Хроника событий Антироссийские санкции США не затронут сотрудничество по космосу Конгресс США опубликовал проект закона по антироссийским санкциям Хозяйка смоленского агентства интимных услуг может получить реальный срок США намерены ударить санкциями по нефтяным доходам Венесуэлы Сенат Польши одобрил закон о реформе Верховного суда

Газовая война Лукашенко и Путина повлекла серьезные политические последствия

Экономические споры грозят превратить Союзное государство в фарс

9 января 2017 в 20:08, просмотров: 231017

Теплоты в политико-экономических отношениях России и Белоруссии, которые до последнего времени клялись друг другу в братской любви, становится все меньше. На первый взгляд причина тому — деньги. Белоруссия повысила тарифы на транзит российской нефти по своей территории. В ответ Россия, которой Белоруссия задолжала около $425 млн за газ, урезала экспорт нефти в республику. Вроде чисто хозяйственный спор. Но есть и иная подоплека. Эксперты считают, что Минск, которому Москва отказалась предоставлять субсидии и не хочет снижать цены на газ, будет пытаться продавить Москву не только на экономической, но на политической арене. Претензии в энергетике — первый шаг, за которым может последовать угроза наладить более дружеские связи с ЕС в ущерб России.

Газовая война Лукашенко и Путина повлекла серьезные политические последствия
фото: Геннадий Черкасов

Западные санкции против России, наложенные в 2014 году, обещали Белоруссии многое — увеличение экспорта и импорта, создание новых рабочих мест, новый виток во взаимодействии в инвестиционной сфере.

С одной стороны, это получилось. Например, Белоруссия увеличила поставки в нашу страну молочной продукции, рыбы, овощей и фруктов. С другой — суммарные позиции России и Белоруссии в двусторонней торговле не улучшились, а стали гораздо хуже. Российская доля в экспорте соседней страны упала, сократилась динамика торговли, а товарооборот скатился до уровня кризисного, 2009 года.

В свою очередь структура белорусского импорта из России не изменилась. Как и раньше, 30% приходится на металлы, машиностроение и химию, а более половины — на энергетические ресурсы. Из-за них у нас в последнее время происходит все больше размолвок.

Началось все в январе 2015 года, когда Белоруссия потребовала снизить стоимость российского газа. Получив отказ, Минск в одностороннем порядке стал платить меньше и увеличил тарифы на транзит российской нефти по своей трубопроводной системе. Переговоры об урегулировании этого конфликта ни к чему не привели. За два года долг Белоруссии за газ перед нашей страной дошел до $425 млн — и Москва решила наказать соседей: сократила поставки нефти в этом году с 4,5 млн до 4 млн тонн (это объемы за I квартал).

На официальном уровне эта конфронтация продолжения еще не получила. Есть только голые факты — газовый долг Минска, сокращение экспорта нефти Москвой и рост тарифов на транзит российской нефти через Белоруссию. Кстати, российские ведомства подтверждают лишь последнее, а официальный Минск пока и вовсе молчит.

Как же все это расценивать? Есть две стороны медали. Реверс — спор двух хозяйствующих субъектов. По словам московского адвоката Виктора Наумова, даже несмотря на то, что Минск опирается на межправительственное соглашение о формировании тарифов, его позиция не имеет под собой серьезных юридических оснований. Но и решение России о сокращении поставок нефти скорее основывается не на правовой дисциплине, а на опыте экономических конфликтов — «газовых войн» 2003–2004-х, 2006-го и 2009–2010-х годов.

Но есть и аверс. В начале января премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков прямо заявил, что главная цель его страны — чтобы Москва предоставила его стране ту же цену на газ, что и в России. «Нас интересует не столько цена — сколько разница. Если в России цена на газ в два с лишним раза ниже, чем в Белоруссии, то конкурентоспособность наших товаров заведомо хуже, чем российских», — заявил Кобяков.

А это уже лежит не только в экономической, но и политической плоскости, считает президент Института энергетики и финансов Владимир Фейгин. «Минск хочет получить более низкие цены на газ и пытается достигнуть этого в том числе и демонстративно политическими эскападами», — считает эксперт. Напомним, что после того, как замминистра финансов России Сергей Сторчак заявил, что наша страна не будет давать Белоруссии субсидии на газ, Александр Лукашенко отказался принимать участие в саммите Евразийского союза, прошедшем в декабре 2016-го.

«Вопрос о снижении цен на газ зафиксирован в проекте интеграции России и Белоруссии в Союзное государство. Однако окончательно сравняться цены должны только в 2025 году. Лукашенко ищет способы приблизить этот момент. Не исключено, что и в будущем он постарается идти на конфронтацию, в том числе и за счет шантажа — например, заявив, что откажется от дружбы с Москвой в пользу ЕС. Насколько ему повезет добиться своего посредством споров в хозяйственной сфере — не ясно. Ведь если хочешь судиться — иди в суд, а не конфликтуй на политической площадке», — полагает Владимир Фейгин.

Читайте материал "Таинственная незнакомка в авто Лукашенко взбудоражила белорусские СМИ"

0:47

Санкции . Хроника событий


Партнеры