Исинбаева уходит и не обещает вернуться

Что еще вы не знаете про Елену Исинбаеву?

24.07.2013 в 13:59, просмотров: 3653

Чемпионат России по легкой атлетике в Лужниках, на котором Елена могла и не появляться, поскольку тренерский совет готов был ее на домашнем старте и не проверять, принес ей золотую медаль с результатом 4,75. И слова о том, что через две недели в этих же Лужниках битва за золото может пойти и на высоте 5 метров – столь роскошен сектор. «Ветра нет, а для нас это самое главное».

Исинбаева уходит и не обещает вернуться
фото: Геннадий Черкасов

Еще – очередное предупреждение: «Это мои последние старты: чемпионат России и мир». И совет молодым коллегам: «Дальше давайте сами, и чтобы никому победную традицию не отдавали, ни американкам, никому!».

Еще - обещание ближайшего декрета. И даже – чего только мы знаем теперь про Исинбаеву? - что женская природа на стартах иногда прорывается совсем не вовремя. Готова-то была прыгать на лучший результат сезона в мире, да вот уж, бывает…

Накануне чемпионата мира «МК» предлагает вспомнить многое из того, о чем говорила Елена Исинбаева за годы блистательной карьеры. После ЧМ она уходит. Навсегда или на время – вопрос открытый.

- А что оставалось делать, как не браться за шест? Я все-таки действительно, как и предвидели тренеры, выросла. И стала той самой «дылдой». До этого - максимум, чего я достигла на гимнастических стартах, – это выиграла чемпионат России среди детей, наверное, десяти лет. Честно говоря, возраст не помню, но это было в Новомосковске и мне еще подарили маленькую такую куклу. Знаете, как говорили потом гимнастические тренеры, «она честно выполнила нормативы мастера спорта, но природные данные, которые столь пригодились затем в шесте, в гимнастике ей помешали».

- Мне было пятнадцать лет, и, понимая, что со спортом я закончить еще не готова, а в гимнастике мне делать-то уже и нечего, тренер Лисовой просто предложил: «Лен, есть такой вид спорта – прыжки с шестом, женщины, в принципе, только начинают этот вид, он молодой - с 94-го года. Может, попробуешь? Если не понравится – то, пожалуйста, выбор за тобой: можешь возвращаться, можешь заканчивать, мы тебя не выгоним, конечно, только… А вдруг понравится?». Я растерялась сначала. Пятнадцать лет - такой возраст, мальчики уже смотрят, а я тут с палкой бегать буду… Растерялась и взъерепенилась: «Какой шест, не нужен он мне, я буду в гимнастике, все тут так красиво, с носочка, знакомо, любимо…».

Но – выбор-то все равно делать надо. Прихожу в манеж – и первое, что понимаю, не смейтесь: что в нашей группе – одни мальчики. Все мальчики и одна девочка, думаю, уже не плохо, уже подходит… А дальше я попробовала прыгать. И все вдруг совпало. Тренер хороший, прыжки складывались сразу как-то – вот она, гимнастическая подготовка, и все совсем уже понравилось. А еще - что очень важно было - для легкой атлетики я была все еще ребенком. Для гимнастики – уже взрослая. А здесь – дите совсем. В общем, вот так и получилось, что уже в 98-м году выиграла Всемирные юношеские Игры – взяла высоту 4,10. Никто, наверное, и не ожидал – это были всего лишь третьи мои соревнования по легкой атлетике. Стою на пьедестале, помню, в потрясении: «Ничего себе, я выиграла Олимпийские Игры!». Ведь для подростков этот старт именно так выглядит. Да, так после десяти лет в гимнастике и спустя полгода в легкой атлетике на заложенных навыках я и прыгнула в новую жизнь.

- Когда-то мой тренер пристрастил меня к чтению романов Валентина Пикуля. Посоветовал, видно, понял, что меня надо в какую-то неожиданную для меня сторону направить, а то я раньше только и утыкалась - любовь, любовь… Вот - начала читать. Безумно интересно, всегда увлекательно - я, например, никогда не думала, что можно так захватывающе писать про морской флот. Или что к кораблям можно относиться, как к живым. Пикуль - это всегда переплетение чувств, присущих нам всем. Я часто плачу в конце его книг. Но и нахожу подтверждение тому, с чем сталкиваюсь в жизни: нельзя предавать семью, близких, тех, кому ты небезразличен. Предаешь - значит, познаешь нищету, во всех смыслах этого безрадостного слова: духовном, материальном, итоговом ...

- Ой, ну, что вы, я не буду Исинбаевой, если вдруг сдамся. Мои цели еще не достигнуты, я не считаю, что добилась всего, чего могу (а глобальная цель, о которой Лена не раз говорила – это тридцать шесть рекордов – ред.), поэтому пока еще я буду вас радовать. И рекорды еще будут. Как иначе? Это ведь все равно, что ты ел черную икру, а тебе дали потом сухого черного хлеба: на, пожуй…

- Молитва? Зачем вам ее знать? Ведь это всего лишь слова, которые помогают именно мне обрести энергию. Каждый может найти себе такие слова, которые помогут заряжаться только ему.

