Китай и США как Сталин и Гитлер: снаряды торговой войны

Кто выйдет победителем

23.12.2018 в 14:32, просмотров: 4417

Нынешний год поначалу обещал стать очередной ступенькой в восхождении Поднебесной к вершинам мечты о великом возрождении китайской нации. Вместо этого 2018-й войдет в летописи как начало периода трудностей и не всегда приятных сюрпризов.

Вытаскивание себя за волосы из трясины «большого скачка» и «великой пролетарской культурной революции» Китай начал ровно 40 лет назад, в декабре 1978 года. На III пленуме ЦК КПК XI созыва была одобрена политика «реформ и открытости», предложенная Дэн Сяопином. Она предусматривала сопряжение плановой социалистической экономики со свободным рынком, но при сохранении верховной власти компартии. Ключевым слагаемым китайского чуда стало стратегическое партнерство Китая с Западом.

Всего через несколько недель после того исторического пленума ЦК, в январе-феврале 1979 года, Дэн Сяопин совершил столь же исторический визит в Соединенные Штаты. Он много говорил о необходимости «общей борьбы против гегемонизма третьих стран», под которым подразумевался Советский Союз. Переход Китая на сторону Запада в соревновании социалистической и капиталистической систем резко менял соотношение сил в мире. Вскоре с Китая были сняты экономические и политические санкции, действовавшие со времен победы коммунистов в 1949 году и Корейской войны (1950–1953). Краткая война с Вьетнамом (февраль–март 1979 года) окончательно развеяла подозрения антикоммунистов и обеспечила Китаю режим наибольшего благоприятствования. Запад предоставил критически важные капиталы и технологии, открыл рынки и начал массовый перевод предприятий на китайскую землю.

Стратегическое партнерство Китая с Западом стало опорой как экономики, так и внешней политики Китая. Возникавшие разногласия Пекину удавалось разрешать за счет небольших уступок — преимущественно в торговле. Поэтому жесткие антикитайские заявления кандидата в президенты, а затем и президента США Дональда Трампа поначалу не приняли всерьез. По традиции был составлен «подарочный набор» контрактов и протоколов о намерениях на сумму свыше 100 миллиардов долларов, с которым Си Цзиньпин в апреле 2017 года и отправился на летнюю дачу Трампа во Флориду. Однако прощальные сладкие улыбки уже вскоре сменились гневными твитами и новыми угрозами. Пекинские аналитики просчитались еще раз, посоветовав руководству продолжить задабривать «варваров» новыми подарками. Во время беспрецедентно дружественного визита Трампа в Пекин в ноябре 2017-го общая стоимость «подарочного набора» превысила 250 миллиардов. Снова добрые слова, крепкие рукопожатия, заверения в личной дружбе. И спустя несколько недель новые требования, обвинения, угрозы…

Думаю, что Си Цзиньпин в известной мере повторил судьбу Сталина накануне нападения Гитлера на Советский Союз. Хозяин Кремля понимал неизбежность столкновения, но пытался его отодвинуть, выиграть время на подготовку. Убеждая окружение и самого себя в прочности взаимовыгодного союза Москва—Берлин, он наращивал объемы торговли, снабжал Германию стратегическим сырьем, запрещал критику дружественного режима и наказывал предвещавших войну паникеров. Тем неожиданнее и тяжелее оказалось пробуждение от иллюзий…

Даже с переходом Белого дома к санкциям и другим открытым формам торговой войны весной 2018 года Пекин не терял веры в возможность откупиться. В Вашингтон отправились могущественные сподвижники председателя Си в ранге министров и членов политбюро ЦК КПК. Были смазаны все механизмы китайского лобби — вплоть до ближайших родственников президента. Воспитанные в американских университетах, связанные с заокеанскими исследовательскими центрами и фондами, ведущие китайские политологи продолжали призывать к достижению компромиссов любой ценой. Сотни тысяч бизнесменов и чиновников, которые держат в американских банках свои благоприобретенные состояния, которые переселили в Нью-Йорк, Сан-Франциско и другие города своих жен, детей и любовниц, рассчитывали на окончание дурного сна и возобновление нормальной жизни. Влиятельные партийные руководители из приморских провинций, ставших мастерскими для американского рынка, наверняка призывали Си Цзиньпина к сдержанности и осмотрительности. Да и сам Си Цзиньпин старался избежать столкновения острием против острия.

