Чемпионат под грифом "страшно"

Кто будет отвечать за безопасность гимнастов в Японии?

13.06.2011 в 17:55, просмотров: 4338

На прошлой неделе базу “Озеро Круглое” посетил японский представитель. Точнее — генеральный секретарь Японской федерации гимнастики. Приехал сказать спасибо россиянам за то, что они будут участвовать в чемпионате мира по спортивной гимнастике в октябре, и заверить, что никакой опасности нет.

Чемпионат под грифом

Решение о том, что Токио не потеряет права проведения чемпионата мира в октябре из-за опасений повышенного радиационного фона в стране, прошло как-то буднично. Оно было принято в мае по итогам заседания совета Международной федерации гимнастики (FIG) в Сан-Хосе. Лаконичными были и объяснения — основанием для переноса может быть лишь наличие медицинских противопоказаний. К тому же FIG не предлагает ехать в место, которое находится в непосредственной близости от “Фукусимы”.

Ехать или не ехать туда сборной России — так вопрос не стоит. Потому что ехать туда мы обязаны: на чемпионате мира в Токио будут разыгрываться путевки на Олимпиаду-2012. Не ехать сборная не может. А ехать — страшно.

Максим Девятовский, например, не скрывает опасений и того, что гимнастам предстоит принять — каждому лично — непростое решение.

— Я лично боюсь и до сих пор не знаю, что мне делать. Разговаривал с ребятами из других стран — не один, оказывается, такой. Японский представитель, конечно, разрисовал ситуацию очень красиво. Нас построили — он подошел с переводчиком, начал рассказывать, как у них все в порядке, хотя буквально за несколько дней все могли прочитать информацию об очередных проблемах на станции.

— Приводил ли представитель Японии конкретные цифры?

— Нет, никаких цифр, говорят, в Сан-Хосе была документация, мнения авторитетные. Сказал, что Россия — единственная страна, куда он приехал: “Вы не бойтесь, мы же все-таки смогли выиграть этот тендер, у нас в Токио все в порядке, и даже если незначительные проблемы будут в самом Токио — а “Фукусима” находится в 250 километрах, — то мы перенесем чемпионат в более отдаленный город”. А я, например, считаю, что это уже все равно, где конкретно выступать. Не поставишь же забор на воздух? Поедешь, а только и будешь думать не о чемпионате мира, а как бы чего не съесть, не выпить, под дождь какой-то не попасть!

— Но все же — какие аргументы в пользу безопасности вы услышали?

— Он говорит: “Посмотрите на нас, у нас же все в порядке! “Я не удержался: “Хотел бы на вас посмотреть через пять-десять лет, это было бы каким-то аргументом”. Да, это чемпионат мира, ставить под угрозу свое здоровье… Для многих, наверное, все же лучше было бы, чтобы страна проведения турнира была другая. Я спросил еще, а почему так принципиально для вас провести этот чемпионат, — у каждого же спортсмена своя психика, ну, боятся люди! Он, конечно, не ответил. Хотя ответ, в общем, понятен — надо наладить экономику в стране, успокоить всех, чтобы перестали бояться.

Но должен здравый смысл возобладать, мне кажется. Да, я боюсь, так и сказал. “Вы все хорошо говорите, много теплых слов, много комплиментов, но почему я должен вам верить? “Мне кажется, нужно все-таки, пока осталось еще время, принять другое решение. Для нас это ловушка — впереди Олимпийские игры. Десять дней — это самое маленькое, надо будет есть их еду, пить воду, дышать этим воздухом. Ну зачем туда вести весь гимнастический мир? Все частицы поднимаются в воздух, он отравлен. Съездил на чемпионат мира: выиграл — не выиграл, попал на Игры, а потом у тебя вся жизнь вывернута. Охота дочку родить, а у тебя не получится. Я его так и спросил: “Вы можете мне дать гарантии, что я смогу потом ребенка родить? “

* * *

Старший тренер женской сборной по спортивной гимнастике Александр Александров считает, что главное на сегодня — достоверная информация.

