«Муму» или «Нана»: Минкульт большой, ему видней...

Что нам уже можно читать, а что пока нет, в нашей стране снова станет решать номенклатура от культуры

23 августа 2013 в 20:44, просмотров: 3494

Министерство культуры РФ предложило создать в библиотеках специальные хранилища для книг «недетского» содержания. Чиновники от культуры говорят, что в наших библиотеках ребенок может невзначай схватить взрослую книжку — и некому защитить его от вредной информации.

«Муму» или «Нана»: Минкульт большой, ему видней...
фото: Геннадий Черкасов

Только вот как технически воплотить сию заботу в жизнь? Кто, например, возьмется оценить тургеневскую «Муму» или «Нана» Эмиля Золя на содержание в них взрослого подтекста? И как вообще будет измеряться количество вреда для ребенка в каждой отдельной книжке?

В борьбе за психику маленьких россиян культурное ведомство разработало проект поправок в два закона — о библиотечном деле и о защите детей от вредной информации. Если они будут приняты, библиотекаршам не позавидуешь: их обяжут изъять из доступных для детей мест книги, которые для них не предназначены. А чтобы их изъять, кто-то должен уверенной рукой ранжировать их по возрастам — например, «Муму» — 12+, «Нана» — 18+ и т.д. Кто станет библиотечным «высшим судией», пока не ясно: известно только, что прятать полагается книги, способные «вызывать у детей желание употребить наркотические средства, табачные изделия, алкоголь, принять участие в азартных играх, заняться проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством».

Культурные чиновники жалеют, что книги, уже вышедшие из печати до вступления закона в силу, не имеют возрастной маркировки. Но, видимо, нам придется смириться, что старые фолианты так и будут ходить по рукам не помеченными. До новой инициативы Минкульта библиотекам рекомендовалось самостоятельно маркировать по принципу «дети до 16» Пушкина, Есенина и прочих легкомысленных классиков. Каждому понятно, какая это скрупулезная, длительная и при этом дискуссионноемкая работа. Во-первых, выражаясь словами другого классика-развратника, а судьи кто? А во-вторых, по данным самого же Минкульта, в нашей стране 42 520 библиотек, в которых хранится около двух миллиардов книг, а средств на сей кропотливый труд в бюджете не заложено.

Вот что мне сказали в одной из старейших библиотек Восточного округа (библиотекарь попросила не называть себя):

— Только мы порадовались, что подростки от 10 лет стали потихоньку возвращаться в библиотеки! У нас тихо, спокойно, сотрудники всегда совет дадут, подскажут. Но сейчас мы, видимо, вместо этого будем спецхран создавать, книги туда таскать, штампы какие-то на них ставить... Все что угодно, лишь бы не приучать к чтению! Помню, в детстве у меня была подружка, которая терпеть не могла читать. Так вот, родители запирали ее на целый день в квартире с книгой. Вечером отпирали — все дела переделаны, но книжка не прочитана! Я считаю, что любовь и вкус к книге, умение отличать плохое от хорошего должны прививать в семье. Как раньше, когда в каждой культурной семье была своя домашняя библиотека, переходящая из поколения в поколение... А тут — спецхран, списки запрещенной литературы! Так и до самиздата недалеко.

А вот мнение писателя Сергея Шаргунова:

— Инициатива, возможно, и неплохая, но все дело в исполнении. Ведь если задаться целью оградить детей от сцен насилия, можно лишить их доброй половины русских сказок. Важно, чтобы это начинание не превратилось в очередной распил средств. Мое личное мнение: Минкульт должен заботиться и вкладываться в то, чтобы у нас выходили новые, добрые и хорошие детские рассказы и повести, а не перетасовывать уже существующие книги, думая, разрешить ли Пушкина детям до 16 или нет.

— Таким образом, вся современная литература попадет под маркировку! — считает писатель Павел Басинский. — По лексике уж точно. Мне кажется, что у нас проблема в другом: как заставить детей читать? Маркируй не маркируй, а наши дети не читают. Впрочем, может, как раз маркировкой их и удастся привлечь к чтению? По принципу «запретный плод сладок» все станут тянуться за «запрещенной» книжечкой. А добро или зло эта инициатива, зависит от того, кто будет экспертом при сортировке и возрастном ранжировании уже вышедших книг. Если будут четкие критерии, можно будет спорить и возражать. А если их не будет, получится очередная глупость.



Партнеры