Психологическое тестирование учителей как "репутационный удар" по профессии

Буквально пять дней назад меня попросили дать интервью центральному телевидению по поводу последних скандалов в сфере образования – речь шла о сексуальных домогательствах учителя высшей категории и заместителя директора 57-й элитной школы в г. Москве, стрельбе в детей из травматического оружия учителя физической культуры пермской школы, исключении из пермской гимназии детей, страдающих онкологическими заболеваниями.

Меня также попросили дать оценку резкому росту преступлений, направленных против наших детей. Напомню, что, по данным СК РФ, количество уголовных дел, связанных с действиями сексуального характера в отношении несовершеннолетних, за 2015 год выросло на 44% по сравнению с предыдущим годом. А общее число преступлений в отношении несовершеннолетних за 2012–2015 годы составило свыше 65 000. В числе мер, направленных на наведение порядка, мной было предложено проводить регулярное психологическое тестирования педагогов. Именно это предложение вызвало немедленный последовавший через СМИ ответ Министерства образования и науки РФ, которое в категорической форме дало оценку – такая  процедура может нанести «существенный репутационный удар по одной из наиболее социально значимых профессий и оттолкнуть от нее молодежь».

Хочу отметить, что данная позиция не была озвучена как коллегиальное или личное мнение авторитетных руководителей, которые по «законам» педагогики должны были сослаться на научные исследования или международный опыт или как минимум обосновать свою позицию. Ничего подобного, и более того, анонимные представители министерства существенно исказили мою позицию, введя в оборот словосочетание «принудительное тестирование», не имеющее никакого отношения к сути моего предложения , а именно: «Что касается каких-либо принудительных тестирований педагогов, то подобные практики могут скорее привести к повышению нагрузки и стрессу. Министерство же в своей работе сконцентрировано на помощи учителям, повышении комфорта условий их труда, снижении бюрократической нагрузки. Таким образом, министерство не разделяет подхода к введению каких-либо принудительных психологических тестирований педагогов». Также было искажено мое обращение к министру. В своем интервью я сказал: «Считаю, что новый министр Ольга Васильева должна дать принципиальную оценку происходящему».

В редакции Минобра это прозвучало по-другому: «Член ОП просит Васильеву дать публичную оценку ситуации в сфере образования». Почему представители министерства так «переиначили» суть происходящего? Думаю, Ольга Васильева в этом разберется самостоятельно.

Также хотелось бы поинтересоваться, как люди, которые стоят за этими кавычками, относятся к тестированию школьников на наркотики и знают ли они, что практически во всех цивилизованных странах мира регулярное психологическое тестирование учителей является обязательной нормой? В курсе ли они заключения главного психиатра Минздрава Зураба Кекелидзе, который диагностировал психические расстройства и аномалии развития у 80% российских школьников. В связи с указанными цифрами «невольно» возникает еще один вопрос: «Должен ли педагог иметь повышенный уровень психологической устойчивости?» Должен, и смею также утверждать, что психологическая характеристика личности педагога определяет  его профессиональную пригодность. И, наконец, последнее – в 2017 году вступит в действие профессиональный стандарт педагога. По мнению разработчиков, только специалисты,  «способные проводить психолого-педагогические исследования процессов обучения, воспитания и развития, происходящих в живом взаимодействии учителя и учеников в формах совместной деятельности», смогут организовать учебную работу в соответствии с новыми требованиями! Как все это соотносится с вышеуказанной позицией Министерства образования и науки РФ, объяснить весьма трудно.

просмотров: 28509



Комментарии пользователей

  • Оценку
    4

    будет давать сначала следствие, если пострадавшие выставят иск против педофилов. А если решения суда не будет, то как Васильева сможет их обвинить и тестировать? На основании чего?

    17 октября 2016 в 13:22 Ответить
  • Ольга Косец
    6

    Вне всякого сомнения – учителям необходимо регулярно проходить психологическое тестирование. И любой из нас, бывший школьник и родитель нынешних учеников, это подтвердит. На мой взгляд, ничего в этом требовании обидного и дискредитирующего профессию нет и не может быть. При тестировании полицейских или, например, автомобилистов на получение водительских прав, почему-то никто не задается странным - с точки зрения здравого смысла – вопросом: не нанесет ли подобное действо моральный ущерб?

