке — как впервые. Для меня даже процесс проб серьезное испытание. Очень трепетно к ним отношусь. Это по юности все давалось легко — озвучивал с первого раза. Теперь я ответственней стал. Хотя и в облаках витал. У меня всегда были творческие мечты и планы. Жаль, что часть уже неосуществима.  

— Например?  

— Всю жизнь я мечтал сыграть вместе с Владимиром Высоцким и Олегом Далем. Но даже не был с ними знаком. Часто езжу к ним на могилы: оба похоронены на Ваганьковском кладбище. Одна мечта, правда, сбылась — в “Поезде” я познакомился с Арменом Джигарханяном.  

— Если бы вам предложили нарисовать автопортрет, что бы на нем изобразили?  

— Я бы нарисовал пальму. Потому что стараюсь не унывать и из своей жизни сделать праздник.