В Нью-Йорке с успехом завершились гастроли Вахтанговского театра

Американские зрители буквально «висели на люстрах»

01.06.2014 в 22:03, просмотров: 7866

В воскресенье на Манхэттене в последний раз московский театр имени Вахтангова сыграл своего "Евгения Онегина". Четыре вечера подряд у входа в  Нью-Йорк Сити Центр наблюдалось столпотворение. Последний воскресный спектакль, кажется, побил все рекорды по числу желающих увидеть необычную театральную версию "энциклопедии русской жизни". Чувства, возбуждаемые ею, за океаном совсем другие, чем на родине. С подробностями — обозреватель "МК".

В Нью-Йорке с успехом завершились гастроли Вахтанговского театра
"Евгений Онегин". Няня - Людмила Максакова, Татьяна - Евгения Крегжде. Фото: vakhtangov.ru

Место массовой встречи наших соотечественников и американских театралов на минувшей неделе — 55-я улица. Как и все другие на Манхэттене, она - в узкую-узкую полосу и движение по ней тащится еле-еле, намного хуже чем в Москве. Поэтому многие приезжают в театр на метро или приходят пешком.

Вот идет Михаил Барышников - невысокий, немолодой, такой ... узкий, то есть очень стройный,  с прямой спиной. В руках темно-синяя бейсболка, хотя на нем  строгий темный костюм.  Звезда с мировым именем не привлекает к себе никакого внимание (без темных очков и сопровождения): взял свои пригласительные  и отправился с женой в партер. По окончанию спектакля также незаметно растворился в толпе, успев поздравить устроителей гастролей. Подходить к нему бесполезно — известно, что Барышников интервью не дает, на память с артистами и зрителями не фотографируется не зависимо — понравилось ему зрелище или нет.

Зал на 2 тысячи 200 мест полон под завязку. Причем если на первом спектакле — последний, очень высокий балкон пустовал, то на втором там сиротливо смотрелось, может, с десяток мест, а уже к последнему — забито было все, как у нас сказали бы: "висели на люстрах". Зрительская почта, как цыганская делает свое дело - публика или идет или протестует.

Успех у своих объясним многими факторами, в том числе ностальгическим чувством, оторванностью от родины. Я встретила здесь бывших артистов московских театров (Ленком, "Сатирикон", театр Маяковского), по двадцать лет живущих в США — пришли к коллегам и потом поздравляли. Но нашим артистам еще важна оценка американских профессионалов, американской публики. А их было за эти дни немало — для них три экрана с субтитрами.

"Нью-Йорк таймс" уже после второго спектакля вышла с рецензией в превосходных степенях. Цитирую: "Поразительно красивая постановка "Евгения Онегина", сделанная Римасом Туминасом - это страдальческая яркая игра с музыкой и танцами. Есть множество незабываемых сцен. Кружащаяся метель вокруг освещенной фонарем кареты, женщин в белых подвенечных платьях на серебренных качелях. Фата, превращающая невесту в плакальщицу. Отражение в зеркальной стене картины... И здесь мы видим насколько возвышенным и безупречным в искусстве может быть страдание".

Отмечают игру артистов, и что особенно меня радует — молодых. Они во многом делают успех спектакля — Виктор Добронравов, Василий Симонов, Женя Крегжде и Ольга Лерман, Мария Волкова, а не только их знаменитые и опытные коллеги разных поколений — Максакова, Коновалова, Симоновы (Владимир и Рубен), Купченко, Мельникова, Макаров, Кузнецов, Корнева. Уже не говорю о мимансе из восьми поющих танцовщиц и нескольких ребят, один танцор (Павел Тэхэда Кардэнас), другой, замечательно поющий (Валерий Ушаков), — это вообще отдельная история в спектакле. И конечно же, бессловесный, но очень важный персонаж странного домового с мандолиной в исполнение Екатерины Крамзиной.

Именно этот молодой ансамбль пластически и вокально создает тот эмоциональный фон, который дает объем и еще что-то необъяснимо-щемящее этому удивительному спектаклю Римаса Туминаса.

Перед вторым актом миманс в обязательном порядке распевается в комнате на третьем этаже. За пианино в углу — концертмейстер Наташа, а девушки на разные голоса коллективно упражняются:"Ах-ух-ах-ух".

Что поразило в этом нью-йоркском театре — зал огромный с тремя навесными балконами по центру, а за кулисами, особенно справа, места почти нет. Мало того, что сцена меньше вахтанговской и "Онегину" пришлось поджаться в своей зеркальной декорации, так еще от черной  кулисы до стены расстояние буквально в шаг. И это не преувеличение — костюмеры с костюмами наготове вжимаются в стенку, и я не понимаю, как им удается в таких условиях помогать артистам переодеваться.

— А сколько по списку в "Онегине" костюмов? — успеваю спросить в момент редкой паузы.

— Сколько? Да под сто будет, — говорит старейший костюмер театра Галина Петровна, — считай: только у Татьяны с Ольгой по четыре платья, а сколько панталон, фраков и фрачных рубашек, шляп, цииндров.... Мне вот надо здесь где-то машинку швейную найти, а то штаны у одного прямо на сцене лопнули.

Узкий коридор меряет шагами Онегин — Алексей Гуськов. Скоро его последняя сцена, и он теперь не то что на первых спектаклях — вещь в себе, а уже может спокойно общаться.

— Да я первые спектакли был в таком коматозе. В середине апреля мне Римас сказал, что хочет ввести меня на роль Онегина. "Вы хорошо подумали, Римас Владимирович?" — спросил я его. А через месяц, в мае, я снимаюсь в картине у Снежкина, мне звонят и говорят, что через два дня играют под замену "Онегина". Как? Я же еще не так готов.

— Когда ты почувствовал, что для тебя спектакль состоялся?

— Здесь, уже на втором появилась свобода. А сегодня я уже сам двигаю внутри его, пробую какие-то вещи. Извини, я пошел.

Алексей шагнул на сцену и только голос слышен: работает на интонациях, они рождают разные чувства — от жалости к старому Онегину до неприятия его.

Людмила Максакова у себя в гримерке — отдыхает перед выходом. Она активно живет в Нью-Йорке: ходит по музеям (несколько раз была в Метрополитен музее) , посетила "Баядерку" ABT балета. Разговаривать с ней одно удовольствие — острый ум, шутит, много знает.

Но вот последний спектакль в Нью-Йорке завершен. В финале зрители кричат, встают с мест. Одна женщина на выходе, слышу, говорит спутнику:"Слава Богу наконец стоящее искусство привезли. Надоели антрепризы". Завтра "Евгений Онегин" отправляется в Бостон, где в театре "Маджестик" даст два представления.

Гастроли проходят при поддержке Министерства культуры России.



Партнеры