«Современник» сидит на чемонадах

Земфира постарается для «Золушки»

1 октября 2013 в 14:17, просмотров: 8537

Свой 58-й сезон театр «Современник» открывает сегодня под знаком вопросов. Как мне сказала его главный человек — Галина Волчек — в таком положении её театр не был давно. Проблемы проблемами, но когда Волчек вошла в зал, артисты встали и хлопали ей как на премьере. В чем суть этих проблем и насколько они разрешимы или тупиковы разбирался обозреватель «МК».

«Современник» сидит на чемонадах
фото: Наталья Мущинкина
Сергей Гармаш и Марина Неелова.

Театр — это уловитель коллективного настроения. А оно в «Современнике» сейчас весьма напряженное. И это чувствуется везде — в коридорах, гримерных, куда всего через час после отпуска зайдут артисты, в служебных кабинетах и в курилке. Ожидание как на вокзале: приедет ли поезд вовремя, не опоздает ли и успеем ли впрыгнуть в последний вагон? Никто вслух так не говорит, но, кажется, из этих фраз соткан сегодня воздух любимого не одним поколением москвичей театра.

За час до сбора труппы Галина Волчек, много пережившая в доме на Чистых прудах, в привычной для меня мизансцене — за столом в своем кабинете, курит, забывая временами стряхивать пепел. Он так и осыпается на темно-зеленую обшивку стола, да рукав ее кофты.

— Понимаешь, вопросов много. С одной стороны, я очень благодарна властям города, Департаменту культуры — они сделали все, чтобы у нас на время ремонта было одно свое помещение и мы не превратились в бродячий театр.

— А куда в результате переезжает «Современник»?

— На Яузу. И это было непросто сделать: там много арендаторов, с ними со всеми надо было договориться. А это не так уж и просто.

— Галина Борисовна, вы хотите сказать, что заедете туда капитально, со всем своим скарбом? А не просто по расписанию будете приезжать и отыгрывать спектакли?

— Какие наезды?! Там будет все: гримерки, репетиционные помещения — вообще все, что нужно для нормальной работы, чтобы мы не скитались по Москве. Это же страшно — потерять своего зрителя. Дворец на Яузе должен стать местом нашей постоянной временной прописки.

— Одно (!) постоянное (!) помещение, хоть и на Электрозаводской, а не в центре, — это же решение! О таком просто мечтают многие театры, ставшие или встающие на ремонт.

— Да, но я не знаю главного — состоится ли этот ремонт? Меня до сих пор держат в неведении. Хотя я постоянно интересуюсь: будет он или нет, переезжаем мы на Яузу или не переезжаем?

Галину Борисовну можно понять: ситуация осложняется тем, что до сих пор в театр не назначен директор. Предыдущего, Владимира Бакулева, еще летом Департамент культуры резко отстранил от работы, впрочем, о чем в «Современнике» особенно никто не пожалел: тот оказался случайным, проходным человеком в этой истории. А дельного директора (такого, как в Большом или Вахтанговском), сочетающего в себе качества театрального человека и отличного управленца, найти ох как сложно. Где его взять? Ищет ли Департамент? Сейчас функции директора временно исполняет главный экономист театра. В общем, вопросы, вопросы…

И вот сбор. Большой зал. Собираются артисты. Входит Волчек в сопровождении Сергея Капкова. Она владеет высшим искусством дипломатии и с первой же минуты переводит "стрелки" на министра культуры Москвы.

Смотрите фоторепортаж по теме: Театр "Современник" открыл 58-й сезон
14 фото

— Вот этот человек сейчас скажет по поводу тех вопросов, которые нас волнуют, — про ремонт.

Капков берет микрофон, и кажется, что даже смущен:

— Что могу сказать? Только подтвердить то, что год назад говорил здесь же на сборе труппы — в настоящий момент мы делаем большой проект реконструкции «Современника». Выделены деньги на переезд театра на Яузу. И за те два года, что театр будет работать на Яузе, мы проведем полный ремонт.

