Ушел, чтобы не вернуться: знакомые не верят в камбэк Нурмагомедова

Хабиб не похож на Конора Макгрегора

Хабиб Нурмагомедов на турнире UFC 254 одержал победу над американцем Джастином Гэтжи и объявил о завершении карьеры. И весь мир стал гадать, вернется ли Орел в клетку когда-нибудь, может ли это быть грамотным ходом со стороны UFC и самого непобедимого чемпиона. «МК» просчитывает варианты и сомневается, что Хабиб Нургмагомедов способен на такое же шоу, которое регулярно устраивает Конор Макгрегор.

Хабиб не похож на Конора Макгрегора

Хабиб Нурмагомедов не мог заставить мир говорить о себе больше даже если бы проиграл Джастину Гэтжи. Но объявив о завершении карьеры после победы над американцем в главном бою турнира UFC 254 на «Бойцовском острове» в Эмиратах, обеспечил своему имени первую строчку в спортивных новостях на долгое время.

Мир принялся гадать, вернется ли непобедимый чемпион в клетку? Что может его на это сподвигнуть? И не было ли неожиданное объявление гениальным ходом Хабиба, UFC и главы его Даны Уайта, который как мало кто в мире умеет продвигать свой продукт?

Бойцы смешанного стиля, боксеры, рестлеры и прочие спортсмены коммерчески привлекательной мордобойской категории регулярно уходят и часто возвращаются. Если твое имя еще способно привлекать зрителей по всему миру и поступает очень выгодное финансовое предложение, почему бы не попробовать еще раз? И да, совсем круто, если возвращение получается триумфальным, но это происходит не всегда, и уж точно трудно еще продолжительное время оставаться на вершине таким же доминирующим бойцом, каким был когда-то.

Завязывают с боями спортсмены по разным причинам. Жорж Сен-Пьер, например, ушел из UFC в 2013 году после того, как в девятый раз защитил титул в полусреднем весе. Победил он не единогласным решением судей, и этот бой потом долгой обсуждали, считая исход спорным. Его соперник Джони Хендрикс действительно был очень близок к тому, чтобы свергнуть канадского короля, и Сен-Пьер решил: пора заканчивать. Доказывать ему уже больше было нечего, а уйти вовремя и непобежденным — это тонкое искусство, меру надо знать.

Отдыхал от октагона он четыре года, и в итоге все-таки решился на возвращение и покорение очередной вершины. Вышел на дебютный бой в среднем весе против чемпиона этой категории Майкла Биспинга и завоевал пояс удушающим приемом сзади. С тех пор боев больше не проводил.

Ну или вспомните Конора Макгрегора, который уже трижды объявлял, что уходит, причем делал это в соцсетях и тем самым вызывал у общественности очевидную реакцию: ирландец снова перебрал с виски. Причины у Макгрегора были разные, и чаще всего это были торги с руководством UFC за сладкие гонорары, громкие бои против громких соперников или даже требования доли в акциях организации. Конор, конечно, не без оснований мог считать себя одной из главных звезд UFC, сделавшим для популярности этого промоушна очень много. Но Дана Уайт, несмотря на свою очаровательную улыбку и добрые глаза, не производит впечатления плюшевого медвежонка, которому можно отрывать глазки и таскать за ногу. Макгрегор возвращался, победой над Нейтом Диасом в реванше решением судей, а потом 40-секундной схваткой с Дональдом Серроне, которого безжалостно нокаутировал. Но второе возвращение было не столь удачным с финансовой точки зрения, и в итоге Макгрегор объявил об уходе в третий раз, но вот сейчас, после заявления Хабиба снова написал в Твиттере: я продолжу.

Но если посмотреть на то, как ушел Хабиб Нурмагомедов, думать об этом как о пиар-акции как-то неправильно что ли. Дагестанский боец устроил по-настоящему трогательное и искреннее шоу там, где приняты грязные словесные перепалки, где ценятся разлетающаяся в стороны кровь и откуда бойцы часто уезжают в больницу после боя.

Хабиб плакал. И это было так волнительно, что проснувшийся после жестких объятий ногами Джастин Гэтжи подлетел к нему с утешениями.

Свою прощальную речь Орел произносил сквозь слезы, он вспоминал отца, ушедшего в этом году. И не просто отца, а человека, который сделал Хабиба тем, кто он есть. Он говорил про мать, которая просила его больше не драться, потому что рядом с ним больше нет Абдулманапа Магомедовича. И он пообещал это единственному оставшемуся у него родителю. «Если у вас есть родители, будьте рядом с ними. У меня осталась одна мама, и я хочу побольше быть с ней».

Нурмагомедов часто называл цифру 30 — именно столько боев в ММА он хотел провести, столько побед одержать и уйти непобежденным. Лучшим в мире. Но решил остановиться на бой раньше.

Почти все, кто знает хорошо знает Хабиба лично, говорят о том, что его возвращение вряд ли возможно. То же самое сказал и на пресс-конференции Дана Уайт: «Не думаю, что он вернется». Да и сам Нурмагомедов когда-то говорил, что уж если уйдет, значит, навсегда.

Перед боем с Джастином Гэтжи Хабиб сказал, что его не интересует реванш с Конором Макгрегором, а также бой-призрак с Тони Фергюсоном, который срывался уже пять раз. Единственное имя, которое его привлекает, это Жорж Сен-Пьер.

Сам канадец не дерется уже три года, и однажды уже возвращался в октагон. Возможно, спустя время, они и договорятся, в том числе и о весовой категории, в которой будут драться. Вот только бой этот будет уже иметь налет выставочного. Доказывать в спорте ни тому, ни другому больше ничего не нужно.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28399 от 26 октября 2020

Заголовок в газете: Орел улетел, не обещав вернуться