Рохус Шох: «Даже Слуцкому со своим именем трудно привлекать инвесторов»

Член исполкома РФС прокомментировал заявления экс-главного тренера сборной России по футболу

10.07.2019 в 13:49, просмотров: 3201

Рохус Шох – один из самых видных и успешных футбольных менеджеров в России. Да что там России – он, так получилось, даже оказался у истоков зарождения профессионального футбола в СССР в середине 80-х, работая в легендарном днепропетровском «Днепре». Потом были исторические успехи с волгоградским «Ротором» и выигранные трофеи с ЦСКА и «Ростовом».

Рохус Шох: «Даже Слуцкому со своим именем трудно привлекать инвесторов»

Сейчас Рохус Рохусович – член исполкома Российского футбольного союза (РФС) и глава комитета по массовому футболу, возглавляет Союз федераций футбола «Центр» и Федерацию футбола Волгоградской области.

- Рохус Рохусович, считается, что в Советском Союзе профессионального спорта не было. Как получилось у «Днепра» изменить это положение вещей?

- Вторая половина 1980-х – время надежд и перемен, которое, к сожалению, для большой страны закончилось катастрофой. Мне было 25 лет, когда поступило предложение от известных в то время футбольных людей Геннадия Жиздика и Евгения Кучеревского попробовать себя тренером-селекционером в днепропетровском «Днепре». Всегда буду им благодарен за предоставленный шанс, именно они предопределили мой дальнейший путь в футболе, когда поверили в меня. Мне действительно посчастливилось начать работать как функционеру в той великой команде, которая побеждала в чемпионате, Кубке и Суперкубке СССР, доходила до четвертьфинала Кубка чемпионов УЕФА. Именно тогда Жиздик, будучи одним из руководителей клуба, первым в футбольном сообществе СССР уловил тренд, понял, куда движется страна, и придумал сделать «Днепр» хозрасчетным клубом. Скажу искренне, никто тогда не понимал, что он делает, зачем это нужно, не только в самом клубе, но и вообще в стране. Тем более команда на тот момент существовала под шефством крупнейшего ракетно-космического концерна «Южмаш» и не знала никаких финансовых и инфраструктурных проблем. Но «Папа», как любили звать Жиздика футболисты, убедил всех, что нужно перестраиваться и самим зарабатывать.

- Молодое поколение вряд ли поймет термин «хозрасчётный»…

- Хозрасчётный это, по сути, и есть профессиональный. Можно сказать, что получилась система, которую сейчас модно называть термином частно-государственное партнерство. Мы только сейчас к этому пытаемся прийти и многие считают, что для российских футбольных клубов эту систему одной из оптимальных. Жиздик её не только придумал, но и реализовал более 30 лет назад, в советские времена! Тогда клуб стал разрабатывать билетную программу, открыл свой бар, видеосалон, стал изготавливать и продавать атрибутику, но самой большой статьей дохода стали швейные цеха. В стране был большой дефицит спортивной одежды, а «Днепр» организовал пошив футбольной формы, спортивных костюмов.

Очередь за ними стояла на год вперёд, прибыли были колоссальные! Это позволило «Днепру» получить большую свободу в управлении, снизило зависимость от промышленного гиганта, который при этом продолжал оказывать поддержку.

- Из «Днепра» вы перебрались в Волгоград в не слишком на тот момент известный футбольному миру «Ротор». Почему приняли такое решение?

- В «Ротор» позвали руководитель клуба Владимир Горюнов и перебравшийся в Волгоград как раз из «Днепра» главный тренер Леонид Колтун. Это был новый вызов, хотя подобный переход смотрелся авантюрным, между «Ротором» и «Днепром» в то время была пропасть по всем компонентам. Тем не менее – им меня удалось убедить. Надо отдать должное Горюнову, который тогда подкупал своей энергией и желанием вывести клуб на новый уровень.

- Успехи в Волгограде не заставили себя долго ждать?

