Косторная ушла от Тутберидзе не по-английски: «Сенсации еще впереди»

Как шоковый уход фигуристки должен привести смену тренеров к прописанным правилам

Через два дня после случившегося понимаешь: каждый остался при своей репутации. Никакого разрушения империи тренера Этери Тутберидзе не произошло. Поразившая всех в прошлом сезоне эталонным катанием Алена Косторная не ушла из фигурного катания. Олимпийский чемпион Евгений Плющенко велик, но пока не стал маститым тренером.

Как шоковый уход фигуристки должен привести смену тренеров к прописанным правилам

…Пытаться переложить в логическую цепочку события, приведшие к уходу лучшего новичка сезона от лучшего тренера (не одного уже сезона) – то же самое, что прыгнуть каждому из нас по тройному акселю. Да еще с шикарным выездом, как это делала весь сезон Алена Косторная. Задача – шальная и нерешаемая. Можем лишь констатировать: жесткий уход. Не девичий. Впрочем, фигуристки топового уровня характер, конечно, имеют. А уж, как и в чем они его проявляют – другой вопрос.

Самая просматривающаяся версия ухода, как бы ни хотелось от нее уйти (все же это чужой кошелек): финансовая. Не то, чтобы фигуристки такого уровня бедствуют. Но прагматизм современного спортивного мира, где карьеры могут заканчиваться не просто быстро, а очень быстро, никто не отменял. Карантин, конечно, наполнению кошелька не поспособствовал. Чемпионат мира с его возможными (хотя и не гарантированными) призовыми пандемия украла, последующие шоу не состоялись, а тут еще так и не оказалось у Алены ни одного контракта со спонсорами, в то время как у одногруппниц они есть. (Коммерческим тайнам свойственно прорезаться «сливами»: предложения были, но условия хотелось лучше, а другая фигуристка согласилась и на меньшее. Как-то так, чтобы не тиражировать то, что документом не подтвердить).

Алена не раз говорила, что хочет кататься до 2022 года. То есть до Олимпийских игр. Подтвердила это и буквально за несколько дней до озвученного Этери Тутберидзе расставания. Тут все документально, отталкиваемся от конкретики: «В фигурном катании нельзя выступать до 30 лет и побеждать - ты можешь кататься на шоу и радовать публику, но первые места ты точно не будешь занимать из-за 15-летних девочек с четверными прыжками. У них много сил и энергии, и ты не сможешь их победить, - сказала 16-летняя Косторная в интервью телеканалу Olympic Channel. - Я попробую откатать следующий сезон, а потом олимпийский, а после начну воплощать в жизнь мечту о карьере медика».

Оставим в покое прекрасно звучащую и беспощадно уже эксплуатируемую тему нейрохирургии, до ее воплощения еще очень далеко. А вот отсутствие прыжка в четыре оборота, да и проблемы восстановления акселя в три с половиной – это серьезно. Вывод из перехода многие сделали сразу: два оставшихся года, которые Алена отвела себе для действующего фигурного катания, было решено использовать с четко прописанной финансовой пользой для семьи.

Евгений Плющенко уже сказал, конечно, что с Косторной вовсе даже и знаком не был. Это, впрочем, было и не нужно, с ней хорошо знаком тренер Сергей Розанов, который перешел к «Ангелам Плющенко» вместе с Сашей Трусовой, сестрами Жилиными и восьмилетней Ариной Парсеговой. (Господи, спасибо, что еще хотя бы шестилеток фигурного катания мы серьезно не обсуждаем, а в семилетках-то Гном Гномыч - вне конкуренции.)

Сказал Евгений, что Алена никаких требований не выставляла, ни финансовых, ни контрактных, ни по шоу. И даже не обошел вниманием список нон-грата, который выдвинула (со слов Тутберидзе) Алена, назвав его «хотелками». «То, что Алена должна быть на льду одна - «это полная чушь», у нее с этим проблем нет». Правда, все же отдал дань тренировочной конкуренции, вспомнив, как его когда-то мотивировал Алексей Ягудин, будучи еще в группе Алексея Мишина: «фигуристы должны подталкивать друг друга, это хорошая история». И тут же конкретизировал: «что касается соседства именно на катке, у меня есть возможность разделить девочек на разные льды».

* * *

«Льды» будут у наших нынешних звезд одиночного катания реально разными. Внутренняя конкуренция – не только для фигуристок, а и школ внутри страны, это хорошая история. Сказать, что у нас ее нет, будет абсолютно несправедливым. Работа идет и у Алексея Мишина, и в ЦСКА, и в «Снежных барсах», и «Коньке Чайковской» (откуда как раз родом Алена Косторная). И сильная школа «Ангелов Плющенко», если таковой станет по результатам сезона, тоже пойдет лишь на пользу нашему фигурному катанию.

Но напрягает, что из-за перехода Алены Косторной вдруг громко появились претензии к системе Тутберидзе: она не та, не те методы, никакого вывода из ухода бывших учениц не сделано. То есть для работы победного счетчика и мировых рекордов все было «тем», а теперь вдруг стало плохим, надо менять. Потому что Алена Косторная, откатавшись на сборе два месяца и поставив новые программы, получив в это же время звание лучшего новичка сезона по версии ледового «Оскара», внезапно приняла решение о смене команды.

