Фрейд как новый принц Флоризель

Конечно, с легким красавцем Флоризелем – Олегом Далем, я сравнил не замученного своими и чужими половыми комплексами беднягу венского врача… А явившегося нам неделю назад столь же, как и принц-сыщик, легкого в мыслях и движеньях, заглавного героя телесериала «Метод Фрейда» (ОРТ) в исполнении Ивана Охлобыстина.

Перепроверив отклики на официальном сайте сериала, рецензии, подивился потоку: Фрейда сравнивают («Комсомольская правда», так даже и в трех статьях) — только с Шерлоком Холмсом.

Когда вот он, рядом, такой же, отягощенный лишь избыточными километрами мозговых извилин, мегатоннами обаяния и миллионами в свободно конвертируемых валютах… вольный стрелок. Даже не скажешь — «антикриминального фронта», ибо самая идея фронта, команда «Стать во фрунт(строй)!» им скучна до неприемлемости.

Криминальные сюжеты, интриги, убийства, строительство и разрушение «алибей» в сериале «Метод Фрейда» — достаточно условны, похожи на шахматные задачи. Играющие за «ту сторону» (убийц, подозреваемых) — мало что актеры из десятого ряда, им и разыграться не дают. То есть, дело («Дела») обходятся без сдавленного хрипенья, традиционного катания желваков разоблаченного преступника. Страшно и представить, сколько б тут наиграли герои Чиндяйкина, НТВ-шных боевиков… Самая элегантная (по закрученности шахматного этюда) убийца, бизнес-леди Валентина Киселева и вовсе встречает команду своих арестовывателей – под наркозом, во время пластической операции. Апофеоз бесстрастности, но и прочие финальные задержания («Победы сил добра») игрой эмоций не сильно превосходят сцену ареста Киселевой.

Как был достигнут столь высокий показатель сыщикской утонченности? А это Роман Фрейдин, миллионер, покерный чемпион Европы, новый принц Флоризель, гнушаясь ролью плэйбоя, садится за стол работника Следственного Управления Прокуратуры РФ — влюбленный в… (оставим ей эту «версию») начальницу отдела подполковника Анну Кораблину (Наталья Антонова).

Наверно, киношный термин «актер второго плана», давший название оскаровской номинации можно прилагать ко всем «… актерам, играющим в фильмах с участием Ивана Охлобыстина». И смело выдвигать их на эту номинацию, даже если б они играли главных героев, а персонаж Ивана явился на 3-5минуты экранного времени. Точно так же играют-подыгрывают все актеры-персонажи Следственного Управления Прокуратуры этого сериала. Действующие строго в пределах шахматных правил: тяжелый тугодум Перницкий (ладья) — по линиям, Невежин (конь) — буквой «Г», два шага вслед Фрейду и один в сторону (недоверие, возмущение «простого человека»). Не отвлекаясь далее на диагональность ходов стажера Лиды (слона, «офицера») и одноклеточных шажков — генерала Галчанского (короля в исполнении Анатолия Вахи), перейдем к – «Королеве». Ферзь Анна Кораблина, самая ценная фигура, ходит и по правильным линиям, как ладья-Перницкий, когда злится на своего гроссмейстера Фрейда, и по диагоналям, под лучом его обаяния. Но что же в шахматах (и в фильме) — ценнее даже Ферзя?

Сам гроссмейстер? Ответ неверный. Гроссмейстер не «в», а «над». Вместе с нами оценивает фигуры, разменивает, выводит из под удара. Ценнее всего в игре сериала: сама шахматная доска, возможность, пространство Игры. То есть – Москва. Вы ведь обратили внимание на рефрен всех серий — панорамы города. Огни реклам, несущиеся авто, башни Москва-Сити, пентхаузы – главное место действия. Несколько психологических поединков Фрейда проходят на крышах небоскребов бизнес-центров, на фоне самой дорогой части самого дорогого города Европы. И даже одно из традиционных послепобедных фрейдовских распитий коньяка с генералом проходит прямо на скате крыши Следственного Управления.

Город, демонстрирующий не просто свое новое богатство, приметы роскоши, но и то, что идет следующей ступенькой за привалившими миллионами: обретенный Уклад Жизни.