- Нам в 1991 году удалось в кратчайшие сроки создать отличную команду, в которой раскрылись совсем молодые Ледяхов, Калитвинцев, Гудименко, Геращенко, Клеймёнов, Шмарко, Тимофеев, плюс их дополняли опытные мастера Антон Шох, Евгений Яровенко, Олег Стогов. Команда с великолепной игрой за явным преимуществом выиграла турнир по первой лиге СССР и вышла в высшую союзную лигу. К сожалению, как раз в это время распался Союз, это привело, как мне кажется, ко внутренним разладам в команде. Состав распался вместе со страной. До сих пор очень жаль. Уверен, та команда могла добиться очень многого и в высшей лиге СССР, не побоюсь сказать, что были шансы побороться за призовую тройку. Для первого чемпионата России мы начали строить новую команду, которая в итоге несколько раз останавливалась в шаге от чемпионства, достойно представляла страну в еврокубках. С Веретенниковым, Нидергаусом, Есиповым и другими.

- В чем секрет «Ротора» 90-х, за который болели по всей стране?

- Клуб работал слаженно, все стремились к единой цели. Можно много говорить о заслугах руководства, тренерского штаба, игроках, десятках тысяч болельщиков, которые регулярно собирались на стадионе и поддерживали команду. Но если выделять главного творца, я бы назвал губернатора Волгоградской области тех лет Ивана Петровича Шабунина. Это тот редкий случай, когда руководитель региона сыграл решающую роль в становлении клуба. Умнейший, мудрейший человек, он лучше всех понимал, что в сложные 90-е годы городу нужен был сильный объединяющий фактор, которым и стал «Ротор». Люди радовались успехам команды, сбрасывали негативные эмоции, получали позитивный заряд. Болельщики приезжали на матчи со всей области, не только из Волгограда… Целыми автобусами! Клуб стал примером для мальчишек, которые тысячами шли в футбольные школы. «Ротор» стал брендом и социальным явлением для региона.

- Сейчас вы возглавляете комитет массового футбола Российского футбольного союза (РФС). Каков функционал этого органа?

- Комитет мне предложил возглавить новый глава РФС Александр Дюков, после чего мою кандидатуру утвердил Исполком. Важно понимать, что массовый футбол – это не только любители, играющие в различных лигах, но и дети дошкольного возраста, школьные команды, команды вузов и средних специальных учебных заведений, дворовые турниры, форматы 6 на 6, 7 на 7, 8 на 8, такие турниры, как «Кожаный мяч», «Колосок», соревнования среди команд детских домов, людей с ограниченными возможностями. Киберфутбол тоже относим к массовому футболу, причём как тех, кто занимается им на серьёзном уровне, так и тех, кто просто играет за компьютером или на приставке дома в футбольный симулятор или менеджер. Да в общем, массовый футбол – это и болельщики, которые смотрят игру по телевизору, следят за ней через СМИ.

- Обширный перечень…

- Отдаём себе отчёт, что объём работы предстоит большой, множество направлений, каждым из которых надо заниматься. От развития массового и детско-юношеского футбола, а они очень прочно переплетаются, зависит дальнейшее развитие всего российского футбола. Сейчас мы готовим концепцию развития массового футбола на ближайшие 5 лет. Понимаем, что важно, чтобы концепция не просто была разработана и принята, но в дальнейшей действительно реализовывалась, а не осталась на бумаге. Такая же точка зрения у главы РФС Александра Дюкова. Чтобы выполнить задуманное, нужна будет слаженная работа не только РФС и региональных Федераций футбола. Необходима консолидация Министерства спорта, Министерства просвещения, региональных спорткомитетов, руководителей вузов, академий, муниципальных объединений и так далее. Чемпионат мира дал огромный импульс российскому футболу, особенно массовому. И понимание, что это направление нужно развивать, есть и в правительстве страны.

- Вы несколько раз упомянули о детско-юношеском футболе. Насколько известно, Федерация футбола Волгоградской области, которую вы возглавляете, является уникальной в том плане, что в её структуре работает футбольная школа. Почему так произошло?

