Что решило гражданское общество Алексея Кудрина

Начать с форума, закончить на Олимпе

22 ноября 2015 в 21:26, просмотров: 7822

На большом экране — кадры из жизни гражданского общества, на весь зал звучит накаляющий атмосферу скрипичный концерт Вивальди, известная телеведущая Светлана Сорокина приглашает на сцену «организатора встречи, которая хороша хотя бы потому, что все встретились» — экс-министра финансов Алексея Кудрина. Открытие третьего общероссийского гражданского форума Комитета гражданских инициатив пошло в формате пафосного (в хорошем смысле этого слова) ток-шоу, не уступали ему и другие мероприятия.

Что решило гражданское общество Алексея Кудрина
Фото: Александр Мурашкин / общероссийский гражданский форум

В первый день эксперты работали на 16 площадках по решению проблем: от качества госуслуг и ЖКХ до миграции, журналистики, избирательной системы и социального предпринимательства. На некоторые из них пригласили и представителей власти (как отметил Алексей Кудрин, в этом году, к сожалению, они приходили только с согласия Администрации Президента). Например, на обсуждении здравоохранения были представители Минздрава.

Одним из самых интересных событий стало выступление экс-ректора РЭШ, ныне главы Европейского банка реконструкции и развития Сергея Гуриева. Экономист, эмигрировавший во Францию после активизации так называемого второго дела ЮКОСа, впервые появился на крупном мероприятии в России. Мы публикуем выдержки из его доклада «Роль цензуры и пропаганды в современных автократиях», который ученый презентовал по скайпу.

O режимах

«Ситуация с недемократическими режимами за последние 30 лет сильно изменилась. Большинство из них отказались от массовых репрессий, остались только точечные. В СССР оппонентов Сталина сажали, сегодня такие режимы пытаются сказать: «У нас демократия, у нас есть выборы, и если политики не добиваются успехов, то это только потому, что они непопулярны». Диктаторы прошлого носили военную форму, потому что режим был основан на власти спецслужб и армии. Сегодняшние автократы носят серые дорогие костюмы и галстуки, они выглядят как гражданские люди и пытаются не запугать общество, а быть популярными. Потому что сегодня у человека, живущего в Турции или в Иране, гораздо больше информации о том, что происходит в Европе или в Америке. И этому человеку нужно объяснить, почему он живет не так богато, как там. Поэтому современные недемократические режимы не запугивают человека, а пытаются ему понравиться — и делают это с использованием информации».

«Для того чтобы такой режим работал, необходимо, чтобы большинство людей думали, что у власти стоит компетентный лидер, что он лучшее, на что они могут рассчитывать.

Примером таких режимов можно считать режим Ли Куан Ю в Сингапуре и режим Фухимори в Перу. У Фухимори был, как бы мы сейчас сказали, глава внутреннего управления Монтесинос. После того как режим рухнул, архив Монтесиноса попал в СМИ — и теперь мы знаем, что самым главным для него был подкуп медиа. Он платил миллионы долларов владельцам телеканалов и журналистам. Для него самым главным было не столько заставить оппозиционных лидеров замолчать, сколько не показать их по телевизору».

Об экономике, холодильнике и телевизоре

«Мы попытались построить теорию о том, сколько могут просуществовать такие режимы. В пропаганде есть два равновесия: либо режим использует подкуп и пропаганду, соответственно, тратит больше денег, и вероятность его выживания выше. Либо режим использует пропаганду и цензуру, тратит меньше денег, но вероятность его выживания меньше.

Российский режим переключился во второе равновесие. Если главное — это не подкуп, а цензура, то вы реагируете на внешние шоки, падают темпы экономического роста, режим реагирует на это закручиванием гаек. Наша теория предсказывает, что не нужно ждать либерализации законодательства и оттепели. Если цены на нефть не поднимутся, то не стоит ждать, что режим просуществует слишком долго. Большинство граждан поймут, что в холодильнике пусто, несмотря на красивую картинку в телевизоре».

О военной операции в Сирии

«Зачем нужна война в Сирии? Посчитайте, сколько самолетов разместила Россия в Сирии — несколько десятков. Этого достаточно, чтобы непрерывно показывать по телевидению бомбардировки позиций врагов сирийского правительства.

Этого не достаточно, чтобы разбомбить ИГИЛ (запрещено в России. — «МК»). Это скорее пропагандистская война, которая нужна, чтобы убедить российских граждан в том, что есть объяснение тому, почему нам нужно затягивать пояса».

Итогом двухдневной работы станет комплект проектов по решению насущных проблем, которые, по словам самого Кудрина, станут «профессиональными проработанными документами». НКО объединились в «Союз третьего сектора», который будет представлять их интересы перед государством, — структуру наподобие Российского союза предпринимателей, представляющего интересы бизнеса. Глава КГИ пояснил «МК», что эксперты уже получили заключения МВД и губернаторов на предложения по криминальной статистике, работе участковых, в «круглом столе» по пенсионному обеспечению участвовал РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей. — «МК»). Но для чего тогда остальные «профессиональные документы»?

Редкий представитель власти на форуме — губернатор Кировской области Никита Белых — скептично высказался на этот счет: «Гражданское общество — это не те, кто сидит в этом зале, — заявил политик. — Большинство людей плевали на то, что мы с вами говорим». Те, кто пришел на форум, по его словам, даже не вершина айсберга, а просто приятные, умные, порядочные люди. «Нужно самим что-то делать, оторвать пятую точку и пойти убирать в подъезде», — сказал он.

Отношение к форуму внутри КГИ отлично иллюстрирует диалог экономиста Евгения Гонтмахера и Светланы Сорокиной.

— Во власти распространено мнение, что гражданское общество непрофессионально, моя личная суперзадача — показать, что это не так, — сказал Гонтмахер. — Когда нужно будет, мы скажем, что мы готовы.

— Это похоже на спортивную сборную, которая много тренируется, но потом не участвует ни в каких соревнованиях...

— А потом выигрывает Олимпийские игры.





Партнеры