Индульгенция для Энтео: тысяча рублей за погром в Манеже

«Такая шайка может ворваться завтра куда угодно и что им вздумается разгромить, вот что самое страшное»

8 сентября 2015 в 18:23, просмотров: 6124

Судебное разбирательство дела о разгроме в Манеже началось с фарса. Двоих из четверых погромщиков, напавших на выставку «Скульптуры, которых мы не видим», уже признали виновными в мелком хулиганстве и обязали выплатить штраф в размере 1000 рублей с каждого. Еще двоим включая Энтео, очевидно, грозит та же кара — разбирательство назначено на 15 сентября. Пока не ясно, будут ли выдвинуты против т. н. православных активистов другие обвинения, на чем настаивает музей. А если нет? Тогда, выходит, сей прецедент развязывает руки всякому, кому не понравилось что бы то ни было в музее?... Инцидент становится индульгенцией для потенциальных вандалов?

Индульгенция для Энтео: тысяча рублей за погром в Манеже
фото: Геннадий Черкасов

Вообще дело о разгроме в Манеже донельзя запутано. Чтобы разобраться в нем, стоит восстановить хронологию событий, а уж после делать выводы.

14 августа. Вечером, перед закрытием музея, группа из четырех человек (Людмила Есипенко, Павел Тимонин, Георгей Солдатов и Дмитрий Цорионов, он же Энтео) устраивает погром на выставке «Скульптуры, которых мы не видим». Походив немного по экспозиции молодые люди, позиционирующие себя как православные активисты, начинают кричать и крушить работы художника Вадима Сидура. В частности, скидывают с постаментов четыре линограммы (гравюры на линолеуме) авангардиста и топчут их ногами. Охранники музея вызывают полицию. В тот же вечер музейно-выставочное объединение «Манеж» подает заявление на налетчиков, где обвиняет их в вандализме и нанесении морального ущерба, просит завести уголовное дело.

19 августа. Реставрационный Центр Грабаря завершает оценку материального ущерба, нанесенного четырем работам Вадима Сидура из цикла 101. Вердикт реставраторов: две работы повреждены значительно (оторваны углы, есть разрывы, трещины, царапины), двум нанесены повреждения средней тяжести. На восстановления необходимо 1,2 млн.рублей «Следствие передало нам на два дня работы, мы сделали акт обследования. Оторваны части линолеума, есть царапины, трещины. Чтобы восстановить работы, нужны разрабатывать технологию реставрации и специальные клеи», - поясняет «МК» директор Центра Грабаря Александр Лесовой. Впрочем, сами пострадавшие работы Манеж не демонстрирует даже на фото, так что оценить ущерб имели возможность только реставраторы. Вот уж где оправдывается название выставки «Скульптуры, которые мы не видели».

20 августа. Тверской районный суд признает виновной по статье «Мелкое хулиганство» (ст. 20.1 ч.1 АК РФ) одну из участниц нападения Людмилу Есипенко. Она получила штраф в размере 1 тыс. рублей. Но что подразумевалось под «мелким хулиганством» - порча экспонатов или нарушение общественного порядка — не известно.

26 августа — повторное нападение на выставку «Скульптуры, которых мы не видим» в Манеже. Двое т. н. «православных активистов» врываются в музей с криками «Мы вас разгромим!». В тот же день, как сообщили «МК» в пресс-службе Тверского суда, должен был явиться на разбирательство Энтео — Дмитрий Цорионов, однако он этого не сделал. «В целях всестороннего рассмотрения дела, слушание перенесли на 15 сентября. Тогда же состоится слушание по делу Георгия Солдатова», - сообщили нам в Тверском суде.

27 августа. Сопредседатель движения «Народный Собор» Олег Кассин усматривает в работах Вадима Сидура порнографию и обращается в Генпрокуратуру и Следственный комитет с просьбой проверить их. В тот же день Манеж подает заявление по поводу бездействие правоохранительных органов - 14 сентября истекает срок ответа.

2 сентября Тверским судом признан виновным в мелком хулиганстве Павел Тимонин: оштрафован на 1 тысяча рублей.

Что в сухом остатке?