- Честно? Самый запоминающийся спектакль последнего года, в главной роли Елена Исинбаева - это чемпионат мира в Берлине. Все 70 тысяч зрителей получили удовольствие. Никто не остался равнодушным. Я часто говорю, что в момент выступления чувствую себя актрисой. Это моя толпа вокруг и мои зрители, которые пришли смотреть исключительно на меня. Я – главная героиня, которая внешне выглядит спокойна. А что внутри творится, передать не могу. У меня там все бурлит, все трясется, я стараюсь себя сдерживать, не показывать эмоций. Спектакль в Берлине, видимо, был нужен. Но повторять на "бис" не хочется.

- К счастью, сегодня много стали говорить о детском спорте. Это здорово. Потому что зачастую грустно смотреть на то, что далеко не все секции доступны для детей. А я, например, уверена, что занятия базовыми (олимпийскими) видами спорта в регионах для детей должны быть бесплатными. Спорт не может быть дорогим, «нормальные» родители не могут это потянуть, а богатым, возможно, это и не надо. Ведь, посмотрите, все выдающиеся российские спортсмены вышли, в основном, из небогатых семей. И в свое время имели возможность заниматься спортом бесплатно. А сейчас спорт все больше становится коммерческим, то есть дорогим удовольствием. У нас была бесплатная секция спортивной гимнастики, где я начинала. Да, зал был «худенький», бревнышки обшарпанные, но никто с меня денег не требовал. Легкая атлетика, в которую я попала после гимнастики, - тоже не потребовала от мамы с папой вложений. Нужно вернуться к равным возможностям для тех, кто сам хочет стать «вложением» в большой спорт.

- Как проиграла в Берлине? Я истратила одну попытку, просто глупо споткнувшись – заплелась нога. Кто там со стороны шаманил? Во второй попытке что-то у меня с левой рукой не получилось. Опять какая-то сила вмешалась. Когда после третьей планка упала, я не поверила. Но, наверное, мне свыше сказали: вот тебе поражение, ты проанализируй, а то слишком крутая.

- Меня часто спрашивают: а где вы находите стимул для выступлений - столько, мол, побед за спиной… Я отвечаю: знаете, что мне друзья говорят? "Когда ты появляешься в телевизоре, мы просто радуемся, мы смотрим, как ты летаешь". Ради этого я готова прыгать и дальше, и выше. Это очень сильная мотивация. И это счастье, что она есть. Интересно, а какая мотивация, например, у Пугачевой? Хотя, наверное, сколько людям ни объясняй такие вещи – все равно не объяснить. Пугачева есть, она поет, и это тоже счастье. Я люблю петь: караоке - среди своих. Может, и могла бы пару песен записать, почему не попробовать? Друзья на отсутствие у меня голоса и слуха пока не жаловались. Хотя пою я, когда уже сидим обычно не первый час, так что все уже расслабленные…

-За свой внешний вид я благодарна Евгению Васильевичу Трофимову, он со мной, как с дитем возится, родителям, вообще тому, что вернулась в Волгоград. Ну, и самое главное, мой друг, я не буду называть его имени, который, как говорится, просто спас мне жизнь. Иначе меня бы тут вообще не было. Так что радуйтесь, что я тут стою перед вами, пусть и с шестым местом (после чемпионата мира в Тэгу – ред.). Но я, если честно сказать, не ожидала, что сегодня продую. Так неожиданно, как камнем по башке. Да нет, я вкус прыжка не потеряла, наоборот, на этом чемпионате все вспомнила. С 20 числа ничего не ем на ужин, вообще ничего. Впроголодь живу, я так всегда делаю. Все, думала, сейчас взлечу!

- Я уже сказала как-то, что иногда сама себе напоминаю зверя в клетке. Но иначе ведь ничего не добиться. Да и клетки мы выбираем себе сами.

- Дембель? Да. Е-мое. Я, как солдат, о дембеле мечтаю. Мы вроде как люди вольные, а тут, шаг в сторону – стоять! Никто не отпускал. Тут спонсоры, тут соревнования, тут контракты, те-те-те-те, думаешь: ексель-моксель, ни отдохнешь – ни уйдешь.

Я всплакнула немного. От радости. «Евгений Васильевич, все-е-е, говорю, я больше не хочу тренироваться!!! Все кончилось! Ура-ура!». Вот, честно. И я заплакала, потому что был риск огромный вообще остаться без медали. А! У меня была травма - 3,5 сантиметра разорвана мышца бедра на бедра левого. На тренировке получила, перестаралась, видимо. Ни бегать не могла, ни прыгать не могла, подготовиться не могла. Почему я летом не выступала? Исинбаева всегда выступает три-пять стартов летом стабильно. Травма. А что я говорю: «Ну-у, мне надо больше времени подготовиться»? Хотя и дураку понятно, что что-то случилось.

А зачем говорить? Чтобы меня все жалели? Хм. Щас прям. Я вообще не люблю об этом говорить, это с вами разоткровенничалась.

- Победила в Лондоне самая везучая, да. А вы что не видели? Вы хотите сказать, что они прыгают лучше меня? Абсурд. Абсурд.

…А одного мы все-таки не знаем про Елену Исинбаеву: как ей все это удавалось и давалось.