Обзор лучших и худших музыкальных спектаклей сезона

Весеннее обострение мюзикломании

5 апреля 2015 в 18:39, просмотров: 6329

Сразу несколько новых мюзиклов обновили московскую театральную афишу. А тут еще и фестиваль «Золотая маска» пополнил список своими номинантами. Читаешь перечень предлагаемых названий — и чувствуешь себя прямо как на Бродвее. Только вот со спектакля нередко выходишь с чувством, что тебя порядочно надули. Зато когда удается увидеть честный, талантливый и, что самое главное, — профессиональный спектакль, то душа «мюзикломана» буквально поет. Кому и каким образом удается вызвать душевный трепет, а кто занимается надувательством, разбирался обозреватель «МК».

Обзор лучших  и худших музыкальных спектаклей сезона
На снимке: Лиса Алиса (Анастасия Тюкова) и Буратино (Михаил Маневич). Фото: Елена Маряшина

«Алые паруса-10»

Мюзикл Максима Дунаевского «Алые паруса» побил все возможные рекорды по количеству постановок. Некоторые настойчивые продюсеры так сроднились с этим материалом, что ставят спектакль не по одному разу. Правда, толку от таких римейков маловато, что, увы, и продемонстрировала новая версия «Алых парусов» компании «Русский мюзикл». Продюсеры пригласили режиссера Светлану Горшкову (предыдущие «Паруса» ставил Дмитрий Белов) и доверили сценографию художнику по костюмам Ольге Шагалиной (в первой версии в качестве сценографа весьма сомнительно дебютировал известный художник по свету Глеб Фильштинский). Надо признать, что постановщики поработали над ошибками: в сценографии наконец-то появилось море, а в финале — красивые алые паруса, а не грязная тряпка. Однако главная жертва этого маловысокохудожественного проекта — великолепная музыка Максима Дунаевского — снова подверглась истязаниям.

Долбящая «фанера», напрочь глухие звукорежиссеры, каша вместо слов. Притом что в спектакле заняты классные артисты — Антон Деров, Анна Гученкова, Максим Заусалин, — однако если не видеть их в других проектах, то вовек не догадаться об их способностях, что надежно спрятаны за криками и воплями. А что им делать? Фонограмму-то как-то надо переорать! Зритель не понимает — кто там чего спел: во-первых, текста не слышно, а во-вторых, доморощенные «мюзикломейкеры» про локализацию звука слыхом не слыхали.

Остается только надеяться, что через годик-другой продюсеры «Русского мюзикла» выпустят третью редакцию «Парусов». Расщедрятся на живой оркестр, возьмут на работу нормальных звукорежиссеров… В общем, как поет одна из героинь «Алых парусов»: «Мечты, мечты, куда уводят мечты…»

«Редкая лошадь долетит до середины Днепра…»

А вот спектакль Краснодарского музыкального театра «Гоголь. Чичиков. Души», приехавший в Москву как номинант «Золотой маски», порадовал. Поставленный на основе лайт-оперы Александра Пантыкина «Мертвые души» (в свое время композитор получил за нее «Золотую маску»), этот мюзикл совершенно не нуждается в снисходительном отношении: ничего «провинциального» в спектакле нет и в помине. Непростая история и партитура в руках Александра Мацко (режиссура и хореография) и Андрея Лебедева (дирижер-постановщик) обрели жанровые черты качественного мюзикла. Владислав Емелин (Чичиков), Владимир Кузнецов (Ноздрев) и Наталья Арзяева (Лиза) жертвуют красотой звучания своих голосов во имя сугубо драматических целей. И если Арзяева в основном поет оперетту и мюзикл, то Емелин с Кузнецовым — ведущие солисты театра, в репертуаре которых сложнейшие оперные партии. Но это нисколько не мешает им в полной мере играть свои роли в мюзикле и быть поющими артистами, а не играющими певцами. А в кульминации спектакля, где звучит широкая и раздольная ария Ноздрева «Редкая лошадь долетит до середины Днепра» (довольно смелый перепев гоголевского текста, автор либретто Константин Рубинский), фантасмагорические персонажи хрестоматийной поэмы окончательно сближаются с нашей полубезумной реальностью, в которой самые обаятельные герои — жулики и аферисты.

«Буратино» дель арте для семейного просмотра

Режиссер Тереза Дурова в который уж раз заставляет поверить, что настоящий профессиональный мюзикл бывает не только на Бродвее. Он регулярно бывает и в Театриуме на Серпуховке, где в полной мере владеют технологией мюзиклового производства. Дурова взяла известнейший материал — «Бу-ра-ти-но» Алексея Рыбникова — и сделала неожиданный и невероятно стильный спектакль, основанный на приемах итальянской комедии дель арте. Сделала это последовательно, нигде не изменив стилистике и не обманув ожидания целевой аудитории: «Бу-ра-ти-но» — образец «семейного» спектакля», типичного для Бродвея и все еще редкого для нас.

Как сделать, чтобы папы с мамами не скучали, приведя в театр свое чадо? В Театриуме знают: нужно внедрить в спектакль несколько смысловых пластов. Простой пример: в самом начале Джузеппе берет в руки «говорящее полено» и начинает им жонглировать (в этом театре умеют всё: петь, танцевать, выделывать сложные акробатические трюки и даже по канату ходить). Полено очень смешно «дерется» — маленькие дети хохочут.

Такая же штука — с текстами. Скажем, песенка кукол театра Карабаса-Барабаса: «Карабас — режиссер очень модный, поэтому он не свободный». Шутка для взрослых театралов. Ну а реплика: «Не люблю я докторов, я практически здоров!» — тут же подхватывается детьми.

Но первое, что мы видим на великолепно оформленной сцене, — это живой оркестр (дирижер Максим Гуткин), изящно вписанный в площадь Сан-Марко. Звуковой баланс выстроен так, что становится ясно: здесь не берут в звукорежиссеры инвалидов по слуху. Каждое слово, каждая реплика отчетливо слышны. Актеры Театриума, конечно, не оперные певцы, но в этом материале академический вокал не требуется: манера пения совершенно адекватна музыке Рыбникова.

Имеется в «Бу-ра-ти-но» еще одна фигура высшего пилотажа: главный герой. То, что это мальчик, а не выдающаяся травести, мне (и не мне одной) стало понятно только в середине спектакля. «Так не бывает, — думала я. — Ну не может так играть ребенок, даже самый талантливый». Оказалось, Михаил Маневич (другой, не менее талантливый исполнитель — Эмиль Рывкин) — может. Потому что режиссер Тереза Дурова знала, как его этому научить. Чтобы подростки не кривлялись среди профессиональных артистов, а выглядели органично и обаятельно.

Так почему же у одних «катит», а у других — никак? Даже со второго раза? Наверное, потому, что не стоит изобретать велосипед, у которого непременно будет неудобный руль, а тормозов не будет вовсе. Русский писатель Тургенев не только написал «Муму» — он еще терпеть не мог дилетантизм, считая национальным позором наличие в России «кулибиных». Профессионализм, конечно, не панацея. Даже не шибко талантливый человек может овладеть творческой профессией. И сделать скучный, никому не нужный спектакль. И это беда. Но не катастрофа. А вот когда спектакль делают люди пусть даже способные, но непрофессиональные — это катастрофа.



Партнеры