Мединский и Калягин: вместе и на равных

Соломин - министру культуры: "Вы же культурный человек!"

07.10.2013 в 16:29, просмотров: 9012

Впервые за историю существования Союза театральных деятелей России министр культуры пришел на секретариат. Встреча Владимира Мединского с руководителями театров была отмечена как конструктивными предложениями, так и неконтролируемым эмоциональным поведением известных лиц. С подробностями из здания на Страстном бульваре обозреватель «МК».

Мединский и Калягин: вместе и на равных
фото: Кирилл Искольдский
Владимир Мединский

За полчаса до важной встречи. В кулуарах директора и худруки московских театров взвешивают шансы на эффективность данной встречи. «Да ничего не изменится. 94-й ФЗ (Федеральный закон о госзакупках) всё тормозит, мешает нормальной работе театра», — говорят одни. «Не скажите, все-таки ему (то есть, министру) удалось пробить налоги, теперь хотя бы не платим с гастрольных гонораров».

Судя по тому, кто собрался в Синем зале на втором этаже за длинным столом, можно утверждать - в нашем театре тотальный патриархат: мужской состав, средний возраст за 60, что несколько удручает. Заслуги, опыт — всё понятно, но из молодых только Дмитрий Бертман, худрук «Геликон-оперы», да и ему уже хорошо за 40. Но не только в возрасте дело. Посмотрев на часы, председатель СТД Александр Калягин, по-хозяйски оглядывает стол:

— Одна минута первого. Все в сборе. Ждем министра.

И на этих словах, прямо как в пьесе, вошел Мединский.

— Наверное, из всех видов искусства именно театр и литература больше всего влияют на нашу жизнь. Более 600 государственных и муниципальных театров, а также независимые театральные организации формируют основу культурного процесса России, - сказал Владимир Мединский. Это обнадеживало и хотелось верить, что это же он не повторит на встрече кинематографистов.

Калягин без особых расшаркиваний перед чиновником, сообщил не очень приятное известие — а именно: концепция долгосрочного развития «Театрального дела -2020», практически не работает. Судить о ней по отчетам региональных чиновников нельзя и на третьей минуте своего спича предлагает свести в единый реестр все невыполненные поручения президента по развитию программы, создать единую группу и провести мониторинг. И это был редкий образец краткости за час заседания. К сожалению, примеру председателя последовали немногие.

Во всяком случае, то, что можно было принять общим решением — кто же против создания такой группы, чтобы дело двинулось - но тем не менее часть выступавших почему-то развертывали и завертывали свои рассуждения вокруг этой, в общем-то, правильной мысли. Два-три основных тезиса — гастроли, конкурсная система в театрах, кадровая политика — обросли множеством ненужных слов и эмоций. Понятно, что введение конкурсной системы в театрах (а закон прошел в Думе уже одно чтение) нуждается в учете многих конкретных деталей (возраст, сама терминология), а совсем не бесконечных рассуждениях о русском театре, его значении. Об этом несколько раз (впрочем, не в первый и не в последний) сотрясая воздух, говорил Юрий Соломин и даже в запальчивости бросил министру: «Вы же культурный человек!» Министр, как вежливый человек, не ответил. Вообще, был краток и конструктивен.

Вязкую атмосферу несколько удачной шуткой разрядил Александр Ширвиндт. Впрочем, он не только удачно шутил, но и достаточно резко ответил Валерию Фокину, приславшему письмо к собравшимся. Согласно ему, нельзя одинаково судить (а, значит, и финансировать) экспериментальные постановки и коммерческие спектакли. Соломин на это отреагировал странно, сказав, что, если с кассовым мерилом подходить к оценке художественных достоинств спектакля, то можно получить только «Тринадцатый номер». Очевидно, он имел в виду высокий образец комедии на сцене МХТ, кассовый успех которой многим до сих пор не даёт покоя.

Спор не художественный, а конфликт интересов, поскольку в госзадании Минкульта для театров есть специальная графа «Эксперимент» и за счет этого при оценке работы театра не учитываются такие факторы, как сборы, посещаемость.

— Кто будет решать — кассовый спектакль или не кассовый? — резко говорит Ширвиндт. — Если на ж... висит «Васса Железнова» это значит, эксперимент?

Выступление худрука РАМТ Алексея Бородина касалось, может быть, самой важной проблемы — кадровой. Ни у него, ни у других нет уверенности, что через несколько лет за длинный стол в СТД сядет молодое поколение худруков и директоров. Ведь системы стажировок в больших театрах не существует.

Эту и другие проблемы министр зафиксировал в своем планшете и пообещал ни смотря ни на что увеличить финансирование, тем более, что у СТД «много программ и инициатив, заслуживающих самого пристального внимание и поддержки государства».