Русский «Щелкунчик» с испанским акцентом

Начо Дуато попрощался с питерской публикой

15 декабря 2013 в 18:05, просмотров: 3442

Балет Чайковского «Щелкунчик», закончившийся в Михайловском театре с ошеломляющим успехом, стал прощальным подарком Начо Дуато петербуржцам. В начале февраля контракт испанского хореографа с театром, где он в течение трех лет был художественным руководителем балетной труппы, истекает, маэстро возглавит труппу Берлинского государственного балета.

Русский «Щелкунчик» с испанским акцентом
фото: РИА Новости

Это уже пятая оригинальная постановка, созданная испанским мастером специально для Михайловского театра. Удивительно, но прощальный балет стал самым русским балетом в его творчестве. Причем не «псевдорусским», как нередко выходило у Дуато в прошлых сочинениях. Перед нами балет, сделанный с настоящим пониманием самого духа петербургской культуры. Очень украсили спектакль стильные декорации и костюмы пастельных тонов в манере ар-нуво. Их создал французский художник с русскими корнями Жером Каплан (в Большом театре он оформлял балет Алексея Ратманского «Утраченные иллюзии»). Он перенес действие балета в предреволюционную Россию, в Серебряный век русской культуры.

Как и ожидалось, этот балет был более благосклонно встречен ревнителями нашей классики — ведь канонического текста, как в случае со «Спящей красавицей», у этого спектакля нет. Как нет у Дуато и каких-то существенных отходов от распространенного в русских версиях сценарного плана.

Особая актерская удача — роль Маши в исполнении Оксаны Бондаревой. Танцовщица, впрочем, не избежала некоторых шероховатостей в танце, что можно списать на предпремьерное волнение. Принца-Щелкунчика, которого показал на сцене Леонид Сарафанов, можно назвать идеальным.

Среди других премьерных удач — «Французский танец», элегантно исполненный американцем Марио Лабрадором и его партнершей Сабиной Яппаровой. Из оригинальных находок хореографа выделим танец матросов, с гиком врывающихся на сцену под знаменитый русский трепак Чайковского.

Впрочем, в балете немало и других сюрпризов: гигантский золотой дракон в восточном танце; крутящийся, словно ветряная мельница, и столь же впечатляющих размеров, как и дракон, зонтик, под которым пляшут китайцы; марионетки на веревочках, позаимствованные Дуато прямиком из «Спящей красавицы» Мэтью Боурна; сосульки, вырастающие под колосниками под музыку вальса снежных хлопьев; закадровый голос, рассказывающий, как на заезженных пластинках из детства, гофманскую историю. И наконец — мыши, одетые в кожаные «летные» куртки с меховым воротником, в «летные» же шлемы и очки.

Ну и, конечно же, испанский танец. Хореография Дуато — какая-то прозрачная, очень музыкальная и чувственная.

Но главное — атмосфера, пронизывающая балет. Она в новом новогоднем спектакле — праздничная и рождественская.



Партнеры