На юбилей Паулса Пугачева привезла несколько грузовиков роз

На свой творческий вечер маэстро потребовал от Лепса «талантливую молодежь»

27 февраля 2016 в 09:35, просмотров: 59116

Филипп Киркоров почти по-стариковски зудил из-за «жиденького» состава участников творческого вечера в честь 80-летнего юбилея маэстро Раймонда Паулса - проел всю плешь организаторам. Те недоумевали: Ани Лорак, Лобода, Леонтьев, Лепс, Аллегрова, Малинин, Лайма! Пугачева, в конце концов! Не считая самого Солнцеликого! Ничего себе - жиденький!

На юбилей Паулса Пугачева привезла несколько грузовиков роз
фото: Лилия Шарловская
Раймонд Паулс.

Поп-король, однако, был недоволен не Аллой, конечно. Свят-свят! А «мальками», которые, действительно, косяком шныряли по сцене под аккомпанемент маэстро Паулса, то и дело путаясь под ногами величавой процессии эстрадных грандов, поп-королей, королев, императриц, прибывших чествовать культового и одного из самых блистательных эстрадных композиторов последней трети XX века.

Шеститысячный зал был забит под завязку, и учитывая, что в афишах не было Пугачевой, которая согласилась участвовать в ивенте лишь на третьем месяце капризов и сомнений, когда билеты уже вовсю распродавались, было ясно, что зритель пришел наслаждаться и ностальгировать в первую очередь под нетленную музыку маэстро в любой ее инкарнации. «Хорошие песни не стареют, они становятся классикой», - говорила как-то Примадонна, без которой, впрочем, представить себе это событие мог только умалишенный…

Виновником же филова гнева оказался – упс! - сам именинник. В интервью «МК» мэтр признался: «Я согласился с предложением Григория Лепса (устроить юбилейный концерт в Москве) только при условии, что его продюсерский центр соберет не только звезд. Я сказал: обязательно нужна талантливая молодежь, потому что будущее – это молодежь».

Даром что г-н Лепс сезонами высиживает в наставниках шоу талантов на ТВ да рулит еще собственным конкурсом «Высшая проба»! Молодежи собралось хоть отбавляй. И если мэтр Паулс вызывал на сцену звезд в основном короткими характеристиками - «замечательный/замечательная певец/певица», то «наше будущее» с отеческой теплотой и подробной характеристикой каждого таланта и вокала представлял Сергей Жилин, руководитель «Фонограф Джаз Бэнда», музыкант и педадог, который – и это было видно – не меньше г-на Паулса ратует за свежую кровь на эстраде.

«Свежая кровь» была и впрямь голосиста, напориста, энергична. «Молодые» выкладывались на всю катушку, старательно выводя рулады эстрадных нетленок – по большей части из пугачевского репертуара, разогревая тем самым публику перед встречей с Самой-Главной-и-Прекрасной. Мариам Мерабова, Витольд Петровский, Рената Волкиевич, Георгий Юфа, Глеб Матвейчук уже известны благодаря рейтинговым телеконкурсам и, в общем-то, вполне талантливы. Но коварство сочинений г-на Паулса и шлейфа их оригинальных исполнителей в том, что формула «песня – это театр» не просто красивая фраза, а квинтэссенция всего удовольствия. И в кульминации «Не слушай ты меня/Это все глупая бравада/Ты ведь знаешь, как я тебя ждала!» зритель должен кожей прочувствовать не глупую браваду, а безысходный драматизм всей жизни «сильной женщины, которая плачет у окна». И завыть вместе с ней раненой белугой… Пока «талантливая молодежь» освоила только «глупую браваду», хотя и весьма голосисто.

Особняком, впрочем, встали в этом ряду «нашего будущего» Оливия Краш («Я люблю тебя больше природы»), Шариф («Два Стрижа») и Интарс Бусулис с кавером «Я тебя рисую», оставшимся в наследство от Яака Йоалы и переосмысленным теперь с таким самобытным личностным и вокальным началом, что даже сам Раймонд не мог нарадоваться. «Кто мог знать, когда на концерте в Риге перед «Новой Волной» несколько лет назад я впервые увидел этого скромного и немного несуразного парня – как он мне показался тогда, - что из него вырастет такой прекрасный певец!» - восторгался в разговоре с «МК» обычно сдержанный в эмоциях мэтр.

Однако, несомненный плюс «молодежного» блока был в том, что маэстро и джаз-бэнд «Фонограф» с оркестром имели счастливую возможность наиграться живым звуком всласть, поелику «поп-короли» да «императрицы» посчитали, видимо, ниже своего достоинства и профессионализма не только путаться на одной сцене с «мальками», но и петь вживую. Впрочем, многие фонограммы были специально переписаны для этого шоу и звучали весьма свежо, а артисты-гранды могли вполне успокаивать себя тем, что «свое вживую» они пели-перепели-отпели столько, сколько никаким юнцам еще не снилось. Что тоже правда! Дедовщина, стало быть, не только в армии…

Зато мэтры в очередной раз показали и залу, и юной поросли – что такое школа выживания, которую все они прошли в ту эпоху, когда г-н Паулс уже сочинял свои хиты, а Валерия Леонтьева, например, «еще везде запрещали» - что напомнил Филипп Киркоров, исполнивший роскошный шлягер «Даже Если Ты Уйдешь», с которым «запрещенный» Леонтьев впервые выступил на правах «случайного зрителя из зала» у Пугачевой на концерте в Театре эстрады.

