БАНКИРЫ, БАНДИТЫ И... КНЯЗЬ

23 августа 1999 в 00:00, просмотров: 1357

Расследование отмывания денег, в котором замешаны российские банки и мафия, а также один из столпов американского финансового мира — "Бэнк оф Нью-Йорк", набирает темпы. В конце прошлой недели агенты английской Национальной бригады борьбы против преступности произвели обыск в доме и офисе уже известной нам Люси Эдвардс и ее мужа Питера Берлина. Эдвардс дирижировала из Лондона потоками подозрительных денег, которые отмывались под крышей "Бэнк оф Нью-Йорк", а Берлин командовал счетами фирм прикрытия одного из боссов российской мафии — Семена Могилевича. (Все трое — бывшие российские граждане). В течение нескольких часов лондонские сыщики шуровали на квартире Люси в зажиточном квартале британской столицы. Представительница Национальной бригады отказалась сообщить, что они искали на квартире Эдвардс и в ее офисе. По некоторым данным, Эдвардс и Берлин покинули Англию. Куда направили свои стопы беглецы, не сообщается, хотя против них еще не выдвинуто никаких обвинений и ордер на их арест не выдан. Представитель "Бэнк оф Нью-Йорк" подтвердил, что его лондонский офис был подвергнут обыску, однако отказался подтвердить или опровергнуть сообщения о том, обыскивались ли офис банка в Нью-Йорке и квартира другой подозреваемой дамы — Наташи Гурфинкель-Кагаловской. Несколько слов об этой квартире. Речь идет о кондоминиуме на 47-й стрит, на Манхэттэне. Константин Кагаловский и Наташа Гурфинкель купили его в январе 1997 года за 796.000 долларов. В отличие от американцев, делающих обычно такие покупки в рассрочку, чета Кагаловских, согласно имеющимся документам на проданную недвижимость, заплатила за свой кондоминиум наличными. Они могли себе это позволить. Константин — в руководстве нефтяной компании "Юкос", Наташа — до последних дней — вице-президент "Бэнк оф Нью-Йорк". Новые данные, всплывающие на поверхность, показывают, что "Бэнк оф Нью-Йорк" совсем не случайно оказался замешанным в громком скандале по отмыванию денег российской мафии — крупнейшем в истории банковского мира США. (Пока что речь идет о 10 миллиардах долларов.) Оказывается, банк еще до Могилевича активно пытался наводить связи с российскими банками, подстрекаемый упованиями на большие и быстрые прибыли. В этом вообще-то не было ничего подозрительного, а тем более криминального. Почему бы и не подзаработать на деловом сотрудничестве с российскими банками? Наличность и ценные бумаги российских банков до знаменитого августовского обвала были весьма лакомым бизнесом, и за них велась острая конкуренция между американскими финансовыми институциями. Победителем в этой схватке вышел "Бэнк оф Нью-Йорк", который, по данным американских экспертов-аналитиков, стал доминировать в этой сфере бизнеса. Своим успехом "Бэнк оф Нью-Йорк" был обязан двум своим сотрудникам с абсолютно разными судьбой и родословной. Первый сотрудник — уже известная нам Наташа Гурфинкель-Кагаловская. Второй — русский аристократ "чистых кровей" князь Владимир Голицын. Кстати, это тот самый Голицын, который совсем недавно принимал участие во встрече представителей российской диаспоры в США с уже бывшим премьер-министром России Сергеем Степашиным в Вашингтоне. Поначалу ожидалось, что Степашин встретится с эмигрантами-толстосумами. Но он разумно предпочел подозрительным толстосумам, так сказать, менее взрывоопасную "духовную элиту". Голицын был исключением. Ну, во-первых, он как-никак князь, а во-вторых, представляет не теневых российских олигархов, а столп американского финансового истеблишмента "Бэнк оф Нью-Йорк"! "Бэнк оф Нью-Йорк" фраером никак не назовешь, но тем не менее жадность его сгубила. Он начал