Адександр Хабаров: Жертв не избежать

12 июля 2001 в 00:00, просмотров: 825

Александр Хабаров пришел на НТВ зеленым студентом журфака в 93-м. Дальше была почти безвылазная работа в Чечне и награждение медалью ордена “За заслуги перед Отечеством” I и II степени. Во время известного конфликта он защищал Киселева. Но на ТВ-6 уходить не стал. Теперь Хабаров — ведущий ночных новостей на НТВ.



— Теперь ты поздно ложишься спать?

— Да, пришлось стать “совой”. Но для журналиста с сумасшедшим графиком жизни это не проблема.

— Ты готов работать на НТВ вечно?

— Я бы не зарекался. Настал момент, когда необходимо было сделать выбор. Я думал ровно один день, взвешивал все “за” и “против”. Мне вся эта история надоела, вот и все. Конечно, решение остаться на НТВ связано, как говорят, с частичной потерей имиджа. Но здесь, на НТВ, я делаю программу, и есть желание работать.

— Новости — уже не ваша профессия?..

— Изменения этого тезиса я не вижу. Наоборот, идет процесс восстановления информационной службы, которая в значительной степени была обескровлена.

— Сейчас новости на НТВ даются в основном объективно, но скептики говорят, что это до поры до времени...

— Надеюсь, что этого не случится, потому что тогда нас опять поставят перед выбором. Только между чем тогда придется выбирать — непонятно.

— Гендиректор НТВ Йордан сказал, что если на него будут давить — он уйдет.

— Надо жить сегодняшним днем. Это не означает, что не надо думать о дне завтрашнем, но спрогнозировать ситуацию просто невозможно. Боюсь, что она иногда развивается помимо нас.

— Сейчас все больше людей считает, что за них там, наверху, уже все решили...

— Такие настроения есть — они были, есть и будут. В 94-м году мы снимали репортажи в Чечне и очень надеялись, что эти кадры помогут избежать новых бессмысленных жертв. Но на следующий год все продолжалось.

— Раньше ты мог спокойно зайти в кабинет Добродеева, Киселева. Сейчас гендиректор для тебя недоступен?

— Йордан и люди, которые пришли с ним, — это финансовое руководство компании. А то, что касается непосредственно ТВ, решается Митковой, Кулистиковым, Олейниковым и, безусловно, Парфеновым. Поэтому заходить в кабинет к Йордану нет необходимости.

— Помнишь, как некоторые демократы кричали: “Теперь на это йордановское НТВ мы не придем никогда!”?

— Ко мне на программу приходят все, кого мы зовем. Мы стараемся дать возможность высказаться людям, чья точка зрения далека от официальной, будь то коммунисты или крайне правые. И никто нас не ограничивает.

— До тебя ночные новости на НТВ вел Кара-Мурза. И люди привыкли доверять этому бородатому и своему в доску интеллигенту...

— Наверное, чтобы мне доверяли, должно пройти время. Тем более, что мои первые выходы в эфир были плохо подготовлены, потому что времени на это совсем не было.

— Ты был репортером, теперь — ведущий. Для тебя это повышение?

— Я так не считаю. Ведущий и репортер — это очень разные вещи.

— Но зарплата, наверное, у тебя возросла? Хотя говорят, что ее на НТВ никому не повысили.

— На НТВ эта тема всегда была коммерческой тайной. Могу сказать, что повышения зарплаты, когда нужно было принять решение, остаться или уходить, никто не обещал. Вопрос был здесь не в деньгах.

— Как ты относишься к Гусинскому?

— Он один из создателей компании, в которой я работаю до сих пор. В последнее время мне приходилось неоднократно с ним общаться. Он очень обаятельный человек. Нынешняя ситуация для него очень тяжелая, никому такого не пожелаешь. Я бы не стал его ни в чем не осуждать.

— Сейчас модно быть государственником. Ты тоже из их числа?

— С точки зрения журналистики мы обязаны критически оценивать действия властей. И не потому, что мы нигилисты. Если мы перестанем это делать, то превратимся в пропагандистскую машину. Но критика не должна перерастать в сведение счетов.



Партнеры