Директоров школ и больниц смогут увольнять за жадность

А руководителей госкорпораций — нет

8 марта 2016 в 19:20, просмотров: 19965

В Госдуму внесен законопроект, призванный ограничить предельный размер зарплат руководителей, заместителей руководителей и главных бухгалтеров государственных и муниципальных бюджетных учреждений (БУ), унитарных предприятий и внебюджетных фондов (Пенсионного, социального страхования и обязательного медицинского страхования) и сделать эти зарплаты достоянием гласности.

Сейчас в Трудовом кодексе о зарплате этих категорий руководителей написано лишь то, что их размер надлежит прописать в трудовом договоре. Законопроект же предлагает оговорить, что предельный уровень соотношения среднемесячной зарплаты руководителей, их заместителей и главных бухгалтеров и среднемесячной зарплаты работников должны определять те органы власти, которые являются учредителями данного бюджетного учреждения или ГУПа–МУПа.

Информация о среднемесячной зарплате вышеперечисленных категорий граждан будет размещаться в Интернете. А в перечне дополнительных оснований для увольнения руководителя БУ появится и невиданное прежде «в связи с несоблюдением установленного предельного уровня соотношения зарплат»... В общем, за жадность и наглость.

Так и хочется облегченно выдохнуть: «Наконец-то!»

Директоров школ и больниц смогут увольнять за жадность
фото: Геннадий Черкасов

Потому что дифференциация доходов населения в России достигла уровня, неприличного для Европы и даже для США, где традиционно расслоение выше...

Потому что, по данным Росстата, в 2014 году «коэффициент фондов» — показатель, определяющий соотношение доходов 10% наиболее бедных и 10% наиболее богатых россиян и считающийся одним из ключевых при определении социального благополучия общества, — составлял 16. В 2000 году он равнялся 13,9. За 2015 год в целом данных пока нет, но едва ли ситуация радикально изменилась. Мы уверенно идем в направлении Юго-Восточной Азии и Латинской Америки...

Но если вспомнить историю борьбы наших властей с дифференциацией зарплат, станет понятно, почему радоваться рано.

Еще в ноябре 2012 года, выступая в Госдуме, министр труда и соцзащиты Максим Топилин фактически признал, что после вступления в силу т.н. закона о бюджетных учреждениях, давшего руководителям школ, больниц, НИИ, библиотек, вузов гораздо большую свободу в распоряжении фондом оплаты труда, «у руководителей бюджетных организаций зарплата зачастую совершенно несопоставима с уровнем заработной платы работников этих организаций». Ответом стали два решения.

Первое — был принят закон, с 2013 года обязывающий руководителей бюджетных учреждений декларировать свои доходы. С декларациями ректоров вузов, например, можно ознакомиться на сайте Минобразования и науки, декларациями руководителей федеральных медицинских учреждений — на сайте Минздрава. Но общая цифра денежных доходов за год не позволяет определить размер зарплаты и понять, во сколько раз она отличается от зарплаты рядовых сотрудников!

Да и с публикацией сведений о доходах руководителей региональных и муниципальных БУ все не просто. Осенью 2015 года ОНФ не обнаружил деклараций главврачей на сайтах органов руководства здравоохранением в почти половине субъектов Федерации. На муниципальном уровне дела обстоят еще хуже...

Вторым решением, призванным ввести ситуацию в рамки приличий, стало внесение в сентябре 2012 года изменений в действующее с 2008 года положение о системах оплаты труда бюджетников. «8 к 1» —такое предельное соотношение между зарплатами руководителей БУ и их подчиненными было предписано для федеральных учреждений. Субъекты РФ и муниципалитеты, по замыслу, должны были сделать то же самое.

Сколько руководителей после этого ограничили выплаты себе, чтобы выполнить очень щадящие требования? Неизвестно. Но в марте 2014 года г-н Топилин опять выступал перед депутатами Госдумы и заверил: после принятия всех мер (декларации и «8 к 1») «среднее соотношение средней заработной платы и зарплаты руководителя не превышает значения один к шести, оно даже меньше, большая часть зарплат находится в диапазоне один к четырем, так что эта проблема решена…»

А в апреле 2015 года тот же министр труда сообщил, что (внимание!!!) его ведомством «подготовлен законопроект — он сейчас проходит последние стадии согласования, — в зону действия которого попадут не только руководители предприятий, но и их заместители, и главные бухгалтеры, и руководители исполнительных органов, для которых законодательством и различными решениями на федеральном уровне и на уровне субъектов также будут установлены предельные соотношения, а кроме того, будет введена обязательность декларирования доходов для этих категорий — это будет касаться акционерных обществ с долей участия государства более 25 процентов...»

«Последние стадии согласования» затянулись, как мы теперь видим, на год. А законопроект пришел в Госдуму совсем не в том виде, как планировало Минтруда. Распространения мер по контролю за доходами на руководителей госкомпаний и госкорпораций не случилось, как и расширения перечня подлежащих такого рода контролю госкомпаний.

Госкомпании и госкорпорации — это, конечно, святое...

Остается утешиться ограничениями для внебюджетных фондов и главных бухгалтеров.

В Минтруда надеются, что закон будет быстро принят и вступит в силу в середине года. Но когда он реально заработает — сказать трудно: потребуется разработать и принять множество подзаконных актов и на федеральном, и на региональном уровнях.

Это только с принятием и законодательным оформлением решений вроде повышения акцизов, решений, залезающих в наш карман, у властей в последнее время быстро выходит. С механизмами контроля и самоограничений, увы, все совсем не так...



Партнеры