- Академия «Ротор» входит в состав региональной Федерации на протяжении почти 5 лет. Тогда клуб попал в тяжелую ситуацию, академия оказалась никому не нужна. Родители паниковали, тренеры начали искать другую работу… Я пошел к волгоградским предпринимателям, попросил помочь. Нельзя сказать, что они рьяные футбольные болельщики, но пошли навстречу. Причем не столько как меценаты, а в первую очередь как патриоты Волгограда. Договорились, что попробуют, а дальше будут смотреть, как пойдет дело. С этого момента школа стала общественной, исполком проголосовал за ее включение как отдельное структурное подразделение в региональную Федерацию футбола. Академия не получает бюджетного финансирования, существует только за счёт частных инвесторов и того, что сама заработает. При этом дети продолжили заниматься бесплатно.

- Как может детская футбольная академия что-то заработать?

- Мы по регламенту РФС получаем стандартные компенсации за подготовку игроков, когда они подписывают контракты с клубами. Ищем людей, которые готовы помочь с формой, инвентарем. Однажды известный агент Дмитрий Селюк, известный по работе с Яя Туре и Эриком Абидалем, узнал про нашу школу, сам мне позвонил, предложил помощь и подарил академии 100 мячей.

- Судя по тому, что проект существует уже 5 лет, всё получилось?

- Привлечь частные средства сложно, а использовать их – большая ответственность. Даже если затраты идут только по целевым статьям, всегда могут найтись недоброжелатели, которые начнут нашёптывать инвесторам, что их обманывают и так далее. Мы сразу попросили жёстко контролировать выделяемые средства, нам сказали: «Хорошо, ежегодно будете предоставлять отчет». А мы в ответ предложили отчитываться каждый квартал, причём за каждую копейку. Если инвестор чётко знает, что его средства грамотно используются, он будет верить в то, во что вкладывается. Руководителем академии «Ротор» назначили молодого волгоградского парня – Артёма Королева. Во-первых, он беззаветно любит футбол, во-вторых, получил отличное образование, защитил кандидатскую. Когда ему было 19, организовал в городе первую успешную любительскую футбольную лигу и горел желанием развиваться в этом направлении дальше. Все прошедшие 5 лет вся финансовая, административная и хозяйственная деятельность академии полностью на нём.

- Какие цели стоят перед академией? Наверняка спонсоры хотят видеть какую-то отдачу…

- В основе идеологии – цель: воспитывать мальчишек в традициях волгоградского футбола, с детства прививать любовь к сине-голубым цветам «Ротора», готовить резерв для главного клуба региона и различных сборных команд страны. Кем станут наши воспитанники – покажет время. Если кто-то заиграет в ведущих европейских или российских клубах, мы будем гордиться, но сегодня наш главный успех в том, что почти половина состава молодежной команды «Ротора» («Ротора-2»), играющей в ПФЛ, состоит из наших ребят. Несколько воспитанников 2003 и 2004 года привлекаются в сборные России по своему возрасту, есть наш воспитанник в молодежной команде столичного «Динамо», да и сами команды Академии достойно выступают в соревнованиях, привозят награды со всероссийских финалов, составляют конкуренцию ведущим школам страны. Академия «Ротор» лучшая не только в Волгоградской области и Союзе Федераций футбола «Центр». По рейтингу футбольных школ, составленному РФС и основанному исключительно на спортивных результатах, академия «Ротор» за последние 5 лет входит в 15 лучших в стране. Учитывая более чем скромный бюджет – это отличный результат. Кстати, предприниматели, помогающие академии, не любят, когда их называют спонсорами. Они говорят – мы не спонсоры, мы ваши партнеры по этому проекту.

- Раз уж затронули тему детско-юношеского футбола в Волгограде, нельзя обойти стороной нашумевшую историю, когда экс-тренер сборной Леонид Слуцкий рассказал о проблемах своей школы.