«Я назову несколько причин, почему я считаю Этери Георгиевну лучшим тренером во всем мире. Во-первых, каждый день она нам помогает. Она работает с нами без какого-либо отдыха или перерыва. Она полностью отдает себя работе. И каждый раз она старается делать так, чтобы мы были лучшими. Этери Георгиевна очень сильный человек. Безусловно, очень красивый. Мы очень любим ее! И это еще не все причины, почему любим. Можно перечислять многое, но самое главное, мы считаем, что она самая лучшая!».Между этими словами и отъездом из Новогорска – две недели.

Если вы не слышали, как рассказывает о ситуации Даниил Глейхенгауз, посмотрите его видео. Начинается со слов: «Потому что, наверное, все-таки наболело. Хочу снять это одним дублем, извините, если будет долго. И где-то нескладно… Буду говорить, как есть и как чувствую». В середине – шоковый для хореографа пересказ событий. И заканчивается: «Я прошу не жалеть нас. Потому что это просто наша работа… Честно, сложно немного внутренне после этого всегда оставаться открытым и любить своих детей – наших спортсменов. Переживать, верить, когда так происходит…»

Даниил Глейхенгауз неделю назад выложил кусочки новой программы Косторной. Про которую Алена сама же и сказала: «У нас очень необычный выбор музыки, но и мне, и тренерам это нравится. Мы услышали это и сразу поняли, что это то, что нам нужно. Программа новая, я точно знаю, она мне нравится. Наверное, с каждым годом программы становятся все интереснее».

В часы осмысливания неожиданного перехода мы уже услышали мнение нового тренера: «Будем менять и делать наши. То, что я видел в Instagram из ее недавних программ, это просто ужас. Алене это не нравится, она сама это сказала».

* * *

То, что мы увидели, каким образом опять случился громкий переход в нашем фигурном катании, не ужас, но коробит. Не жалеем ни Алену, ни тренерский штаб Хрустального, ни Плющенко - он теперь в ответе за тех топовых фигуристок, «которых приручает». Не трагедия, в конце концов, хотя об Олимпийских играх приходится крепко задумываться. Но профессиональная обида штаба Этери Тутберидзе очень понятна.

Жалеем, что сложилась такая ситуация. Она словно вне правового и морального поля. Крепостных, как часто звучит в фигурном катании, конечно, нет. Расползание кадров из сильного гнезда может сработать, как в плюс всему нашему фигурному катанию, так и в минус конкретным фигуристкам, это покажут старты. Но вот столь бесцеремонные переходы хотелось бы остановить.

Пусть будет внутренний устав федерации, пусть будут введены в группах повышенного внимания «курсы молодых родителей»: в том числе и прописан вопрос, как надо расставаться с тренерами. Если трансферное окно в фигурном катании России, которое существует в мае, - простая формальность, надо его вообще ликвидировать, все равно не работает. Пандемия, конечно, всем по мозгам ударила, но законы тоже нужны. Федерации, видимо, стоит уделить этому вопросу отдельное внимание.

Не знаю, как насчет отступных – дело тонкое. Знаю только, что эта практика в фигурном катании негласно существует. И она справедлива. Вот, предположим, выходит та же Алена на старт этапа Гран-при в ноябре (если в понедельник совет ISU все-таки сохранит серию). И выигрывает. Это чья будет заслуга? Старого штаба или нового? Если наступили такие коммерческие времена, когда спортсмены пытаются просчитать жизнь на ближайший год-два, то впору вспомнить и футбол. Хочешь, тренер, получить хорошего игрока? Плати. Нет, тогда одного желания игрока для перехода тут недостаточно.

Возможно ли это с нашим менталитетом, когда «любить» и «работать» у тренерского штаба – сливаются? Как-то тренер Инна Гончаренко сказала: между тренером и учеником всегда должна быть дистанция. «Небольшая, как нить, но, с одной стороны, она не мешала бы им понимать друг друга, а с другой – не позволяла переступать некую грань, чтобы сохранять взаимоуважение». Очень правильно сказано, воплотить смогут не все.

Тренер спортсменов высшего эшелона – это диагноз. Совсем не каждый может его получить. И совсем не каждый вынести. Идеальных путей к успеху нет. Кому-то из фигуристов на взрослом уже этапе нужен тренер-друг. Для кого-то, как говорят, «кнут – лучший пряник». И без такого «пряника», а в случае с группой элитных фигуристок это безоговорочная пахота на льду, ни Юлию Липницкую, ни Евгению Медведеву, ни Алину Загитову, ни Алену Косторную, ни Анну Щербакову, ни Александру Трусову (и тех, кто сейчас в юниорах) мы бы могли никогда и не увидеть.

«Это стереотип, что Этери Георгиевна является «железной леди», это не так. Она такой же человек, словно мама», – кстати, это тоже недавние слова Алены Косторной.

* * *

А теперь о буквально зловещем обещании тренера сборной России Евгения Викторовича Плющенко: «сенсации еще впереди». То есть эти случившиеся уже переходы – только цветочки. (Весьма, кстати, странно звучит по отношению к Саше Трусовой и Алене Косторной.) Шутить на эту тему не очень хочется. Потому что, как сказала лучший тренер сезона, комментируя уход Косторной, «такое опустошает».

Но шутка – это ведь защитная реакция. Самое популярное сегодня предположение после анонса Плющенко: Гном Гномыч уйдет к Этери Тутберидзе.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28327 от 3 августа 2020

Заголовок в газете: Плата за любовь