На «Песне года» Леонтьев ходил лошадью, а Варум в наряде садо-мазо

Певцом года стал Лепс, а певицей - Елка

8 декабря 2013 в 16:18, просмотров: 15259

Песня года в «Олимпийском» — такой же неизменный атрибут Нового года, как салат оливье или мандарин. Впрочем, мандарин нет, потому что он — иностранец. А исполнители все наши, родные. Ну, пара человек с Украины, так ведь и она пока еще не в Евросоюзе. Кто говорит про стагнацию шоу-бизнеса — застой песенного производства на фоне растущей безработицы исполнителей, когда лишь золотая десятка артистов в стране гастролирует и собирает залы, тот враг. Это не стагнация, а стабильность. Даже неизменность. Я скажу больше — забронзовелость.

На «Песне года» Леонтьев ходил лошадью, а Варум в наряде садо-мазо
фото: Лилия Шарловская
Валерий Леонтьев

Они все те же, все там же, все с теми же мелкими насекомыми в головах. Нет, вшей ни у кого нет, это тараканы. Те, у кого нет тараканов, те — святые. И позируют фотографам, и отвечают журналистам, милы, терпеливы и выносливы. Если не святые, то мученики точно.

У всех, кто вызывает журналистский интерес, все те же стиль одежды и стиль поведения. И все тот же пиджак у Николая Баскова. Нет, сам пиджак новый, но все равно тот же. Он уже может ходить без хозяина, его все равно все узнают. Весь год «золотой голос» выкладывает в Интернет свои фотографии в новых, порой весьма интересных образах, видимо, лишь для того, чтобы доказать неизменность основному и прийти на «Песню года» все в том же пиджаке. И вызвать резкое желание немедленно переодеть себя в одежду, ну, скажем, Валерия Леонтьева. Если не в ту, в которой тот выступает, то хотя бы в ту, в которой пришел!

Смотрите фоторепортаж по теме: "Песня года" в "Олимпийском"
20 фото

И Филипп Киркоров тоже неизменен. Сначала пугает журналистов сенсационным заявлением, что новогодняя ночь для него теперь, дескать, святое и он проведет ее со своими детьми, чтобы маленькие с детства впитывали волшебную красоту сказочного праздника. Но тут же, сообразив по ходу, во сколько ему обойдутся эти красивые слова, которые журналисты наверняка вынесут в заголовки, заканчивает проникновенную речь заявлением для организаторов корпоративов: «А как только дети уснут, я уеду работать!» И становится все тем же до боли родным Киркоровым — грубоватым, но простым и откровенным парнем, который, когда сдвигает корону поп-короля на ухо, сразу начинает отличаться здорово-циничным взглядом на жизнь.

И Валерий Леонтьев тоже неизменен. Все так же безропотно выполняет все просьбы журналистов, порой такие сюрреалистические, как попозировать в канун года Лошади с конем на палочке, и, наверное, удивляется про себя, как можно искренне все сорок лет поражаться его красивой внешности и никак не запомнить, что его любимым новогодним блюдом является вареная картошка с селедкой. И на сцене он все так же показывает новый образ, на этот раз напоминающий лермонтовского Демона, и поет новую лирическо-драматическую песню «Любовь-капкан». И неизменно приветствует его овациями публика, а фанаты убегают из зала после выступления, чтобы проводить кумира у служебки, хотя до конца еще добрых пятьдесят исполнителей, а до машины всего два шага. А Леонтьев в это время рвет все журналистские шаблоны, заявляя в интервью, что «сколько в детстве ни втюхивали про Деда Мороза, я и тогда не верил, а уж теперь и вовсе не могу его терпеть и согласен только на Снегурочку, и то только если молодая».

И все в том же полупрозрачном черном неизменная Ирина Аллегрова, и также непредсказуема, как любимый ею образ Императрицы: и надменно ставит на место одних журналистов заявлением: "Вы хотите спросить, что я буду готовить на Новый год? Не скажу!", то гениально разыгрывает королеву-мать по отношению к другим, выражая свою любовь и признательность.

И, как обычно, не изменяет вкус царице стиля Лайме Вайкуле и если не изменяет, то буквально балансирует на грани вкус Анжелики Варум, одетой в стиле садо-мазо. И привычно величественен Кобзон и так же не ново вспоминает, как получал из его рук диплом Гнесинского училища Дима Билан. И все с тем же отрешенно-озабоченным лицом в окружении все тех же секьюрити с ветерком мчится мимо журналистов Кристина Орбакайте, хотя никто за ней и не гонится с целью ткнуть диктофоном в рот с вопросом: «А как вы относитесь к единокровным брату и сестре?» Ибо слишком предсказуемым был бы ответ...

И выбор лучших за год артистов, как всегда, не очень понятен. И если и Агутин, и Киркоров, и Леонтьев, и Игорь Николаев, и Аллегрова, и Варум, и Орбакайте во главе с самим хозяином этой музыкальной эпопеи Игорем Крутым наверняка охотно подпишутся под тем, что певец года сегодня Григорий Лепс (хотя бы из сожаления, что им не встретить вместе Новый год в Майами), то выбор певицей года Елки вызывает самые различные версии.

И ожидаемо умно и политкорректно на вопрос «МК»: «Как вы относитесь к событиям на Майдане» — отвечает все такая же красавица София Ротару: «Победит разум и здравый смысл, я в это верю», и довольно неожиданно наотрез отказывается отвечать на такой же вопрос Андрей Данилко, чем доказывает, что женский ум умнее мужского, особенно когда женщина — Ротару, а мужчина — Сердючка.

И все то же уважение и восхищение — это надо же было собрать под одно крыло столько звезд — вызывает хозяин «Песни года» Игорь Крутой. И единственное, что нельзя было предсказать, — это то, что в конце вечера неважно себя чувствует все такой же милый и доброжелательный Лев Лещенко, и за него становится по-настоящему волнительно.

А все остальное неизменно. Как семь нот из гаммы. И это называется стабильность. А кто говорит про стагнацию, тот ничего не понимает. Ни в жизни, ни в шоу-бизнесе.



Партнеры