- Леонид Викторович сделал большое дело, когда пару лет назад вложил свои средства в создание в городе ещё одной футбольной школы, смог привлечь для этого средства «большого» ЦСКА. Потом по каким-то причинам ЦСКА вышел из проекта, Слуцкий искал инвесторов. Как потом Леонид сам мне признался, он не ожидал, что привлечь частные средства в детско-юношеский футбол настолько сложно даже под его известное имя. Насколько я знаю, после этого он встретился с губернатором Волгоградской области Андреем Бочаровым и договорился, что старшие возраста его школы переходят в структуру «Ротора», сам он при этом продолжает активно участвовать в жизни этих возрастов, а в своей школе готовит ребят помладше. Глава Волгоградской области реально любит футбол, ходит на все домашние матчи «Ротора» и очень многое делает для финансирования и поддержки футбола. Конечно, для него важно развитие и детско-юношеского направления, поэтому он с одной стороны, поддержал Леонида Викторовича, с другой – помог футбольному клубу «Ротор» решить вопрос с собственной школой, которая с прошлого года стала обязательной для прохождения лицензирования и участия в ФНЛ.

- Тогда в чём сложности, о которых говорит Слуцкий?

- Губернатор принял глобальное стратегическое решение, а дальше выполнение проекта перешло в зону ответственности рядовых спортивных чиновников. Судя по тому, что Леонид рассказал журналистам, здесь он и столкнулся с непониманием и непрофессионализмом. То, о чём он говорит в интервью насчёт желания работать в футболе людей из других видов спорта, действительно наблюдается, особенно после чемпионата мира. Ладно бы речь шла только о профессиональных клубах, но когда «варяги» оказываются и в детско-юношеском футболе, меня это тоже, мягко говоря, настораживает, как и Слуцкого. Может быть, нам стоит вообще закрыть кафедры футбола, перестать готовить футбольных тренеров и менеджеров, а отдать все на откуп выходцам из гребли, гандбола, водного поло, баскетбола?

Я не понимаю эту тенденцию, ведь футболисты не идут тренировать и руководить в чужие виды спорта! Самое страшное, что эти люди действительно считают, что разбираются лучше профессионалов, всю жизнь работающих в футболе.

- Ещё Леонид Викторович говорил о том, что недоволен федеральными стандартами подготовки и тем, что приходится платить за аренду полей.

- Наша академия «Ротор», хоть и является, в отличие от школы Слуцкого, общественной школой, а не частной, тоже арендует поля, ничего бесплатно муниципальные организации дать, к сожалению, не могут. Федеральные стандарты – тема для отдельного интервью. Да, там есть сложности, которые надо решать.

Другая важная проблема детско-юношеского футбола – нехватка профессионально подготовленных кадров. Когда-то институт детских тренеров у нас считался одним из лучших в мире, но в 90-е был почти полностью утрачен и сейчас только начинает восстанавливаться. Профессия перестала быть престижной. В академии «Ротор» в Волгограде наши тренеры получают зарплату 35-40 тысяч рублей. Вроде бы для нестоличного региона это неплохой заработок, но, чтобы они были полностью сконцентрированы на работе, дорожили ей, могли обеспечивать свою семью, они должны получать порядка 100 тысяч. И это именно в регионах. В Москве и Санкт-Петербурге, разумеется, еще больше. Тренеры готовят не просто футболистов, а достойных здоровых граждан страны. Он не только учит играть в футбол, а в то же время является педагогом, психологом, наставником, а для кого-то и заменяет отца. Этот непростой труд должен достойно оплачиваться.

- В заключении давайте обсудим новый формат лимита на легионеров «8+17», который был недавно принят. Согласны, что лимит стал еще более жёстким?

- Я всегда говорил и буду говорить, что вообще не являюсь сторонником лимита. Но – объективно, как бы ни ругали лимит, свою роль он сыграл, в том числе в выступлении сборной России на чемпионате мира. Когда он вводился, состояние детско-юношеского футбола в стране не позволяло подготовить такое количество футболистов, которые смогли бы конкурировать с иностранцами.

