Заносить теперь надо «антирасистам»

Меня мало кто мог заподозрить в слепой вере в российский футбол, бессмысленный и беспощадный. В статьях, книгах и передачах я всегда настаивал на том, что не только в политике, но и в спорте тем более пора прекратить искать свой особый путь, перестать выполнять традиционное российское предназначение – «показывать всему миру, как не надо жить». Но речь я всегда вёл об одном: о том, что футбол – не только социальная функция, о которой у нас любят постоянно вспоминать, но прежде всего – бизнес. Чем меньше вмешиваются в игру не деньги, являющиеся всеобщим эквивалентом любых бизнес-процессов, а какие-нибудь структуры сверху, желающие что-нибудь да отрегулировать, тем для футбола только лучше.

Но мысль эта справедлива и актуальна именно для взаимоотношений государственных и футбольных структур. Сегодня же мы находимся на заре новой эпохи – когда в футбольном мире зарождается совершенно новая система взаимоотношений, когда миром спорта начинают управлять не те, кому это положено (как бы мы сказали в общественно-политическом СМИ – саморегулируемые организации), то есть футбольные лиги, федерации и союзы, и даже не телевещатели и разного рода правообладатели, а регуляторы новой формации.

На днях как гром среди ясного неба прокатилась по футбольным федерациям странная новация: введены должности инспекторов по борьбе с расизмом. Звучит новая должность как-то по-советски дебиловато: будто это инспектор какой-нибудь по делам несовершеннолетних в детской комнате милиции. Но если тот инспектор мог разве что безуспешно капать на мозги асоциальным родителям юного сорванца, то у новой структуры, спешу предположить, окажутся со временем гигантские, просто космические полномочия.

Это только сейчас основная задача декларируется как мониторинг проявлений расизма. Для мониторинга новые рабочие места создавать не нужно: все расистские выходки прекрасно видны. Особенно в России, где националистический вирус всегда был очень силён. Все знают и про бананы для Роберто Карлоса, и про баннеры, которые в благовоспитанном обществе даже упоминать неловко, и про многое другое.

Но знаем мы и про другую, оборотную сторону медали. И она тоже очень неприглядна. Это когда тема расизма сама по себе используется для манипуляций. Отнюдь не пай-мальчик Яя Туре, замешанный не в одном скандале, вдруг якобы слышит «уханье» в свой адрес с трибун ЦСКА. Никто, кроме него, больше не слышит. Официальные действующие лица не слышат, тренерский штаб его клуба не слышит, делегат УЕФА не слышит. Но одного интервью Яя Туре оказалось достаточно, чтобы на армейцев было наложено серьёзное наказание.

Провокатор Халк, променявший возможность вырасти в звезду мирового масштаба на деньги с газовым запахом, повздорил с судьёй Матюниным. Тот, дескать, заявил, что не любит темнокожих. Опровергли слова Халка все: и игроки, находившиеся рядом, и даже полиграф, на котором судья прошёл проверку. Но комитет по этике так и не решился наказать питерского врунишку. Тут ведь как: выяснилось бы, что врёт Матюнин – наказали бы, и все сказали бы: «Поделом подлецу!» Но раз врёт Халк – как его накажешь? Вдруг в расисты запишут?

Как это происходит в других видах спорта, хорошо известно. Шамиля Тарпищева за безобидную шутку в адрес «братьев Уильямс» практически сразу один из «братьев» записал в расисты. Шутишь о чёрных – значит расист. И точка.

И вот тут-то, на этой зыбкой грани между раздутой до карикатурных масштабов политкорректностью и показушной борьбой с псевдорасизмом, возможно очень многое. А любая возможность, если она имеет какую-либо перспективу, сразу же институализируется, приобретает характер оформленного социального института. И вот возникает новая структура, пока ещё маленькая структура. Это сегодня она кажется безобидной, чисто мониторинговой. Но это до поры до времени. Очень быстро лоббистские группировки совершенно разного толка понимают, что борьба с расизмом – очень удобный способ прикрыть любые делишки. Нужно наказать неугодный клуб или ершистую федерацию – и вот готова уже почва. Да ещё какая! Не отмоешься, если постараться. И процесс-то будет не такой уж примитивный: ведь будет расти не только число наказанных – будет расти и укрепляться сама едва нарождающаяся сегодня организация. Будет укрепляться комитетами, подкомитетами… Да и интригами, само собой. И если кому-то кажется, что всё это будет контролироваться ФИФА, УЕФА, федерациями на национальном уровне, то можно быть уверенными: так будет недолго. Очень скоро эти структуры вырастают в монстров, которым нужна, в данном случае, не борьба с проявлениями расизма, а власть и могущество. Они очень скоро становятся одними из основных центров влияния. Если сказать цинично, по ряду вопросов «заносить» нужно уже им.

Сомневаетесь? А посмотрите, во что превратилась ВАДА в других видах спорта. Созданная в роли некоего бюро, в роли специализированной лаборатории при международных спортивных структурах, при олимпийских комитетах, на национальном уровне – при Минспорта, она менее чем за десяток лет превратилась в хвост, виляющий собакой. По ряду вопросов надо не к руководству МОК идти, а к главе ВАДА – там реальные рычаги власти, рычаги влияния, там центр принятия очень многих решений. А в мире современного профессионального спорта, который, как известно, прямо противоположен понятию «здоровье», на допинге, чего уж греха таить, в той или иной степени сидят все. Вопрос только в том, насколько он кустарный, насколько далеко шагнула фармакология в той или иной стране.

К миру футбола ВАДА не шибко допущена. Любая мафиозная структура предполагает, что сферы влияния строго поделены. И тут как раз функции регулятора со временем и станут выполнять такие же персонажи, только не допинг-офицеры, а инспекторы-антирасисты.

Готовьтесь. Футбол – точнее, управление им – уже никогда не будет прежним. 

просмотров: 1429



Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация