Lumen: «Быть свидетелем — стыдно»

Победители ZD Awards — о силе слова, музыке протеста и амбициях

20 апреля 2017 в 18:26, просмотров: 2689

«MegaБит» всегда внимательно следил за творческими телодвижениями этой яркой команды, одной из немногих в России, чьи участники не боятся открыто и порой довольно жестко высказывать свое мнение о происходящем в стране и социуме. Показательно, что в одноименной номинации ежегодной премии ZD Awards рок-группа заняла первое место. Главные итоги предыдущего года — альбом «Хроника бешеных дней» и тур с новой программой. Лидер коллектива Рустем «Тэм» Булатов поделился впечатлениями о нем и мыслями о том, способен ли артист каким-то образом влиять на сознание поклонников.

Lumen: «Быть свидетелем — стыдно»
Фото: пресс-служба группы

— Тэм, вы стали первооткрывателями — победителями ежегодной премии «Звуковой дорожки» в номинации MegaБит Awards, которую мы ввели впервые. Она была создана на основе авторской рубрики «MegaБит» об альтернативных массовой музыке явлениях на современной сцене. Мы уже делали для нее интервью несколько лет назад, а в прошлом году в рубрике вышла рецензия на ваш альбом «Хроника бешеных дней». Вы победили с большим отрывом — за вас проголосовала большая часть читателей. Насколько важен такой резонанс? И насколько важны для вас премии и награды в целом — мотивирует ли это каким-то образом?

— Чтобы было понятней, начну издалека. Музыка во все времена несла в себе совершенно разные посылы. В творениях разных эпох можно найти произведения, созданные, например, для хорошего времяпрепровождения — композиции, под которые весело потанцевать, песни с легким содержанием. Если всё это попытаться уложить в один современный термин, то лучше всего подойдет слово «энтертейнмент» — развлечение. Но всегда на контрасте существовали и другие произведения — не развлекательного характера, имеющие иной посыл. Эти две ветви музыки не противопоставляются. И та, и другая нужны людям. Но совершенно очевидно, что музыка легкая всегда востребована более широкой аудиторией — она понятней, популярнее, проще для восприятия. Так получилось, что большая часть песен нашей группы, скорее, относится ко второй категории — это не развлекательный формат, это композиции, в которые мы вкладываем определенную идею. Есть и такие, которые можно назвать развлекательными, но только если сравнивать их с музыкой еще более альтернативной. И если посмотреть со стороны на всю современную российскую музыку, мы, конечно, очень далеки от энтертейнмента. В наших песнях очень много того, что выходит за рамки желания просто развлечь слушателей, написать самую популярную песню года, танцевальный хит или нечто такое, что примет большинство. Разумеется, нам было бы приятно, если бы это произошло с любой нашей песней. Но мы не ставим перед собой такой задачи специально. Поэтому любое проявление признания, любая премия или награда воспринимается нами совершенно иначе. Нам просто приятно, что есть люди, которым в творчестве важен смысловой посыл, содержание, для которых важны критерии, выходящие за рамки таких модных сегодня понятий, как «лайки», «тренд», «хайп». Мы откровенно счастливы, что эти люди выбрали нас. Спасибо!

— В чем была сверхзадача вашей последней пластинки «Хроника бешеных дней»? Не возникает ли у вас ощущения, что все подобные попытки высказаться, что-то изменить словом или жестом — это стук в запертые двери?

— Это альбом о стыде. XXI век не дал человечеству ответов на главные вопросы. Многие проблемы не разрешились, а только усугубились. И вот есть все мы, свидетели этого странного времени. Свидетели, потому что «свидетель» — форма безучастия. Ты можешь только рассказать о том, что видел, слышал и чувствовал. Это состояние, принятое абсолютно добровольно и только от того, что большинство людей никак не хотят влиять на события, хотя могут. Каждый может, но находит оправдания и причины. Это стыдно. Тем не менее я не склонен впадать в связи с этим в уныние. Не считаю, что это стук в запертые двери. Мы видим отклик на наши песни. Понимаем, что заданные вопросы поселились в сознании наших слушателей. Кто знает, вдруг в результате этого в чьей-то светлой голове созреет ответ, который нам самим в голову не приходит?

— Одна из тем, которую вы поднимаете на вышедшем альбоме, — равнодушие большинства. Но так ли оно равнодушно, если оценивать, например, масштабы митинга, прошедшего 26 марта в Москве?

