Секреты “Колдовской любви”

Виктор Приходько: “Мелодраму мистикой не испортишь!”

24 июня 2008 в 18:40, просмотров: 2328

Продюсер идущего сейчас с успехом на канале “Россия” телесериала “Колдовская любовь” Виктор Приходько в интервью “МК” рассказал, зачем для съемок специально строили деревню, как опасно заигрывать с мистикой и что общего у его проекта с сериалом “Твин Пикс”.

— Виктор, до вас на телевидении селекцией двух, казалось бы, абсолютно несочетаемых жанров — мистики и мелодрамы — никто не занимался. В вашем случае кому пришла в голову такая смелая идея?

— Мне. Я же сам по образованию режиссер и сценарист. Я умею чувствовать конъюнктуру — чтобы и зрителям было интересно, и продукт продавался. Мы просто воспользовались свободной нишей. Когда наша группа сценаристов подошла к финальной стадии работы над сюжетом, нам вдруг стало понятно, что получается очень похоже на популярный зарубежный сериал “Твин Пикс”. Мы не сделали вид, будто не замечаем этого. Напротив, стали утрировать это сходство. И у них, и у нас единственное действующее предприятие в поселке — лесопилка, где и работает трудоспособное население. Нас не напрягает, что получился отечественный вариант “Твин Пикса”.

— Так и задумывалось, что мистики в сериале будет на порядок больше, чем мелодрамы?

— Мы планировали бинарное соединение, и у нас получилось. Не спешите делать выводы. В “Колдовской любви” больше 50 серий, и мы пока в самом начале. Мелодрама еще будет. А дальше еще один жанр появится — детектив. В принципе да, мистики в сериале получилось немного больше, чем мы изначально планировали. Но мелодраму мистикой не испортишь! (Смеется.)

— Для съемок на границе с Россией в поселке Щорс вы построили настоящую деревню. Не дешевле и проще было снимать в настоящей?

— Нет, не дешевле и не проще. Дело в том, что снимали мы на Украине, а у нас сейчас в большинстве деревень кирпичные дома. Там, где еще остались деревянные мазанки, они беленные известью. Нужная нам натура сохранилась только в Полесье. А недалеко от Щорса стояла декорация еврейского поселка, оставшаяся со съемок другого фильма. Мы ее просто по бревнышку разобрали, перевезли и снова собрали. И получилось то, что надо.

— Заигрывать с колдовской темой во все времена считали опасным занятием. У вас сомнений не было?

— Они быстро прошли. Мы же делали проект про добрые привидения с моторчиком, не про злобных карликов. У нас в отличие от корейского кино того же жанра никто кишки на вилку не наматывает. У нас уже после съемок умер актер Валерий Прохоров. Но он как раз не мистического злодея играл, а главную комическую роль — Пушкина. Хотя я помню случай, когда у нас на Украине режиссер популярных мультфильмов “Приключения капитана Врунгеля” и “Доктор Айболит” Давид Черкасский взялся за мистический полнометражный игровой триллер со странным названием “Макароны смерти”. Они дозаигрывались с опасной темой до того, что у них внезапно скончался не старый еще оператор. Они после этого даже название проекта поменяли. Но фильм в результате закончить так и не получилось.

— Известно, как тяжело снимать в кино животных. У вас в кадре и коровы, и куры, и другой домашний скот. Причем не для фона, а как серьезная составная часть сюжета. Зачем вам такие проблемы?

— Ну у нас же деревня в кадре. Мы и так придумали поселок, где нет детей. А без животных, которых называли “реквизитом”, обойтись не смогли. Они оказались беспокойными статистами. Коз мы поначалу прикармливали, и они обнаглели до того, что стали ходить в павильон как к себе домой, а потом и в офис, причем умудрялись подниматься даже на второй этаж. После съемок коз мы подарили местным крестьянам. А наших кур поели лисицы, которые повадились за “реквизитом” на съемочную площадку. Каждую ночь прибегали и дрались с нашими охранниками за свою добычу. Потом даже днем начали ходить на разведку. Одна из лисиц, убегающая с нашей курицей-“артисткой” в зубах, даже в кадр попала…



Партнеры