Широков на очной ставке: «Метил в живот, но меня оттащили»

Экс-футболист, избивший арбитра Данченкова, считает, что тот сам его спровоцировал

Между экс-футболистом Романом Широковым и избитым им судьей Никитой Данченковым состоялась очная ставка. Судя по фрагментам протокола, которые оказались в распоряжении «МК», Широков полностью признает, что нанес удары арбитру, но утверждает, что его спровоцировали «грубые и надменные ответы» арбитра и его «непрофессионализм». Данченков настаивает, что «грубой нецензурной лексики» с его стороны не было.

Экс-футболист, избивший арбитра Данченкова, считает, что тот сам его спровоцировал

С тех пор, как во время любительского матча экс-футболист Роман Широков, избил главного арбитра встречи Никиту Данченкова, прошло уже больше двух месяцев, и расследование инцидента дошло до очной ставки.

Судя по протоколу, фрагменты которого оказались в распоряжении «МК», Роман Широков считает, что Данченков сам спровоцировал его на побои. Но по словам арбитра, он «добросовестно выполнял свои профессиональные обязанности» и нецензурной лексики не использовал.

После того, как Никита Данченков подал заявление в полицию об избиении, в отношении Широкова было возбуждено уголовное дело по статье об умышленном причинении легкого вреда здоровью (статья 115 УК РФ). Но адвокат Данченкова Александр Островский требовал переквалификации дела на «покушение на убийство».

Во время очной ставки пострадавший продолжал настаивать, что если бы он не закрыл руками лицо, то, возможно, был бы уже мертв.

Слова Никиты Данченкова на очной ставке повторяют все, что общественности уже было известно об инциденте: «Широков Роман Николаевич боролся за мяч один на один против защитника команды соперника. По итогам этой борьбы оба игрока упали на газон. Я, как главный арбитр, рассудил данный момент и посчитал, что нужно продолжить игру и 11-метрового удара не было. Недовольный данным решением Широков Р.Н. начал выражать свое несогласие, а также оскорблять меня нецензурной бранью. Из-за этих действий Широкова Р.Н. я согласно правилам футбола моментально остановил игру для вынесения дисциплинарной санкции в виде красной карточки. В тот момент, когда я и Широков подошли друг к другу, последний угрожающе сказал мне: «Если покажешь красную, я тебе ...(нецензурно — прим.ред)». Я, как главный арбитр, добросовестно выполняя свои профессиональные обязанности и работу согласно Правилам игры в футбол, достал красную карточку».

Никита признается, что после первых ударов кулаком в голову, упал и потерял сознание на несколько секунд, поэтому дальнейших ударов он не помнит, а увидел все это уже потом на видеозаписи. Именно из нее он узнал, что инстинктивно закрыл руками лицо, когда упал, и «в этот момент Широков Р.Н. целенаправленно нанес сильный удар ногой, обутой в профессиональную футбольную обувь с маленькими шипами».

Этим ударом, по словам Никиты, Широков разбил часы на его руке: «Если бы этот удар пришелся в лицо без помех, созданных моими руками, то последствия от него могли быть фатальными. Если бы не быстрая реакция игроков команды, которые оттащили Широкова Р.Н. в сторону от меня, то возможно, сегодня я уже был бы мертв или, как минимум, с тяжелейшими травмами находился в реанимации».

Данченков также рассказал, что, удаляясь, Широков крикнул: «Так и надо таких на место ставить». Дальше пострадавшего отвели в раздевалку, самостоятельно он идти не мог, потому что его шатало. Уже на входе в футбольный манеж Широков остановил Никиту: «Начал осматривать, взяв за лицо, крутил его в разные стороны, с ухмылкой сказал: «Нормально все будет». А после этого, пока пострадавший ждал приезда бригады скорой помощи, снова подошел и «предложил отойти в сторону и поговорить «один на один», на что получил отказ».

Широков не отрицает, что наносил главному судье матча удары, но считает, что именно сам Данченков его и спровоцировал: «Судья Данченков Никита Сергеевич не стал останавливать игру, что вызвало у меня негативные эмоции, поскольку я считаю, что данный человек не обладает достаточным опытом, поэтому не смог правильно оценить ситуацию. Что именно я в тот момент выкрикнул, я не помню. Возможно, я использовал в речи нецензурную брань, однако такое часто происходит в игре, поскольку все участники испытывают сильные эмоции».

Далее Роман признался, что желание показать красную карточку его возмутило, и он «хотел ударить его ладонью в область лица, чтобы не столько причинить ему физическую боль, сколько выразить свое несогласие с его решением, поскольку на тот момент испытывал к нему сильные неприязненные чувства». Однако экс-футболист не исключил, что удар он мог «нанести внутренней частью ладони с согнутыми пальцами».

Не стал отрицать Широков и своего желания нанести Данченкову удар ногой, но говорит, что метил в область живота, однако из-за того, что его пытались оттащить, «промахнулся и попал ногой в область лица, которое он закрыл руками».

Только в момент, когда его все-таки оттащили, по словам Широкова, он понял, что «дал волю своим эмоциям и совершил недопустимые действия». Но тут же подчеркнул: «Мой поступок был вызван именно возникшим неприязненным отношением к Данченкову Н.С. в связи с его непрофессиональным судейством». И хотя дословный текст возникшей перепалки Роман Широков не помнит, но утверждает с уверенностью, «что именно ответы и(или) конкретные действия Данченкова сильно задели и оскорбили»: «Также хочу добавить, что именно его грубые и надменные ответы в мой адрес спровоцировали мои действия».

Сам же Никита настаивал, что нецензурной лексики не использовал, хотя Роман Широков продолжал настаивать на своих показаниях.

Насколько известно «МК», дело так и не было переквалифицировано на часть 3 статьи 30 части 1 статьи 105 УК РФ (покушение на убийство).

Сюжет:

Санкции