Эта «школа выживания», видимо, до сих пор держит наших мегазвезд в тонусе, которому позавидуют многие «молодые таланты». И, если Валерия Яковлевича запросто можно сравнивать с неутомимым Миком Джаггером, то, глядя на бодрую Лайму в изумительном фраке все чаще вспоминается Марлен Дитрих… «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя!», - сказал бы поэт, просто взглянув и на Ирину Аллегрову…

А кому было недостаточно костюмированного драйва и визуального куража, как, например, Григорию Лепсу с Ани Лорак, то они не стеснялись и помузицировать - выкатили среди пюпитров со скрипочками свой бэнд и так громыхнули «Листья Желтые», что бедный Раймонд открыл рот и с коматозным видом облокотился о крышку рояля, перестав играть, потому как все-равно за раскатистыми рифами почти тяжелого рока никто бы не услышал робкого постукивания по клавишам. Но потом г-н Лепс зачем-то наступил на всю ту же пугачевскую граблю, решив залудить в свою очередь «На бис», и, хотя это было по-лепсовски феерично, но в данной интерпретации сильно походило на монотонное завывание муэдзина с минарета, после чего совсем не хотелось вызывать артиста на бис.

***

На сцену вынесли нехитрый реквизит – столик, зеркальце, пару шиньонов и что-то типа галош. «Ее даже представлять не надо…», - начал было свой короткий анонс Раймонд Паулс и не успел закончить… Воздух в зале завибрировал восторженным воем многотысячной глотки. Алла, хоть и покинула сцену в качестве активной гастролерши, но все же время от времени радует свой народ очередным пришествием. И это пришествие каждый раз – на вес золота. Тайную надежду «озолотиться» таил в себе, конечно, каждый, кто купил билет на юбилей Паулса. И не прогадал. Пугачевский джек-пот выпал всем!

Алла на шпильках (жаль, не в лабутенах!) и в восХитительных черных лосинах (или как они теперь называются по-модному?) сущей фотомоделью явилась пред очи паствы. Но знающие фанаты заволновались – у нее же ножки бо-бо, а она на шпильках! Но Примадонна стоически пронесла крест Живой Легенды всю песню напролет, размашисто расхаживая легендарными стройными ножками на шпильках вдоль и поперек широкой сцены, всем показала отменность формы и уселась ко второй песне за столик. Тут-то и выяснилось истинное предназначение галош. Приколов к голове кучерявые шиньоны и переобувшись, она создала образ для шлягера «Эй, вы там наверху!», а потом в галошах так и осталась – чтобы уже не быть скованной в движениях и эмоциях.

К тому, что из ее с Паулсом «золотого фонда» было уже показано другими участниками юбилея, Примадонна добавила также «Без меня» и хит всех времен и народов (включая японский, корейский и вьетнамский) «Миллион алых роз», а, чтобы праздник удался уж по полной, одарила публику двумя новинками, что превращало юбилей маэстро уже совсем в событие экстраординарного масштаба. Точнее – не совсем новинками, а скорее - забытым раритетом («Вчерашний Спектакль» на стихи Ильи Резника) и неизданным («Не Оставляй Меня»). Последняя – на стихи поэта Андрея Вознесенского. «Это мой должок перед ним», - взгрустнула Примадонна.

Репетиция этой песни в старой квартире Аллы на Тверской осталась в любительской кинохронике певицы и даже была как-то показана по ТВ, но так и осталась не исполненной ею публично – не только по причине «безалаберности», но и из-за прошлых трещин в отношениях с Паулсом, из-за чего маэстро отдал «право первой ночи» молодой тогда и начинающей Валентине Легкоступовой. Многие в те времена не понимали, чего это Алла так взъелась на юную «ягоду-малину», а теперь многое становится понятным…

Впрочем, в исполнении Валентины исчезли даже намеки на ту мощь и страсть, которые были очевидны даже на любительской репетиционной съемке Аллы, и песенку даже не запомнили. Теперь же щемящая музыка Паулса, патетический текст о «крае, пронзительно любимом» и душераздирающее пророчество Живой Легенды «для тебя я не умру, стану горсточкой земли» вогнали зал в оцепенение, из которого пришлось выбираться только с помощью миллиона алых роз.

Причем не только в фигурально-песенном, но и в прямом физическом смысле – в финале всю сцену заставили огромными корзинами с огромными пурпурными розами. Их весь день завозили грузовичками в зал, завалили все проходы и переходы. «Здесь, конечно, не миллион роз, но все – тебе! От нас, дорогой Раймонд!», - произнесла Алла, скромно утаив от зала широту натуры, ибо фраза «от нас» на самом деле была лишь фигурой речи. Пугачева, хоть и была приглашенной дивой на вечере маэстро, но не могла, разумеется пустить все на самотек, «включила» собственную режиссуру, и купила за свои деньги полторы тысячи (!) плюс, конечно, одну розу, чтобы у праздника был незабываемый финал.

«Концерт подошел к концу, но творчество этого человека не может подойти к концу!», - правоту Примадонны поддержали громкой овацией зрители, и Алле не оставалось ничего, кроме как оптимистично пообещать новую встречу «лет через тридцать»…



Партнеры