    17 октября 2016 в 15:44 Ответить
  • Ольга Косец
    3

    Пожалуй, каждый из нас в состоянии вспомнить неадекватное поведение какого-либо педагога из своего школьного детства. Или уже из школьной жизни собственных детей. Если речь о безобидных чудачествах и невинных курьезах, то это скорее материал для традиционных мифов, которые потом со смехом и трепетом пересказывают на встречах одноклассников. Но встречаются и абсолютно несмешные истории…

    17 октября 2016 в 15:46 Ответить
  • Ольга Косец
    1

    Приведу пример из школьной жизни младшего сына Матвея. Когда ребенок пошел в школу, то ничего не предвещало беды. Но довольно быстро выяснилось, что сын раздражает учительницу, которая регулярно, по поводу и без, демонстрирует предвзятость… Когда она беспричинно «сослала» Матвея в дальний угол класса, рядом с мусоркой, было обидно, но не страшно... А вот то, что учительница постоянно провоцировала какие-то разбирательства между детьми, настраивала их друг против друга, сеяла вражду и неприязнь, закончилось полицейским протоколом и следствием, куда были вовлечены и дети, и их родители. При этом, понятное дело, уроки и успеваемость отошли на второй план.

    17 октября 2016 в 15:50 Ответить
  • Ольга Косец
    4

    Конечно, я перевела ребенка в другое подразделение этого школьного объединения – и не пожалела. Все вернулось на свои места – желание спешить в школу, нормальные отметки, радость от общения со школьными друзьями. Перевод в другую школу стал выходом из сложной и неприятной ситуации, но не решением вопроса. Уверена, что эта учительница кого-нибудь из учеников еще не раз невзлюбит и попытается, допускаю, что не намеренно, но это ничего не меняет, сломать ему жизнь…
    Я отдаю себе отчет, что работа в школе не только сложная и ответственная, но и нервная, выматывающая, опустошающая. Многие педагоги эмоционально, да и профессионально выгорают через несколько лет работы. Вне всяких сомнений их нужно пожалеть и дать возможность периодически посещать психолога и заботиться о собственном самочувствии. Объясните, кого и как этим можно обидеть?

    17 октября 2016 в 15:51 Ответить
  • учительница
    11

    странно, что министр не знает, что учителя ( московские уж точно) ежегодно проходят обследование у врача нарколога и врача-психиатра.

    17 октября 2016 в 16:30 Ответить
  • Учитель из Краснодара
    12

    Наши учителя тоже ежегодно проходят обследование у этих врачей.

    17 октября 2016 в 18:22 Ответить
  • Педагог
    4

    Мне представляется, что Министра Ольгу Васильеву, простите за такое слово, но все-таки подставили некомпетентные подчиненные.

    17 октября 2016 в 19:14 Ответить
  • Учитель со стажем
    4

    Странная позиция анонимных представителей Минобразования, глупая и безответственная. Боятся, что после проверки некому будет работать в школах. И руководителя поставили в странное положение. Доверять душу ребенка людям без гарантии их соответствия требованиям педагогического стандарта недопустимо!

    17 октября 2016 в 20:35 Ответить
  • Психиатр
    3

    По официальным данным, психическими расстройствами в России страдает 3,5% населения (более 4 миллионов человек). В свою очередь, специалисты полагают, что в помощи психиатров нуждаются около 21 миллиона жителей страны. А вы тут спорите!

    18 октября 2016 в 07:37 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Член Союза писателей РФ, Член Общественной палаты РФ четвёртого и пятого созывов.

За время работы в ОПРФ пятого созыва получил наибольшее количество обращений граждан (свыше 23000). Занял первое место по количеству решённых вопросов (свыше 60% от общего количества). Вошел в тройку самых активных членов ОПРФ по работе со СМИ, за три года свыше 10000 публикаций, интервью, выступлений на радио и телевидении.