Манежу как заявителю ничего по поводу административного штрафа налетчиков не сообщалось, утверждают в пресс-службе МВО. Но, очевидно, обвинение по статье «мелкое хулиганство» предъявлялось до того, как следователи успели направить в прокуратуру экспертизу Центра Грабаря.

Сейчас музейщики ждут, когда же нарушителей спокойствия обвинят в вандализме и взыщут с них материальный ущерб. Ждут тихо и мирно — все комментарии по делу дает только пресс-секретарь: директор музея Сидура, который входит в МВО «Манеж», Ярослав Алешин, безмолвствует, как и директор объединения Ирина Толпина. Пресс-служба объясняет молчание «тайной следствия», но какие тут могут быть тайны?... Странно. Тем временем, Дмитрий Энтео-Цорионов заявляет, что будет обжаловать решение касательно своих сподвижников и добиваться полной амнистии.

Но если участники погрома в Манеже уже были осуждены за повреждение экспонатов, как за мелкое хулиганство, то второй раз за то же деяние по другой статье их уже нельзя будет осудить.

В то же время все больше людей подписываются под петицией, направленной в СК, РПЦ и МВД, с призывом «запретить деятельность организации "Божья воля", «разжигающей нетерпимость и ненависть в обществе, искажающей сущность христианского учения и оскорбляющей чувства верующих людей». Сейчас уже почти пять тысяч человек подписались под петицией. Под ней подписались и сотрудники «Манежа», хотя не они были ее инициаторами.

С другой стороны баррикад идут нападки на художника-фронтовика Сидура: так, профессор кафедры теологии МГЛУ Александр Евдокимов, проводивший экспертизу на предмет порнографии в его работах, заключил, что демонстрация данных работ авангардиста «направлена на посягательство на общественную нравственность, на оскорбление нравственных чувств людей».

Словом, общество разделось на два лагеря. И тут главное, как поведут себя правоохранители.

Если наказание погромщиков выставки «Скульптуры, которые мы не видим» ограничится штрафом, это развяжет руки потенциальным вандалам и не известно сколько еще произведений будет уничтожено, уверен депутат фракции «Яблоко» в Законодательном собрании Петербурга Борис Вишневский.

- За разгром выставки в Манеже так называемых православных активистов оштрафовали на 1000 рублей. Не известно, будут ли еще предъявлены обвинения и какие. В Петербурге ситуация с вандалом, разрушившим барельеф Мефистофиля из религиозных соображений, не разрешилась. Но, судя по тому, что РПЦ попросила суд смягчить решение, серьезного наказания не последует. Это справедливо?

- Это возмутительная ситуация. Столь смехотворное наказание за вандализм, за погром выставки в Москве – плевок в лицо светскому обществу, это фактически индульгенция для будущих вандалов.

Тем самым им дан сигнал, что ТАК можно. Что в худшем случае такое поведение повлечет за собой символический штраф, а то и вообще можно будет уйти от ответственности.

Недопустимо, что люди прикрываются иконами и крестами, что они называют себя православными активистами. Стучат кулаком в грудь, ссылаются на слова «Господь Бог ими руководит».

На мой взгляд, они не являются никакими православными. Ведь православие основано на милосердии, прощении и любви, а не на агрессии, нетерпимости и погромах.

фото: youtube.com
Погром в самом разгаре.

Но при этом руководство РПЦ занимает, как мне представляются, странную и лицемерную позицию. До тех пор, пока РПЦ не осуждает их однозначно, пока просит смягчить наказание и войти в их положение, возникает ощущение, что именно эти люди и представляют руководство РПЦ. Они сегодня — символ нынешний московской патриархии. Потому что она всему этому потворствует. То, что они делают, это уголовное преступление. Это не мелкое хулиганство, это уголовщина — что в Петербурге, что в Москве.

фото: youtube.com
Одна из пострадавших работ Вадима Сидура.

Обратите внимание, что ничего не слышно по поводу погрома на день рождении радиостанции «Серебряный дождь» (в июле настоятель храма Благовещения Пресвятой Богородицы, протоиерей Димитрий Смирнов с сотней прихожан ворвался на празднование 20-летия радиостанции "Серебряный дождь" и устроил погром, объяснив это тем, что громкая музыка мешает молитвам — прим. авт.).

