Таможня повышает цены

Борясь с коррупцией и серыми схемами, ФТС разгоняет инфляцию

29 февраля 2016 в 18:14, просмотров: 12190

Федеральная таможенная служба выпустила для служебного пользования скандальный приказ №280, который кардинально меняет правила игры для участников внешнеэкономической деятельности. Теперь ни один импортный товар не выпустят в свободное обращение, если его задекларированная цена окажется подозрительно низкой и не будет соответствовать таможенной системе управления рисками (СУР). Импортеры оказались не готовы к тому, что на границе уже с прошлой недели в массовом порядке задерживают для проверок и ценовых корректировок крупные партии зарубежной продукции. Таким образом, глава ведомства Андрей Бельянинов намерен побороть серые схемы по уклонению от уплаты пошлин и НДС, а также повысить объемы фискальных сборов в бюджет. Проблема только в том, что все эти меры обязательно приведут к росту потребительских цен, особенно на продукцию импортозависимых отраслей, где велика таможенная составляющая. Например, на смартфоны, одежду, обувь, мебель, бумагу. По подсчетам импортеров, эти товары могут подорожать минимум на 5–7%.

Таможня повышает цены
фото: Алексей Меринов

Разгон инфляции

Таможенники за последний год растеряли статус основного спонсора госказны. Особенно это заметно на фоне ФНС. После того как в 2017 году налоговикам передадут администрирование страховых взносов работодателей, доля этого ведомства в общем сборе госдоходов вырастет с сегодняшних 52% до 75%.

Высокопоставленные чиновники — например первый вице-премьер Игорь Шувалов — говорят о предстоящем поглощении налоговиками таможни, словно это свершившийся факт. Первый этап — интеграция информационных баз двух служб — уже запущен. Когда дело дойдет до передачи функций по взиманию таможенных платежей, глава ФТС Андрей Бельянинов окончательно лишится своего кресла.

Федеральный бюджет по объективным причинам трещит по швам, денег не хватает. Собранная ФТС в январе 2016 года сумма в 280 млрд руб. (на 37% меньше, чем в в первый месяц прошлого года) на фоне аналогичных предыдущих периодов выглядит несерьезно. Такие слабые результаты невозможно объяснить простым падением импорта, тем более при расчете к базе 2015 года, когда рубль уже девальвировался и цены на нефть упали. Вот и полетели из штаб-квартиры службы в Филях в регионы циркуляры с требованиями усилить, углубить и обеспечить.

Именно под этим углом зрения надо рассматривать телетайпограмму №ТФ-100 от 12 февраля 2016 года и последовавший за ней приказ ФТС №280 «О повышении эффективности контроля таможенной стоимости в рамках применения системы управления рисками». Этот документ вы не найдете на официальном портале службы, поскольку он относится к так называемой таможенной системе управления рисками и предназначен «для служебного пользования».

Суть приказа в том, что теперь ни один инспектор на таможенном посту не сможет принять решение о растаможке и выпуске товара «в тираж» по цене ниже той, которая указана в «профиле риска стоимости». Даже в случае если декларируемая импортером цена подтверждена полным пакетом документов, включая контракт с производителем.

«Профиль риска стоимости» — это минимальные ценовые показатели для различных импортных товаров. То есть некие ориентиры-индикаторы, указывающие таможеннику на возможное умышленное занижение декларантом стоимости товара с целью уменьшения сумм таможенных платежей и НДС. Формируются профили сотрудниками управления рисками ФТС в соответствии с законом «О таможенном регулировании».

Таможенные брокеры часто сетуют, что это абсолютно непрозрачный процесс, алгоритм которого сомнителен для бизнес-сообщества, поскольку во многих случаях минимальная стоимость товара от ФТС может значительно превышать его рыночную цену. Это чувствительный вопрос, влияющий на расчет величины таможенного платежа, из которого в том числе складывается конечная цена для потребителя. Зависимость прямая: чем меньше фискальная такса, тем меньше стоимость.

Одно дело, когда платишь со $100, а совсем другое — со $110. При больших объемах груза и ставке пошлины, скажем, в 10–15%, разница может достигать нескольких тысяч долларов за партию.

Многие отечественные импортеры уверены, что применяемый механизм управления рисками и вытекающие из него корректировки цен не являются правовыми методами: они создают барьеры в торговле и противоречат принципам ВТО. «Согласно международным положениям о таможенной оценке товара, эта процедура должна основываться только на декларируемой стоимости, — поясняет директор Центра по изучению вопросов таможенно-тарифного и нетарифного регулирования Вячеслав Евсеев. — Осенью 2014 года аппарат ВТО направил в Правительство РФ запрос на консультации, в том числе по вопросу о том, что «власти России не основывают свою оценку таможенной стоимости на фактической стоимости импортируемых товаров, по которой определяется пошлина». Тогда ВТО и Евросоюз оставили за собой право предъявить претензии, но до суда дело не доходило.

Кто кого кормит

В любом случае изъяны в системе управления рисками стали использовать нечистые на руку таможенники и предприниматели. Работают серые схемы, миллиарды рублей проходят мимо бюджета. Дело в том, что до последнего времени корректировка заниженной стоимости, конечно, сугубо с точки зрения рисков ФТС, как оказалось, не всегда была обязательной к применению. Здесь нужно уметь договариваться, а значит, поле для коррупции широченное.

По данным, которые удалось получить «МК», в 2015 году только 14% поставок импортных товаров, по которым выявлены ценовые риски, было подвергнуто корректировке стоимости. Остальные выпущены, что называется, «ниже риска», да еще в установленный законом двухдневный срок. К сожалению, подсчитать, сколько средств «проплыло» мимо бюджета без таможенной аналитики, невозможно, но брокеры, которых опросил «МК», утверждают, что речь идет о сотнях миллиардах рублей.

