Английская Манон отдалась Стасику

В Московском Музыкальном театре состоялась премьера британского хореографа

09.07.2014 в 13:41, просмотров: 4083

Премьеру балета «Манон» английского классика Кеннета МакМиллана Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко показывал в экстремальных условиях: через две недели, после гастролей в Большом театре английского Королевского балета, то есть труппы где это произведение, ставшее главным украшением гастрольной афиши, собственно говоря и родилось в 1974 году. С тех самых пор балет (на основе романа аббата Прево «История кавалера де Грие и Манон Леско»), сделанный на подобранную из различных опер музыку Массне, является воплощением знаменитого британского стиля и неотъемлемой частью английского репертуара. Так что спектакль представленный нам московским театром поневоле пришлось сравнивать с английским оригиналом.

Английская Манон отдалась Стасику
фото: Олег Черноус
Манон – Татьяна Мельник, Де Грие – Албан Лендорф. Фото предоставлено пресс-службой МАМТ

Казалось бы такое сравнение заранее будет не в пользу Стасика. Ситуация осложнилась ещё и тем, что Сергей Полунин, перешедший два года назад в московскую труппу из Королевского балета, и как никто знающий все тонкости английского стиля, повздорил с британскими репетиторами, переносившими английский балет в Стасик, от участия в спектакле наотрез отказался. Более того, капризный танцовщик решил поменять форму сотрудничества с театром и со следующего сезона намерен выступать в Стасике лишь в качестве приглашенного премьера. Однако даже лишившись танцовщика, который не раз танцевал «Манон» будучи премьером Ковент Гардена, театр с честью вышел из возникшей тупиковой ситуации.

фото: Олег Черноус
Манон – Татьяна Мельник, Де Грие – Албан Лендорф. Фото предоставлено пресс-службой МАМТ

В качестве кавалера де Грие премьеру Стасик доверил артисту не менее известному нежели Полунин – солисту Датского Королевского балета Албану Лендорфу. В партии же Манон вышла совсем молоденькая солистка театра Станиславского Татьяна Мельник. Скажем сразу — Лендорф Полунину замена не совсем адекватная, и его исполнение партии де Грие не стало бы особо примечательным событием, если бы танцовщика не знали у нас по фестивалю Бенуа де ла Данс. В прошлом году получив заветный «балетный Оскар», Лендорф буквально сразил видавших виды балетоманов: стало ясно - так как танцует датскую классику он, больше в мире не может танцевать никто.

Иное дело требующая удлиненных линий английская классика - в партии де Грие «крепыш» Лендорф, танцущий этот балет в Копенгагене не первый сезон, находится, что называется, не совсем на своей территории. Однако незаурядное актерское мастерство артиста, его прекрасные партнерские качества, очень точное исполнение хореографии МакМиллана вполне убеждают в широте его артистического диапазона. Де Грие у обаятельного Лендорфа отменный, не влюбится в него просто не возможно. Его игра увлекает, а финал потрясает - он не рыдает над телом мертвой Манон, как театрально делают другие артисты, а смотрит в зал, и взгляд его говорит больше, чем любая мимика, заставляя дрогнуть не одно зрительское сердце.

фото: Олег Черноус
Манон – Татьяна Мельник, Де Грие – Албан Лендорф. Фото предоставлено пресс-службой МАМТ

Довольно уверенно чувствовала себя в объятиях и поддержках такого надежного и любящего де Грие и молодая дебютантка – Татьяна Мельник. Сделав ставку на никому неизвестную танцовщицу театр сильно рисковал, но в итоге оказался в выигрыше - худрук Игорь Зеленский открыл новую талантливую исполнительницу, вполне способную органично войти в спектакль британского классика. Внешне танцовщица оказалась очень похожа на звезду Королевского балета – Сару Лэмб, лучшую исполнительницу этой партии на гастролях в Москве. Мельник не только не стушевалась, когда сделала кое какие чисто технические ошибки в 1-ом акте, но и уверенно продолжала вести спектакль, по ходу действия при этом обыгрывая такие детали, не слишком четко прозвучавшие в танце её английских коллег. Такова сцена с браслетом во втором акте, когда Манон не хочет отказаться ни от подарков своих богатых покровителей, ни от любимого де Грие. Этот эпизод заставляет заподозрить у балерины не только танцевальный, но и отменный артистический талант. Стройная и легкая словно перышко, она буквально трепетала в последней сцене в руках своего мужественного партнера бросающего её в воздух с такими подкрутками, каких мы не видели даже в исполнении Карлоса Акосты и Натальи Осиповой!

Следует отметить, что практически вся труппа Станиславского танцевала многонаселенный и многоактный спектакль так, что даже при сравнении с английским оригиналом в нем не чувствовалось «швов». Понятно, что здесь сказались навыки освоения «английского стиля», которые танцовщики Стасика приобрели в прошлом сезоне при постановке другог балета МакМиллана «Майерлинг». Разумеется, не обошлось и без огрехов, впрочем, извинительных в ситуации, когда сравнение идет с образцом: кордебалет в Стасике более разболтан, не слишком продуманной и отрепетированной оказалась партия Леско (брата Манон) у Дмитрия Соболевского, менее колоритным чем у англичан был и Надзиратель (Михаил Пухов), чуть не дотягивали до английского уровня и другие персонажи . Понятно, что во всех этих лихих «переигрываниях», в этих «чуть» и «не совсем» - и скрываются каверзы английского стиля, в котором даже самые периферийные партии требуют тщательнейшей проработки (в этом контексте отметим отличные работы Алексея Бабаева и Станислава Бухараева).

Осваивать и шлифовать этот стиль артистам Стасика ещё предстоит. Однако уровень, продемонстрированный театром на фоне гастролей английского Королевского балета, уже сейчас заставляет признать правильной стратегическую линию, которую выбрал три года назад худрук Игорь Зеленский. 



Партнеры