Пенальти с Дасаевым

13 июня великому вратарю исполняется 60 лет

...Когда Ринат Дасаев стал лучшим вратарем мира, мы уже общались с ним накоротке. Праздновали грандиозное событие осенью 88-го в Сокольниках в скромном кафе «Очаг».

13 июня великому вратарю исполняется 60 лет

Футбольный банкет, как обычно, закончился пари. На соседнем стадиончике, куда нас занесло, Ринат неожиданно предложил пробить ему пенальти.

Мои футбольные амбиции тут же дали о себе знать. «Сколько я должен тебе забить, чтобы выиграть?» — спросил я. «Восемь из десяти!» — то ли с юмором, то ли всерьез ответил лучший вратарь мира. «Ну тогда пусть тебе Марадона бьет!» — отшутился я.

Спустя некоторое время шумной и веселой компанией отмечали мое тридцатилетие в малогабаритной кунцевской квартире, где гостей поместилось больше, чем квадратных метров.

Заехал и Ринат со своим другом и коллегой Станиславом Черчесовым. Расходились после застолья далеко за полночь и у подъезда увидели возбужденных соседей со всех двенадцати этажей. «Неужели пожар? Ничего себе подарочек на день рождения», — подумалось в первый момент. Но, к счастью, толпа, как оказалось, терпеливо ожидала до глубокой ночи, когда выйдут футбольные кумиры.

К тому времени популярность Дасаева была на пике. «От Москвы до Гималаев — лучше всех Ринат Дасаев», — восторженно разносилось по всему Советскому Союзу.

Станислав Черчесов в те времена рассказывал мне про свою первую поездку со «Спартаком» — в Харьков, где вратарей поселили в одном номере.

Черчесов предложил перед тренировкой отдохнуть часика полтора, в ответ Ринат только усмехнулся. Почему? Это Станислав понял через несколько минут, когда беспрерывно стал звонить телефон. Болельщики жаждали услышать хотя бы голос Дасаева.

Но к обрушившейся на него мировой славе, которая со многими звездами сыграла злую шутку, он относился с тем же поразительным хладнокровием, как и к мячам, летевшим в его ворота.

До сих пор у меня стоит перед глазами кипящий штутгартский стадион, где в европейском полуфинале 88-го года играли СССР—Италия. На трибунах было полное ощущение, что матч — в Риме или в Милане.

Неистовые тиффози оглушительно колотили в барабаны, скандировали: «Форца, Италия, форца!» И пульсировала только одна мысль — как ребята смогут играть в этом аду?

Но, помню, взглянул на разминке на невозмутимого и сосредоточенного капитана сборной СССР и понял: даже «двенадцатый игрок» итальянской команды — фанаты — не смогут помочь «Скуадре Адзурре».

В воротах-то Ринат. Выручит, спасет….

После матча я брал интервью у лидера итальянцев Джанлуки Виалли. Он терпеливо отвечал на вопросы, но по небритым щекам форварда текли слезы — ворота Дасаева остались «сухими».

И если бы не сумасшедший гол ван Бастена, вошедший в мировую футбольную сокровищницу, в финале СССР—Голландия, мы могли бы вернуться с чемпионата Европы с «золотом», как яшинская команда в 60-м.

Ринат мне потом говорил: «Бей ван Бастен еще тысячу раз с лета и с такого острого угла — он бы не забил». Но на то он и был великим ван Бастеном, который забил невозможный мяч великому Дасаеву.

Но один раз в жизни Ринат хотел нарочно пропустить гол, когда играл в свитере сборной мира на прощальном матче легендарного Мишеля Платини.

Такие игры скорее футбольное шоу. И когда на поле в Нанси вышел сынишка Платини — восьмилетний Лоран, голкипер решил помочь юному форварду. В сборной мира не нужны слова — знаменитые партнеры сразу поняли этот замысел и дали мальчишке возможность выйти один на один с Дасаевым, который открыл ему ворота.

Но Платини-младший растерялся и угодил мячом в Дасаева. Первый и последний раз в жизни Ринат огорчился, «парировав» удар.

Как-то мы поехали смотреть игру Станислава Черчесова, выступавшего тогда за «Локомотив». По дороге в Черкизово нас тормознула патрульная машина — за превышение скорости. Гаишники, конечно, узнали моего знаменитого пассажира и вместо штрафа любезно предложили нас сопроводить. На стадион мы въехали с «мигалками» под аккомпанемент сирены.

Но мгновенно окружившие Дасаева болельщики нисколько не удивились его появлению с почетным эскортом — а как иначе должен был бы передвигаться по Москве их кумир?

Времена такой громадной футбольной славы, похоже, безнадежно канули в Лету.

Когда ему вручали приз лучшего голкипера мира, репортеры поинтересовались — сколько весят эти бронзовые перчатки и мяч?

Сколько?

Как сосчитать и чем измерить пролитый им на тренировках пот и неимоверный груз ответственности в матчах за «Спартак» и сборную страны? Здесь даже специалисты из знаменитого бюро мер и весов в Севре оказались бы бессильны.

Потом Ринат засобирался в Севилью, оставив место в спартаковских воротах Станиславу Черчесову, который тоже станет лучшим голкипером Советского Союза.

Незадолго до этого я был в Севилье: апельсиновые плантации соседствовали с веселыми тавернами, а старинные каменные здания хранили воспоминания о донкихотовских временах. Но занятый сражением Карпова с Каспаровым в театре Лопе де Вега, я так и не выбрался на севильский стадион «Рамон Санчес Писхуан», где предстояло играть Ринату.

Потом, конечно, жалел. Но разве только об этом…

В Сокольниках на месте старого доброго «Очага» давно сетевая кофейня, а вместо стадиончика, где возник дружеский спор про пенальти, — крупный банк. Его неоновые огни, когда проезжаю мимо, насмешливо подмигивают, словно говоря — что же ты, растяпа, не решился тогда испытать судьбу…

И упустил шанс узнать наверняка, сколько пенальти сможешь забить великому Ринату Дасаеву.

ИЗ ДОСЬЕ «МК»

ДАСАЕВ Ринат Файзрахманович. Родился 13 июня 1957 года в Астрахани. Футбольный вратарь, один из лучших голкиперов мира за всю историю. Заслуженный мастер спорта СССР. Серебряный призер чемпионата Европы-1988. Бронзовый призер Олимпийских игр-1980. Чемпион СССР по футболу-1979, 1987 (клуб — «Спартак», Москва). Заканчивал карьеру в испанской «Севилье». Работал в тренерском штабе сборной России и московского «Торпедо». Сейчас — тренер вратарей в команде «Спартак-2».

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27415 от 13 июня 2017

Заголовок в газете: Пенальти с Дасаевым