Формальный подход к проведению дополнительных проверок со стороны должностных лиц ФТС привел к тому, что из упомянутых 14% грузов, где цена на импорт была увеличена до уровня риска, в отношении почти половины партий доначисления составили менее 20 тыс. рублей за одно наименование товара. И волки сыты, и овцы целы: меры по системе рисков отработаны, контрольные показатели выполнены, предприниматель тоже не внакладе, за возвратом мелочи в суд не побежит. Дошло до того, что некоторые центры электронного декларирования, например Можайский таможенный пост, стали специализироваться на оказании подобных «рисковых» услуг. Бизнесмены этим пользуются, подавая через интернет-систему удаленного доступа декларации со всей страны, хоть с Дальнего Востока.

фото: Кирилл Искольдский

С этим бардаком «на земле» центральный аппарат пытался бороться, но, видимо, безуспешно. Приказ №280 как раз должен обеспечить единообразный и обязательный подход при осуществлении контроля за таможенной стоимостью. Андрей Бельянинов пытается убить двух зайцев: выбить почву из-под коррупционеров, одновременно резко увеличив объемы сборов за счет повышения качества администрирования. В ФТС утверждают, что, несмотря на некоторые огрехи, СУР приносит «ощутимый экономический и правоохранительный эффект». В том числе по дополнительному взысканию в бюджет таможенных платежей.

«В последние годы таможенники повысили точность управления рисками, — считает руководитель пресс-службы ФТС Дмитрий Котиков. — В 2015 году досмотрено не более 4,4% грузов при ввозе, при этом треть досмотров оказывалась результативной. А остальные 95,6% товаров смогли быстрее дойти до потребителя».

В целом результативность такова: в 2015 году возбуждено 32,2 тыс административных дел и 934 уголовных дела. В денежном выражении бюджет получил 18,5 млрд руб., что хотя в рублях и больше на 40%, чем в 2014 году, но в реальности это оказалось на $100 млн меньше из-за роста курсовой разницы.

Растаможка импорта «сбежит» в Белоруссию

Приказ приказом, но, решая одни проблемы, ФТС тут же порождает другие. «Профили риска стоимости», как уже отмечалось выше, инструмент закрытый. Таможенники не показывают его никому, но утверждают, что существует шесть методик определения справедливой минимальной стоимости товара: цена аналогичных сделок, средняя цена по рынку, цены, предоставляемые таможне участниками ВЭД, и т.д.

«ФТС активно взаимодействует с ассоциациями бизнеса и крупными игроками, — продолжает Дмитрий Котиков. — Мы обмениваемся информацией, аналитикой о ситуации на мировых рынках, данными об объемах производства, импорта и экспорта тех или иных товаров. Уже заключены соглашения о сотрудничестве с Национальной ассоциацией поставщиков, производителей и потребителей мяса и мясопродуктов, Ассоциацией предприятий индустрии детских товаров, Ассоциацией производственных и торговых предприятий рыбного рынка. Готовность бизнеса повысить прозрачность своих отраслей позволила существенно оптимизировать контрольные операции в отношении многих импортных товаров». В ФТС настаивают, что в таможенных «прайсах» отражается объективная стоимость, а те, кто с этим не согласен, просто хотят продолжать ловить рыбку в мутной воде.

Теоретически, если предприниматель не согласен с оценкой ФТС, можно обратиться в суд, но сначала придется заплатить денежное обеспечение, равное величине установленного таможней риска для выпуска товаров. Если нет, для разбирательства груз поместят на склад временного хранения и вы ежедневно дополнительно будете оплачивать еще и этот «сервис». «Сутяжничать» себе дороже, поскольку партия через несколько недель становится «золотой».

Поэтому в реальной жизни все далеко не так радужно, как рисуют таможенники. «Существует конъюнктура мирового рынка, — заявил «МК» исполнительный директор Рыбного союза Сергей Гудков. — На лосось ежемесячные ценовые колебания достигают 20%. А таможенные профили риска актуализируются в лучшем случае раз в квартал. Разность подходов при стоимостной оценке одного и того же товара со стороны импортеров и таможни — это не редкое явление. Что будет происходить дальше: импортеры начнут вносить обеспечение и в массовом порядке подавать иски к ФТС о возврате этих средств. Таких жалоб будет много. Аналогичные процессы случались раньше, и, как правило, суды оказывались на стороне бизнеса. Поэтому сиюминутный эффект бюджет, конечно, получит, но не думаю, что это принципиально решит проблему увеличения таможенных сборов. Кроме того, реализация приказа плохо повлияет на бизнес в целом. Придется вынимать из оборота для внесения обеспечения дополнительные деньги. Вернутся они по решению суда только через несколько месяцев. Таким образом, объемы внешнеэкономической деятельности несколько упадут».

В незавидном положении окажутся все отечественные импортозависимые секторы экономики: фармацевтическая, медицинская, легкая промышленности, авиа- и кораблестроение, электроника. Да что говорить, если потребности в зарубежном оборудовании для российской нефтянки по некоторым позициям приближаются к 100% (при работах на шельфе, в нефтегазопереработке, особенно сжиженного газа. — «МК»). Поднять с колен такую махину за короткий срок точно не получится, а это значит, что приказ ФТС приведет к повышению цен на товары. Импортеры подсчитали: на 5–7% подорожают одежда, обувь, смартфоны, мебель, бумага. Российские предприниматели уже начали посматривать в сторону соседей по Таможенному союзу, особенно белорусов, услужливо распахивающих свои объятия. Часть импорта на растаможку наверняка может уйти туда.



Партнеры