Vivacello идет к крупной форме

Борис Андрианов: «Если за десять лет у нас будет десять премьер, фестиваль мы затевали не зря»

20 ноября 2013 в 17:30, просмотров: 3180

Его руки медленно и тщательно открывают футляр. Сначала достает мягкую красную ткань, потом желтую, скрывающую драгоценное «тело». Так бережно хранил свой инструмент великий виолончелист Даниил Шафран — это его показывают на экране. С такой киноностальгической ноты начинается финальный концерт фестиваля Vivacello, посвященный памяти великого музыканта.

Vivacello идет к крупной форме
Борис Андрианов. Фото из личного архива Бориса Андрианова

В Концертном зале им. Чайковского мест свободных нет. Оно и понятно: единственный в России виолончельный фестиваль, да еще с такой сильной программой в этом году. На сцене симфонический оркестр «Русская филармония». За пультом итальянец Джанлука Марчиано, истинный сын своего народа, дирижирует страстно, эмоционально.

Даниила Шафрана не так часто вспоминают — кроме сожаления, этот факт ничего не вызывает. Имя, равное по мастерству Мстиславу Ростроповичу. Только личностью Шафран был не такой публичной, хотя и яркой. Вся жизнь его — служение музыке, полная погруженность в профессию и свой инструмент.

Вечер открывает блистательный мастер Давид Герингас — Вариации на тему рококо для виолончели с оркестром Чайковского. Манера игры особая, и временами кажется, что именно он дает отмашку дирижеру, первой скрипке. На сцене арт-директор фестиваля и один из лучших молодых виолончелистов — Борис Андрианов — у него два номера: Diplipito для виолончели, голоса (Олег Безинских, контртенор) и оркестра композитора Гии Канчели и «Ноктюрн» Чайковского. Причем музыкант играет его на инструменте самого Шафрана, который вдова музыканта передала Музею им. Глинки. Виртуоз и композитор Соллима представил свое сочинение Folktales для виолончели с оркестром и так экспрессивно играл, что в какой-то момент смычок застрял в струнах. Пришлось повторить последнюю часть.

— Чем вы руководствуетесь, приглашая на форум тех или иных исполнителей? — спрашиваю арт-директора форума Бориса Андрианова.

— Знаете, нас же не так много… хороших. К сожалению. Так что мне очень приятно, что большинство знаковых виолончелистов уже поиграли на Vivacello за пять лет: это и наша «большая тройка» в лице Рудина, Князева, Гутман; и «гастролеры» — Майский, Герингас, Соллима; и все молодые… Рад, что коллеги всегда откликаются и приезжают в Москву. В этот раз чисто физически успели не все — так что теперь можно говорить об удивительной насыщенности следующего фестиваля 2014 года: там и «Киев модерн-балет» будет, и мультимедийное шоу с видеоартом…

— Что вас выгодно отличает от прочих — вы кровь из носу даете премьеру, никогда не звучавшую прежде.

— Так вот сейчас Паша Карманов для нас пишет виолончельный концерт; и со следующего года это станет традицией — не просто премьеры на пять минут, а именно значительные полотна для виолончели с оркестром… А то с уходом из жизни Мстислава Леопольдовича темпы написания новых произведений снизились. И если за десять лет на Vivacello будет десять премьер, уже можно будет сказать, что мы все это затевали не зря.

— А вы лично много ли играете современной музыки?

— Чем больше — тем лучше. В прошлом году записал с оркестром Когана виолончельный концерт нашего современника Георгия Дмитриева. Или только что записал диск с боснийским гитаристом Эдином Карамазовым (известным своей работой со Стингом). Так что постоянно происходит обновление репертуара. Другое дело, не все вещи задерживаются надолго — все-таки «рынок» диктует…

— Виолончелистов сейчас «нарождается» достаточное количество?

— По России очень неравномерная ситуация: в Питере хорошо, в Москве хорошо, а в остальных городах… банально нет педагогов. Учить некому. А поедешь туда — и дорог-то приличных нет, не то что виолончели. Но почему люди должны страдать? Мне посчастливилось учиться у Герингаса, поэтому планка немного завышена и к студентам, и к самой виолончельной среде… Увы, на инструмент сейчас идут куда меньше, а потому и общий уровень ниже. Как говорят старшие коллеги, «иные студенты в прежние времена не прошли бы, а сейчас их приходится брать». Кстати, из четырех моих студентов три девушки. Но я не склонен роптать. Все вернется на круги своя, и мы переживем новый виолончельным бум. Обязательно.



Партнеры