Реплика Волчек с места: «И все же, когда может случиться переезд, скажите?»

— Ну, все зависит от вашей воли, Галина Борисовна, как отпразднуем ваш юбилей, вы выпустите премьеру, так и переедете.

— Значит, в феврале-марте?

— Да, да, в феврале.

Дальше я, да и все собравшиеся в зале — артисты, технари, буфетчики, не говоря уже о журналистах, — стали свидетелями монолога Галины Волчек, который, наверное, войдет в историю как монолог поворотного в жизни театра момента. Спокойным голосом, размеренно (чувствуется, что каждое слово продумано и взвешено) она говорит: о себе, о театре, о своем ощущении «Современника» в данный отрезок времени. А эти ощущения тревожно-трагичные. Вспоминает уволенного директора: «Когда вы меня все спрашивали про Бакулева, я не знала, что ответить. За четыре дня до отпуска я узнала, что к нему большие претензии и эти претензии лежат в той области, которая мне мало известна — финансовой. Я давно от этого отказалась, а тут много претензий. Тем не менее по-человечески ему за многое благодарна. Когда мы найдем нового кандидата, мы будем следить за его работой».

Дальше речь набирает эмоциональные обороты.

— Наш буфет стал клубом, где нет места творчеству. Какие-то сплетни, слухи. Хозяев развелось слишком много. Все разговоры о том, кто сколько зарабатывает, какой спектакль самый продаваемый — с этим будет покончено. Это театр разрушает. Театр — и не только наш, а вообще — претерпевает тяжелый момент: у нас перепутали понятия театр и модное место. Пока я жива, я постараюсь не допустить, чтобы мы превратились в модное место. Мы — театр. Адрес, как и привычка, тоже имеет значение. Тут, как в самом начале пути «Современника», мы должны объединить: где главное — не я, а мы, не меня — а нас. Вы должны настроиться на то, что только вместе мы сможем победить.

Еще она говорит о том, что в театре мало осталось любви, что молодые артисты не знают и не хотят знать истории театра — не в фактах, не в байках, а в репетициях и повседневной жизни. Хотя ни один театр не может жить только на победах — тогда он не живой.

В самом финале в «Современнике» произошло то, чего очень давно не случалось — молодые режиссеры Вытоптов, Половцева и Перегудов устроили церемонию награждения, но не артистов, а бойцов невидимого фронта, благодаря которым спектакли рождаются и живут, — завпоста, монтировщиков, завтруппой и даже двух замечательных буфетчиц — Свету и Лену. Артисты, которые поначалу отнеслись к этому скептически (я это видела по ухмылкам на лицах), потом, кажется, что-то поняли и совсем недежурно аплодировали.

Наконец о планах на сезон. Здесь -  четкая определенность. Две премьеры: первую выпускает Волчек, и репетиции идут уже с лета, — «Игра в джин», на двух замечательных артистов — Валентина Гафта и Лию Ахеджакову. Премьеру обещают сыграть в декабре, накануне юбилея постановщика.

Второй постановкой станет «Золушка» — сказка для детей и взрослых. Так обозначила адресность своего спектакля молодой режиссер Екатерина Половцева, сделавшая несколько спектаклей на Большой и Другой сценах театра. В «Золушке» есть интрига — песни к ней пишет Земфира. Кроме того, там будут играть дети – дочь Хаматовой Арина и внучка артиста Суховерко.

— Галина Борисовна, вы не первый раз привлекаете к работе в театре рок-музыкантов. Вот Гарик Сукачев даже спектакль у вас поставил — «Анархию».

— Мы нашли взаимный интерес. Думаю, это будет интересная работа.

По традиции "Современник" открыл сезон спектаклем "Три товарища" с Чулпан Хаматовой в главной роли. Кстати, в этот труппа поздравила ее с Днем рождения, который совпадает с днем рождения основателя театра - Олега Ефремова.



Партнеры