Двенадцать плюс, тринадцать минус

В театре Дуровой дети целый час дискутировали после спектакля

16.02.2014 в 17:23, просмотров: 2567

...Тереза Дурова в своем Театриуме на Серпуховке снова задает моду: «Знаете, обычно ребенок, приходя на спектакль, обнаруживает, что его просто хотят развлечь и думать особо не надо; мы же своим проектом «Они поженились, и у них было много...» подталкиваем 12-летних ребят к разговору, к дискуссии...». Понятно, что все мамочки Москвы первым делом бегут к Дуровой на «Огниво», «Летучий корабль», «Принца и нищего» — это уже своеобразный знак качества детского музыкального театра, гляньте на обсуждения в соцсетях. Но Дурова не останавливается, смело хватаясь за необычный «бессюжетный формат» нетрадиционного пока для России двуязычного театра...

Двенадцать плюс, тринадцать минус
фото: Наталья Мущинкина

Итак, пионером нового детского театра — театра-дискуссии — стал совместный русско-французский спектакль «Они поженились, и у них было много...» в постановке очаровательной Сильвиан Фортюни — это легкие, почти бессюжетные зарисовки о первой любви, первых чаяниях и надеждах. Наивные и прелестные.

— А я могу пройти пару метров на руках! — юноша ухарски встает на руки, являя любимой свое мастерство. — А ты?

— Я? Сейчас попробую...

Парень, вроде как желая помочь, поддерживает ее ноги в воздухе, глядя вниз:

— Спасибо, я всё увидел...

И пусть процентов девяносто из этих надежд не сбудется — человек получает уникальный, возможно, самый важный в жизни опыт, собственно, делающий его человеком... Восемь наших (дуровских) артистов, плюс — на вчерашней премьере — специально введенная пара французов (Дебора Марик и Дерен Пьер). В таком виде спектакль — помимо Москвы — отправится на гастроли в Париж, в Лион, — там, ясное дело, его форма будет куда привычнее.

— Любовь — это просто: или ты мальчик, или ты девочка, — начинает свой рассказ одна из дуровских принцесс, — если мальчик — всё хорошо, если девочка — всё немного сложнее. Если красивая — всё хорошо, если не очень — всё немного сложнее. Если богатая...

Автор пьесы Филипп Дорен, драматург №1 во Франции, собственно, и трактует «женитьбу» как «мозаику, сложенную из больших осколков любви». Красные сапоги, черное пианино, плетеные стулья — они помогают парню и девушке как красиво сблизиться, так и... столь же красиво расстаться. И все это подано как легкая и непосредственная, без подтекстов и тройных смыслов, детская игра в «дочки-матери». Какие-то диалоги между героями целиком звучат (в очередь) как по-русски, так и по-французски; какие-то на русский даже не переведены — но ты обязательно угадаешь суть по выражению лиц, по темпу, по страсти... Смотри, девушка что-то хотела сказать своему парню, но любые слова сдаются, как окруженные солдаты вражеской армии, потому она бежит со всех ног к фортепиано, берет стремительный страстный мотив, он повторяется раз, еще раз, становясь громче... И взрыв!

— У нас часто пишут на афишках 12+, — говорит Тереза Дурова, — а ведь, если задуматься, есть ли на самом деле спектакли для 12-летних?

...Самое удивительное случилось в финале часового спектакля. После аплодисментов на сцену поднялись Тереза Дурова, постановщик госпожа Фортюни, куратор проекта Марина Райкина, сели на стульчики вместе с актерами и затеяли милый, почти домашний разговор: что понравилось, не понравилось, что понятно, непонятно, хорошо ли наши артисты выучили французский, да и вообще — что есть любовь?

— Сильвиан! — кричит парень с места режиссеру. — А зачем здесь красные сапоги?

— Зачем? — парирует та улыбаясь. — А ну поставьте их на первый план, куда они спрятались? Ну (обращаясь к залу) кто как считает — зачем здесь эти сапоги?

— Их надевает каждый, кто в данный момент хочет сказать слово...

— ...Каждый, кто влюблен.

— ...Ну, это так по-русски, в них удобно «яблочко» танцевать.

— Вот вам и ответ, — завершает режиссер, — а то все спрашивают «зачем, зачем». А я ломаю себе голову...

— Сильвиан, а куда делась невеста, убежавшая от парня на другой конец света?

— Это так просто. Раз на другой, значит... она оказалась у него за спиной.



Партнеры