К грядущему противостоянию с Америкой он начал готовиться, еще будучи главным претендентом на посты генерального секретаря ЦК КПК, председателя КНР и председателя военного совета (главнокомандующего). После отказа в 2009 году тогдашнего председателя Ху Цзиньтао от предложения президента Барака Обамы создать американо-китайский дуумвират для управления миром было ясно, что двум медведям в одной берлоге не уместиться. Все главные стратегические установки Си Цзиньпина после прихода к власти, по существу, как раз и были нацелены на мобилизацию Поднебесной. Ослабление зависимости от внешних рынков и перенос центра тяжести на обслуживание собственных потребителей — «новая нормальность». Борьба с коррупцией как питательным бульоном для «пятой колонны». Наведение «революционного порядка» в компартии, 90 миллионов членов которой реально контролируют все сферы производственной и духовной жизни страны, включая принадлежащие иностранцам предприятия. Обеспечение безопасного торгово-экономического коридора в Европу, Центральную Азию и Ближний Восток как для экспорта своих товаров, так и получения углеводородов и иного стратегического сырья — инициатива «Пояс и путь». Военная реформа, расширение зоны ответственности с собственной территории на весь мир, строительство новых баз по стратегии выдвинутых рубежей. Укрепление альтернативных международных организаций неподконтрольных Западу — ШОС, Брикс, «сообщество единой судьбы человечества», создание альтернативной финансовой системы. Ускоренное сближение с Россией, в первую очередь в военно-стратегической области.

За 6 лет своего руководства Китаем Си Цзиньпин успел сделать очень много для укрепления нации. Но он, возможно, тоже недооценил не только темпы нарастания конфронтации Америки с Китаем, но и масштабы происходящих перемен. Осознав необратимость глобального усиления Китая, американская элита — как республиканская, так и демократическая — перешла от тактических корректировок политики Пекина к стратегии его сдерживания и даже отбрасывания назад. С некоторым запозданием китайское экспертное сообщество достигло нового консенсуса — речь теперь идет не о торговой войне, а об экзистенциальном конфликте, игре на выбывание. Масштаб надвигающегося противостояния с США и коллективным Западом может напугать кого угодно. В Москве тоже есть деятели, которые не теряют надежды на амнистию и возвращение в круг цивилизованных держав.

Стоит учесть, что никому из китайских руководителей за последние 40 лет не приходилось сталкиваться с внешним вызовом такого уровня. Только Мао Цзэдун в 1960-е годы осмелился пойти против течения и затеял идеологическую пикировку, а затем и полномасштабное противостояние с Советским Союзом. Пекин и Москва оказались на грани ядерной войны. Возникшие из-за этого экономические трудности и внутренние политические противоречия сделали неизбежными «большой скачок» и «культурную революцию». Тогда обошлось миром, но, как признают даже сами китайцы, фантазии «великого кормчего» обрекли страну на «потерянные десятилетия»...

На протяжении 2018 года снаряды торговой войны ложились все ближе. Американские санкции на 36 миллиардов долларов, потом еще 16, еще 200… Ответный огонь китайцев — 50 миллиардов. Обещание Трампа обложить высокими пошлинами вообще весь китайский экспорт, а это целых 600 миллиардов. На этом фоне на излете года состоялась очередная историческая встреча Си Цзиньпина и Трампа в Буэнос-Айресе на саммите «большой двадцатки». Она завершилась довольно обидным для Китая ультиматумом от Трампа — в течение 90 дней выполнить давно известные требования шире открыть рынок, перестать заимствовать технологии и прочее. Китайская сторона подготовила и новый «подарочный набор», существенно превосходящий предыдущие. Но шансов на 90-дневное перемирие и тем более последующий мир совсем немного. Во время десерта с шоколадным тортом во Флориде Трамп невзначай сообщил Си Цзиньпину о намерении нанести удары по Сирии. В Буэнос-Айресе дружеское поедание аргентинского стейка совпало с арестом знаковой фигуры — дочки хозяина электронного концерна «Хуавэй», занимающей пост главного финансового менеджера. Пекинские газеты расценили этот шаг как нарушение только-только начавшегося перемирия…

Начавшееся в 2018-м открытое противостояние Китая и Америки, нарождающейся и уходящей сверхдержав, продлится и в грядущем году. Выдавленную из тюбика пасту обратно не затолкаешь. Америка будет отчаянно пытаться замедлить свой закат, а Китай будет вынужден корректировать свою долгосрочную программу «великого возрождения китайской нации». На все более извилистом пути к этой цели всех нас ждет много интересных событий.