С тех пор многое изменилось, в частности, сдвинулось дело по модернизации инфраструктуры. Здесь спасибо Виталию Мутко, который многое сделал, чтобы детско-юношеский футбол ушёл от разрухи 90-х. С середины 2000-х начали реализовываться несколько программ, по которым строились искусственные поля, полноразмерные манежи, мини-поля…

Инфраструктура пока далека от идеала, но она действительно улучшилась. Нужно двигаться дальше, продолжать развивать материально-техническую базу, внедрять новые методики, создавать и контролировать региональные футбольные центры. Сложа руки никто не сидит, именно поэтому эта тема приоритетная для Александра Дюкова. Причём речь идет не о каком-то отдаленном будущем, преобразования проходят уже сегодня. Например – в этом году стартует чемпионат среди юношеских команд до 17 лет. Возвращаясь к лимиту, считаю, что «8+17», конечно, не идеальный вариант, но в моём понимании это более прогрессивный формат, чем предыдущий. Один из переходных этапов, который в будущем, надеюсь, приведет к постепенному отказу от лимита.

- В чём его прогрессивность?

- Во-первых, тренеры перестанут ломать голову, чтобы вписывать состав, который на поле, в лимит. Будет возможность выбирать из всей заявки, а не проводить двойные замены, перестраховываться, на случай, если российский футболист получит травму, и так далее.

Во-вторых, руководители клубов на дефицитные позиции привыкли приглашать иностранцев не только под основу, но и дублёров для них. Все же знают о нехватке российских центральных защитников, которым неоткуда взяться, когда у большинства команд и основные игроки, и их сменщики уровнем послабее – легионеры. Похожая ситуация с левыми защитниками, форвардами... Понятно, когда в российский клуб приходит Халк, Вагнер Лав, Промес, Витцель, Карвальо, Гарай, Бикфалви и т.д., это усиливает и клубы, и поднимает престиж всего чемпионата. Но часто ведь приезжали и приезжают весьма посредственные легионеры! Я как селекционер могу сказать, что без ошибок в этой работе невозможно. Но теперь цена ошибки будет гораздо выше, а значит, и подходить к вопросу приглашения иностранцев будут серьёзнее и ответственнее. И третий момент – в новом формате остаётся отличный шанс проявлять себя молодым российским футболистам. Кто-то будет выходить в основе, кто-то дублировать сильного легионера. И чем сильнее будут эти легионеры, тем быстрее наши ребята будут расти, пытаясь составить им конкуренцию.

- Считается, что формат ещё сильнее раздует цены на отечественных футболистов и поднимет их зарплаты…

- Мне бы хотелось отдельно сказать про доходы футболистов, о которых любят говорить в негативном свете. Чужие деньги считать некорректно, но дело даже не в этом. Многие уже не помнят таких великих игроков, как Игорь Численко, Валерий Воронин. Точнее, их имена и достижения, наверное, помнят, но не знают, что они уходили из жизни фактически в нищете. Да и великий, чего уж там, гениальный Эдуард Стрельцов, наверное, лучший футболист в нашей истории, заканчивал свои дни в очень стеснённых обстоятельствах... Хотя это были игроки мирового класса, их знал весь мир. Разве это правильно?

Сегодня футболисты честно зарабатывают свои деньги. Они не берут взятки, не воруют, исправно платят налоги. Попрекать их тем, что им готовы платить и платят большие деньги – неправильно. Пик карьеры футболиста – 5-7 лет, за которые он, по сути, должен обеспечить себя и свою семью на всю жизнь. Плата за это – талант и большой труд, который в том числе отнимает физическое здоровье. Да и российских футболистов, зарабатывающих на уровне сильных европейских игроков, на самом деле не так много. Да, большие деньги – большое испытание, не все с ним справляются. Тем более – получая их в относительно молодом возрасте. Но это уже другой вопрос. Поэтому, когда в очередной раз станет известно о хорошем контракте российского футболиста, наоборот, стоит порадоваться за него, учитывая факторы, которые я привёл выше.