отбивать у своих американских конкурентов российскую клиентуру не совсем джентльменскими методами. Хорошо зная о том, что у российских олигархов рыльце в пушку, банк стал заманивать к себе, предлагая, скажем так, менее строгие условия проверки денежных источников российских банков и методов работы с ними. Сиренами банка как раз и выступали Наташа и князь Владимир. Где сейчас Наташа, никто не знает, а князь от комментариев решительно отказывается. Проиллюстрируем вышесказанное наглядным примером. Наш "Инкомбанк", который когда-то был ого-го, а сейчас банкрот, в свои лучшие годы вел дела в Соединенных Штатах через банк "Рипаблик Нью-Йорк корпорейшн". Но тот оказался щепетильным. Он заподозрил неладное в деятельности "Инкомбанка". "Инкомбанку", естественно, такое чистоплюйство пришлось не по душе, и он решил сменить лошадей на переправе. Вот тут-то на него и вышли Наташа и князь Владимир. (Вернее, они вышли друг на друга.) Заманивая "Инкомбанк", Гурфинкель обещала его руководству, что "Бэнк оф Нью-Йорк" проявит большее, чем "Рипаблик", понимание. В 1992 году "Инкомбанк", соблазненный этим "большим пониманием", перевел свои счета из "Рипаблик Нью-Йорк корпорейшн" в "Бэнк оф Нью-Йорк". Наташа и князь Владимир свое слово сдержали. Их банк не стал капать на "Инкомбанк". Зато обоим банкам стали капать прибыли. (В день в среднем совершалось 250 денежных операций.) По словам бывшего юриста "Инкомбанка" Эмануэля Зелтцера, "Бэнк оф Нью-Йорк" был очень счастлив, что Наташа и Голицын делали для него деньги и позволили им вести их собственное шоу". Это "собственное шоу" и привело их в конце концов от сомнительных банкиров к несомненным бандитам. (В отличие от Гурфинкель-Кагаловской Голицын пока не отстранен от занимаемой им в банке тоже вице-президентской должности. Банк упорно отказывается назвать имя человека или людей, которые руководили деятельностью Наташи и князя Владимира.) Как пишет газета "Нью-Йорк таймс", "госпожа Кагаловская, жена известного российского банкира и нефтяного дельца Константина Кагаловского, была горластым и активным болельщиком в экспансии "Бэнк оф Нью-Йорк" в России в середине 90-х годов". Болела горластая и активная Наташа и за "Инкомбанк". В меморандуме на имя руководителя "Бэнк оф Нью-Йорк" Томаса Ренай она вовсю расписывала прелести "Инкомбанка" и его значение. Она, в частности, писала: "Инкомбанк" — наш самый большой генератор доходов от гонораров, а сам "Инкомбанк" является крупнейшим клиринговым банком в России по внутренним трансакциям". (Юристы "Инкомбанка", как и все остальные действующие лица скандала, от комментариев воздерживаются.) Было бы по меньшей мере странно, если бы "горластая и активная" Наташа, болея за "Инкомбанк", не болела и за свой родной и кровный "Менатеп". Она и болела. Брак Наташи Гурфинкель с Константином Кагаловским "совпал" с началом содружества "Бэнк оф Нью-Йорк" с "Менатепом". Первый помог второму проложить дорогу его акциям в Соединенные Штаты. Личные, вернее, супружеские связи Кагаловских играли в этом далеко не последнюю роль. Но затем набежали облака, превратившиеся в грозовые тучи. "Инкомбанк" обанкротился. "Менатеп" закачался. Молнии стали сверкать над "Бэнк оф Нью-Йорк". Сейчас федеральные следственные органы пытаются установить, не поступала ли часть отмываемых денег российской организованной преступности в "Бэнк оф Нью-Йорк" по каналам "Менатепа", "Инкомбанка" и других российских компаний, которые, по словам "Нью-Йорк таймс", подозреваются западными инвесторами и российскими правоохранительными органами в том, что они грабили деньги страны (России. — М.С.)". Да, прав был Максим Горький, когда говорил, что банкир родит бандита.



Партнеры