Хозяева крупных фирм, рекламных и модельных агентств, сетей частных клиник, биржевики. По первым шести сериям, самый мелкий куш, из-за которого завертелся Этюд с убийством: 600.000евро похищенных у хозяина яхты и… очередного крупного рекламного агентства, конечно же. Правда в наборе варьируемых «мотивов преступления» остаются еще любовь, ревность и месть. Что ж, «Богатые тоже плачут», но теперь на экране не «богатые» из «нищебродных», копеечно-бюджетных мексиканских сериалов (выжимавших слезы, кажется, уже совсем в другой стране), а свои, российско-фактурные.

Раньше весь возможный убыток «следователя, помчавшегося в погоню» – выплюнутая недокуренная папироса, теперь: смартфон, опущенный Романом Фрейдом в чашечку кофе, просто, что б отложить телефонный вызов. Или лобовое стекло Порше Кайена, разбитое им — просто для завязки нужного разговора.

Вот главная, помимо упомянутых мегатонн ума и обаяния, точка сближения Фрейда и принца Флоризеля: за каждым стоит тыл прочного Уклада Жизни, (который, часто, как правило, но, увы, не всегда, приходит вслед за богатством).

Надежная, лояльная страна Баккардия (аллюзии на брэнд дорогого рома), обеспечивающая средствами и преданными офицерами свиты своего Принца, играющего в лондонского (тоже знаковое место!) сыщика.

Играет в сыщика и Роман Фрейдин, с закадровыми миллионами, на которые никто не покушается в стиле лихих 90-х. Только умопомрачительно красивая, слегка подозреваемая брокерша проводит с ним ночь, в расчете — не на отъем, конечно — на инвестиции нескольких фрейдовских миллионов в её бизнес-проекты. («Траст ми»).

Перефразируя песенку Быкова-Чебоксаровой, сериал о том, что «нам дается не потом и горбом, а так, из милости, задаром, от избытка».
Это Фильм-гипотеза: куда, на что — будет направлен «избыток», буде он, наконец, достигнут? Ведь с марксовых времен мы жили тяжелым подозрением, что капиталист в котелке, по мере богатения, все более звереет, на каком-то там миллиарде переходя с шампанского «Моэт эт Шандон» и рома… опять же… «Баккарди» — уже на чистую кровь пролетариев.

«Нет-нет, — успокаивают нас создатели фильма, — по мере формирования устойчивого Уклада Жизни, богач напрочь забудет о социальном садизме!
Правильный богач, пресытится даже ролью плэйбоя, и уже не ему будут обламывать кайф краткими арестами, как Прохорову, Полонскому, а он сам, примчавшись на… Porshe-911 (бензин, ремонт за свой счет) — будет арестовывать, обламывая кайф тем… кто кое-где у нас порой честно жит не хочет…

И еще одна важная примета Уклада в фильме, которую мог бы упомянуть даже сам Генеральный Прокурор РФ Юрий Чайка, позавчера поздравлявший подчиненных с годовщиной Прокуратуры России.

Ведь «Метод Фрейда», описывающий трудовые будни «Следственного Управления Прокуратуры РФ» (камера в каждой серии подчеркнуто фиксирует эту вывеску над подъездом, слегка дистанцируясь от реального Следственного Комитета при Прокуратуре же) — первый в России криминальный сериал, в котором нет и, похоже, не предполагается наличие привычной уже фигуры: «продажного, крышующего… следователя».

А не предполагается — все из-за этих же фрейдовских миллионов. Рядом с ним, сидящим за таким же столом, да еще и в более дешевом (подчеркивается), неудобном кресле, элегантно-иронически дискредитирующем саму идею денежного давления, («одна пицца на всех») — глупо же и коллегам гробить свои карьеры, жизни, ради гипотетической взятки в размере… ну от силы четвертьпроцента от состояния стоящего с тобой рядом, в одной очереди в прокуратурской столовке, непобедимо обаятельного Охлобыстина-Фрейда.
 

просмотров: 3117



Комментарии пользователей

  • Антон
    0

    Охлобыстин, как всегда, вытянул все. Думаю под него и писалось. Понравилась ваша аналогия с шахматами. Метко.

    21 января 2013 в 23:47 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход

По образованию – прикладной математик, по нынешнему роду занятий — писатель, историк. По одному из романов шла постановка на “Радио России”. О политике, вечной актуальности и парадоксальности истории — книги: «Вторая мировая Перезагрузка», «10 мифов об Украине», «Русская водка. 500 лет неразбавленной истории» и другие.