«Правый сектор» пора загнать в свой сектор

В постреволюционной Украине многовато привидений

28.03.2014 в 16:20, просмотров: 19398

«Это я учредил ваш подлый трибунал — да простят мне Бог и люди!» — пламенный «народный трибун» и экс-министр юстиции страны Жорж Дантон бросил эти слова приговорившим его к смерти судьям спустя приблизительно пять лет после начала великой французской революции. На Украине осуществление другого знаменитого «политического закона» Дантона: «революция пожирает своих детей» — заняло гораздо меньше времени.

«Правый сектор» пора загнать в свой сектор

Считаные недели тому назад боевики ультраправых группировок выступили в роли той «мускульной силы», что свергла «антинародного президента» Виктора Януковича и внесла в правительственные здания новый кабинет министров. И вот уже сейчас «друзья народа» намертво вцепились друг другу в глотки.

Радикальная националистическая группировка «Правый сектор» против «революционного министра» внутренних дел Украины Арсена Авакова — должны ли мы относиться к этой схватке как к состязанию Чужого и Хищника?

Мне очень сильно не нравятся многие заявления Арсена Авакова. Вот, например, одно из них — посвященное как раз «Правому сектору»: «Тем, кто находит повод воевать с оружием в центре столицы, а не в форме украинских военных на блокпостах с сепаратистами, стоит понять, что имя им — предатели».

Я хотел бы спросить «революционного министра»: а вы это серьезно? Вы действительно хотите вооруженных столкновений на границе Крыма и Украины? Вам мало той крови, которая уже обильно пролилась в вашей собственной стране?

Однако «политические разногласия» далеко не всегда сводятся к конфликту «хорошего с отличным». Очень часто приходится выбирать между плохим и очень плохим. И, руководствуясь этим принципом, я от всей души желаю «революционному министру» Авакову приятного аппетита. «Пожирайте» других детей революции на здоровье, Арсен Борисович! И с точки зрения национальных интересов Украины и с точки зрения национальных интересов России вы и те силы, которые за вами стоят, это, безусловно, меньшее из зол.

В кругах российской «либеральной интеллигенции» — именно так в кавычках — сейчас популярна точка зрения: «Правый сектор» и другие украинские группировки подобного рода — это не более чем миф, «фейк», иллюзия, своего рода пропагандистский фантом.

Мне кажется, что это одновременно и так, и совсем не так. Когда покойный вожак «Правого сектора» Александр Музычко (Сашко Билый) приходил с автоматом на заседание Ровенского областного совета, было ли это «явлением фантома»? А кто вечером в минувший четверг осаждал здание Верховного совета в Киеве, бил по дверям парламентской резиденции, выдавливал в ней сектор — «толпа фантомов», что ли? Что-то многовато привидений в постреволюционной Украине!

Разгул прикрываемого политическими лозунгами бандитизма на Украине — это, к сожалению, не миф, а депрессивная реальность. То, что сейчас происходит в Киеве, это концентрированное воплощение принципа великого британского философа Томаса Карлайла: «Всякую революцию задумывают романтики, осуществляют фанатики, а плодами ее пользуются негодяи».

Не видеть это могут либо слепцы, либо те, кто живет под лозунгом: если какой-то факт не укладывается в удобную для меня картину мира, значит, это не факт, а выдумка.

Теперь о том, почему я частично согласен с мнением, что «Правый сектор» — это в значительной мере миф. В одном из своих предыдущих материалов я сравнил современную Украину с африканской страной Сомали, в которой уже третье десятилетие царит анархия. Анархия в Сомали опирается на менталитет населения. Одна из самых известных пословиц в стране звучит так: «Я и моя страна против всего мира. Я и мой клан против моей страны. Я и моя семья против моего клана. Я и мой брат против моей семьи. Я против моего брата».

Корни современной украинской анархии, с моей точки зрения, имеют совсем другой характер. При своей специфике Украина — это все-таки уже лишенная средневековой семейно-клановой атрибутики современная европейская страна.

Если так, то почему бандиты-радикалы чувствуют себя в ней хозяевами жизни? Причин, как мне кажется, три. Многолетний социально-экономический кризис. Многолетняя слабость власти. Многолетнее снисходительное отношение государственных лидеров к экстремистам.

Кто-то боялся с ними связываться, кто-то им скрыто сочувствовал, кто-то использовал их в своих интересах. И вот результат: «гадкий утенок» вырос и почувствовал себя Годзиллой. Но на чем основано подобное самоощущение — на реальных ресурсах или на привычном чувстве безнаказанности?

Если официальная украинская власть — или хотя бы то, что сейчас в Киеве считается официальной властью, — будет по-прежнему пребывать в состоянии киселя, то, безусловно, на первом. Если же власть начнет вести себя как власть, то через некоторое время все должно стать на свои места.

Место радикалов на флангах политического пространства, а не в его центре. Рано или поздно экстремистов все равно придется поприжать. Я не знаю, получится ли это сделать у Арсена Авакова. Возможно, в какой-то мере да. А возможно, нет — Украина еще не вышла из ситуации постреволюционного брожения.

Но в любом случае, украинский министр внутренних дел мыслит в правильном направлении. Судьбу Украины не должна определять толпа агрессивных экстремистов из «Правого сектора» и иных подобных группировок. Им давно пора дать жесткий и решительный отпор. Каждый сверчок знай свой шесток. А каждый сектор знай свой сектор или, еще лучше, секторок.

Смотрите видео: "Правый сектор" опять штурмовал здание Верховной Рады

03:33