— Оценки разнятся. Сколько там было тысяч человек? Максимум тридцать, по самым щедрым оценкам. Что это для города, в котором живет больше двенадцати миллионов? Даже для того, чтобы получился хотя бы один процент от всех жителей столицы, нужно в четыре раза больше участников. Хотя повестка дня определила исход, я считаю. Сегодня перед нашими согражданами стоит много животрепещущих вопросов. И при желании решить любой из них можно было собрать больше людей под свои знамена, чем то, ради чего собрались протестующие 26 марта. А так… Может, большинство и не равнодушно. Может, в заочной схватке Медведева и Навального большинство своим бездействием поддержало Дмитрия Анатольевича. Не исключаю и такого отношения к вопросу.

— Я знаю, что сейчас вы находитесь в большом туре в поддержку работы. Как прошла та его часть, которая уже позади? Какие впечатления она оставила у вас? Я имею в виду и реакцию публики и то, довольны ли вы сами прошедшими выступлениями...

— Да, тур полностью оправдывает свое название — «Хроника бешеных дней». Ритм бешеный! Я вернулся к опыту прошлого и веду видеодневник о путешествии, регулярно выкладывая отчеты о посещении разных городов на свой канал в Интернете. Там можно увидеть фрагменты каждого выступления. Хотя в отличие от предыдущей хроники тура, которую мы делали всей группой несколько лет назад, рассказ получается не столько про нас, сколько про города, которые мы посещаем, музеи, случайные и неслучайные встречи… Впечатления от происходящего только положительные. Слушатели очень хорошо принимают нашу программу.

— Вы уже много лет продолжаете довольно мощное творческое движение. Что дает силы двигаться дальше, помогает не останавливаться в каких-то сложных ситуациях? И вообще, с какими сложностями приходится сталкиваться, если они есть?

— Мы занимаемся любимым делом. Все, что с нами происходит ежедневно, — это воплотившаяся мечта. Такая мечта, о наличии которой мы в юности не смели признаться даже самым близким, настолько она казалась несбыточной… Любые сложности легко преодолеть, когда есть понимание того, что именно ты обрел.

— А какова в целом роль артиста, выражающего свою гражданскую позицию, в социально-политических процессах?

— Как и в любых других: если ты, например, сочинил песню о любви, обязательно найдется хоть кто-то, кто скажет, что именно эта песня отражает те чувства и эмоции, которые слушатель пережил, но не мог выразить сам. Так и здесь: я не вижу другой роли. Автор делится мировоззрением, мироощущением, историей, эмоцией. И кому-то все это очень близко и понятно. А дальше как во всем известной композиции: «Нам песня строить и жить помогает…».

— Не сталкивалась ли группа с отменами концертов, ограничениями в связи с социальной направленностью текстов?

— Концерты не отменялись никогда. Ограничения бывают, но чаще в результате самоцензуры редакторов СМИ, которые именно этим объясняют отказ пригласить нас в эфир. Мы к этому относимся с пониманием.

— Вы говорили о том, что на сам стиль создания песен с новой пластинки отчасти оказала влияние группа Nirvana. Кто еще из героев прошлого, а может быть, и настоящего, каким-то образом вдохновляет?

— «ДДТ» и Земфира — постоянными творческими поисками. «ЧайФ» — преданностью родному городу. Дейв Грол и Рик Рубен — многолетней «борьбой за звук». «Гражданская оборона» — удивительной неиссякаемой актуальностью.

— В какую сторону вам сейчас интересно двигаться музыкально?

— Пока не задумывались об этом специально. У нас сейчас «период накопления». Мы собираем творческие идеи независимо друг от друга. Когда придет время делиться этим между собой — станет понятен вектор, который объединит нас всех.

— Как вы считаете, есть ли в России сейчас какое-то сплоченное рок-сообщество? И вообще, влияет ли как-то происходящее в политике, в социуме на отношения между музыкантами, отношения музыкантов и публики?

— Нет, я считаю, что слушатели рока разобщены. Есть, конечно, «кластеры», объединяющие поклонников похожих групп или представителей отдельных субкультур, слушателей определенных направлений рока. Но в общем и целом все «по углам». А жизнь — да, конечно же, влияет на взаимоотношения, это же не просто фон — это главное, что происходит с каждым из нас.



    Партнеры