— Для того чтобы высказывать свою точку зрения, надо точно знать, что там происходит. Если судить по информационным каналам, то настораживают, конечно, какие-то явления: продолжающиеся выбросы и так далее. Это пугает, все-таки у нас вид спорта молодой, особенно девчонки совсем юные, несовершеннолетние. Вот прошла информация о занижении степени угрозы… Но наверняка есть организации, которые определяют вне зависимости от желания самой, например, международной федерации — реально или не реально проводить сейчас в Японии такой чемпионат? Мы все это должны знать официально. Мы не имеем права выставлять себя дураками и, не зная достоверно, начинать бунтовать тогда, когда все остальные говорят или делают вид, что все нормально. Что — бойкотировать? Глупо. Тем более на следующий год и выборы будут, и те же Игры…

— Планируются ли, по сообщениям японской стороны, какие-то дополнительные меры безопасности?

— Они говорят, что и вода и еда будут закрытые. Но на чемпионатах мира не бывает специальных ресторанов. Здесь кто как хочет, так и питается, нет жестких точек. Соревнования большие, у каждой команды свое расписание. Конечно, они могут и это организовать, но все равно будет мучить вопрос: а нормально ли все? Боязнь остается, это естественно. Не знаю, почему международная федерация не могла попросить соответствующие структуры провести проверку: замеры на сегодня, например, и через два месяца. Допускаю, что, может, это и делается — но нам никто не говорит.

— А допускаете ли вы, что кто-то из родителей гимнасток просто в приказном порядке запретит им ехать в Японию?

— Родители могут все. Кстати, на этом спекулировали американцы, когда первыми заявили о том, что не хотят участвовать в японском чемпионате. А потом — раз, и перешли в другой лагерь. Из-за чего многие страны пересмотрели свои решения.

— Когда американцы внезапно меняют решения, в первую очередь приходит объяснение в финансовой заинтересованности…

— Могут работать и гимнастические связи. Вот смотрите: если бы Россия, например, принимала чемпионат — наша мужская команда может соревноваться с американцами, а в домашних стенах появляются дополнительные шансы. Если дело происходит в Японии, то у американцев появляется больше шансов. Женская команда — с нашими потерями, я имею в виду травмы лидеров, американки сегодня могут быть сильнее. В России у нас опять-таки появляется больше шансов, в Японии — меньше. Насколько это влияет? Сложно сказать. Одно могу сказать еще раз: хочется получить достоверную информацию.

* * *

“МК” обратился в Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА) с вопросом: держит ли ведомство под контролем ситуацию в Японии и знает ли о сомнениях спортсменов? Вот как прокомментировала ситуацию начальник отдела по взаимодействию со СМИ и связям с общественностью Светлана Марченко:

— С 7 по 22 апреля наши специалисты ездили в Токио, и именно после их оценки ситуации МИД снял ограничения на въезд в Японию. Были проведены измерения уровня радиации в воздухе, питьевой воде, различных помещениях нашего посольства, также были обследованы около 300 человек. Прошли проверку и более сорока машин посольства — из тех, что выезжали в приграничные районы. Радиационный фон находился в пределах нормы. Естественно, это не касалось зоны отчуждения.

— Ситуация может меняться, будут ли ваши специалисты работать в Токио в ближайшее время? Вот, можно считать, от гимнастов поступил запрос.

— Не может же эксперт просто так приехать в страну, чтобы сделать там какие-то замеры? Группа наших экспертов работала по поручению правительства. Если будет новое поручение, эксперты будут работать. Но постоянно находиться в Токио, чтобы мониторить ситуацию, мы не можем. А вообще поручения может дать либо Министерство здравоохранения, либо непосредственно правительство.

— А Министерство спорта?

— Мы ему не подчиняемся. Министерство спорта может выйти с обращением к Министерству здравоохранения.