Такие люди уходят от наказания при поддержке церкви и еще заявляют, что нужно наказывать не их, а организаторов. А что дальше? Завтра ворвутся в Русский музей и изуродуют там скульптуру великого Марка Антокольского «Мефистофель»? И что еще им померещится?

- Как, по-вашему, нужно наказать, чтоб не повадно было?

- Если бы за погром в Манеже, за нападение на праздник «Серебряного дождя», за уничтожение барельефа Мефистофеля, люди получили бы реальный уголовный срок как это предусмотрено (максимальное наказание по статье 214 «Вандализм» — лишение свободы на срок до 3 лет — прим. авт.), то остальным было бы неповадно. А когда люди видят, что за это штраф — тысяча рублей, совершенно понятно, что это сигнал к действию. Все это уже было в нашей истории — были люди, которые называли себя черносотенцами и помним, чем это закончилось.

- Выходит, у нас двойные стандарты? За акцию в Храме Христа Спасителя «Пусси Райот», называющие себя художниками, получают реальный срок, а люди, называющими себя православными активистами, устраивают погром в музее, то их штрафуют...

- Вот именно! Причем «Пусси Райот» ничего в храме не громили, не портили и никакого материального ущерба не наносили...

фото: youtube.com
Так пытались уничтожить одну из линографий Вадима Сидура.

- К чему такие инциденты могут привести?

- На мой взгляд, все это не отвратит верующих от церкви, но будет способствовать снижению ее авторитета. Но самое главное, что такая шайка может ворваться завтра куда угодно и что им вздумается разгромить, вот что самое страшное. Нужны жесткие действия со стороны власти, чтобы это пресечь. Только реальное наказание.

- На мой взгляд, все это не отвратит верующих от церкви, но будет способствовать снижению ее авторитета. Но самое главное, что такая шайка может ворваться завтра куда угодно и что им вздумается разгромить, вот что самое страшное. Нужны жесткие действия со стороны власти, чтобы это пресечь. Только реальное наказание.

 

Между тем

Отдел полиции «Китай-город» УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве не выходил в прокуратуру с вопросом о согласовании в возбуждении уголовного дела по факту погрома в Манеже. Об этом во вторник, 8 сентября, сообщили «МК» в прокуратуре города Москвы, тем самым опровергнув заявления некого источника в правоохранительных органах об отказе в возбуждении уголовного дела по статье «Вандализм».
— Сотрудники полиции выходили с вопросом о продлении сроков проведения проверки до 13 сентября. Так что проверка продолжается, и информация об отказе прокуратуры согласовать возбуждение уголовного дела, мягко говоря, не соответствует действительности, — сказал собеседник.
Таким образом, вопрос с возбуждением уголовного дела по статье «Вандализм», на которой настаивает руководство Манежа, остается открытым.
При этом адвокат Оксана Михалкина считает, что уголовное дело, несмотря на проводящуюся проверку, вряд ли будет возбуждено:
— В Манеже изначально не было признаков состава преступления по статье «Вандализм», так как не было умышленного уничтожения, разрушения или повреждения памятников истории и культуры. Другими словами, поврежденные экспонаты должны были быть общепризнанными мировыми памятниками искусства для возбуждения уголовного дела по этой статье. Максимум, на что можно рассчитывать, так это на возбуждение 167-й статьи УК «Умышленные уничтожение или повреждение имущества». При этом должен быть доказан значительный ущерб, который был нанесен в результате погрома.

— В Манеже изначально не было признаков состава преступления по статье «Вандализм», так как не было умышленного уничтожения, разрушения или повреждения памятников истории и культуры. Другими словами, поврежденные экспонаты должны были быть общепризнанными мировыми памятниками искусства для возбуждения уголовного дела по этой статье. Максимум, на что можно рассчитывать, так это на возбуждение 167-й статьи УК «Умышленные уничтожение или повреждение имущества». При этом должен быть доказан значительный ущерб, который был нанесен в результате погрома.

 



Партнеры