Картонный щит

29 марта 2004 в 00:00, просмотров: 9734

Два снаряда в одну воронку не попадают”. Военные, придумавшие эту “оптимистичную” поговорку, к их счастью, не были знакомы с новыми российскими реалиями. На Северном флоте в течение одного месяца произошло два скандала, по своей разрушительной силе подобные даже не снарядам, а скорее атомным бомбам. Сначала на учениях “Безопасность-2004” на глазах президента страны подлодки СФ провалили два пуска баллистических ракет. А на днях к причальной стенке поставили предмет гордости всего флота — атомный ракетный крейсер “Петр Великий”. Главком ВМФ Куроедов, посетивший корабль, с разницей в два часа дал две взаимоисключающих оценки того, что он там увидел: “Все в таком состоянии, что в любой момент может взлететь на воздух. Это особенно опасно с учетом того, что он оснащен ядерной силовой установкой” и “Ситуация на крейсере “Петр Великий” не угрожает ядерной безопасности страны”. Можно по-разному оценивать мотивы действий главкома Куроедова, но одно очевидно. Все ЧП, случившиеся на Северном флоте, не случайность.

“Условный пуск” мог стать реальным взрывом

Игорь Курдин когда-то командовал той самой подлодкой К-407 “Новомосковск”, которая теперь прославилась на весь мир “условным пуском” ракеты. Он ходил на подлодках 20 лет и 1 день. Трижды выходил на боевые службы на К-407. В августе 1991 г. “Новомосковск” участвовал в беспрецедентных испытаниях под названием “Бегемот-2”. С 16 баллистическими ракетами весом 43 тонны лодка опустилась на стартовую глубину 50 метров и последовательно произвела запуск всех 16. До тех пор подобного не было ни разу. Необходимо было выдержать определенные скорость и глубину погружения. Маневрировать во время стрельбы было запрещено даже в случае атаки. Вот почему Курдин считает, что он имеет право рассуждать о сегодняшней ситуации:

— Вот смотрите, результат расследования: автоматика выдала ложный сигнал, который и заблокировал пуск. У меня ни на одной из стрельб такого не было. Такими ракетами лодка должна стрелять раз в два года. Но К-407 с 1991 г., похоже, так больше ни разу и не сподобилась.

О том, что “невылет” ракеты могло спровоцировать настоящее, серьезное ЧП, военачальники скромно умолчали.

— Жидкостные ракеты вообще очень опасны, — говорит Курдин. — Подлодка К-219 погибла из-за того, что топливо начало разъедать корпус ракеты. На учениях ситуация была аналогичной. И слава богу, что все это не пошло в отсек. Случился бы взрыв, объяснить который “условным пуском” было бы куда сложнее.



Корабли в отстойниках

Любой подводник скажет, что баллистическая ракета не бывает “гарантийной”. У нее есть определенный срок хранения — чуть больше 7 лет. Ракета РСМ-54, которой стреляли с “Карелии”, и вовсе 1987 г. выпуска. Срок ее годности был превышен более чем вдвое. На днях это признал главком ВМФ адмирал Куроедов.

Жаль, главком ничего не добавил о состоянии самих подлодок.

— За последние 10 лет на их ремонт выделяли какие-то копейки, — говорит информированный сотрудник прокуратуры СФ (его данные есть в редакции. — Авт.). — Продлевали ресурс “по боевой необходимости”. Большая часть кораблей — в отстойниках именно потому, что нет денег на ремонт. Остальные ходят в море “за себя и за того парня”. А как готовить экипаж, если техники нет? Или, к примеру, топливо готово, а радиолокационная станция сгорела? Дизельных подлодок вообще всего две осталось, и те на боевые службы не ходят. Потому что аккумуляторов нет — а без аккумуляторов лодка не может погрузиться.

— Изначально в самом проекте предусматривается модернизация лодок спустя какое-то время их службы, — говорит Курдин. — Так делается не только у нас, но и в Америке.

Но только если США проводят реальную модернизацию, то мы, как всегда, — “условную”. Сегодня на Северном флоте около 100 подлодок, которые уже поздно модернизировать. Их осталось только списать.



Провал учений — к лучшему?

— Корабли постоянной готовности — те, на борту которых есть оружие, — должны ходить на боевые службы, — говорит капитан 1 ранга, командир последнего экипажа знаменитой К-19 (об аварии на этой подлодке американцы сняли фильм с Харрисоном Фордом в главной роли) Олег Адамов. — Они должны стрелять хотя бы на учениях. У нас же до прошлого года боевых служб не было вообще.

Сущность системы боевых служб проста: в море постоянно находятся лодки, готовые нанести ракетные удары по территории вероятного противника. В середине 90-х эта система рухнула и боевые службы прекратились.

— Боевая служба — это основа подготовки экипажа и корабля, — уверены подводники. — Сравните двух командиров: у одного 15 боевых служб, а у другого — ни одной. Есть разница?..

Пока наши лодки отдыхают в отстойниках, иностранные корабли продолжают патрулировать российские берега. Раньше мы могли противопоставить этому с десяток своих подлодок недалеко от Флориды. Это и называлось “боевыми службами”. Теперь ответить нам нечего.

— У нас на одну лодку было два полноценных и равноценных экипажа, — говорит Курдин. — А перерыв, который был и в боевых службах, и в строительстве, и в проектировании судов, — он еще скажется. Может, провал учений и к лучшему: все увидят наконец, что творится с флотом...

Показателей того, что на самом деле творится с флотом, казалось бы, уже достаточно. В любой стране для того, чтобы понять реальное положение дел, хватило бы и “Курска”. Ведь и эта подлодка долго простаивала, прежде чем уйти в то самое последнее “боевое”.



Личный состав: калека да маньяк

— А чему вы удивляетесь? — спрашивает Адамов. — То, что творится с личным составом, вообще не поддается описанию.

...К прокурору пришел матрос. По каким-то своим делам — это, в общем, неважно. Важно другое: у матроса не было на правой руке двух пальцев. Нет, ему их не на подлодке отрезали — его таким призвали. И то: зачем призывнику пальцы? Лишь бы человек был хороший. И это не исключение — это правило.

— Призывают всех: сирых, убогих, больных, — подтверждает сотрудник прокуратуры СФ. — Чем только матросы не болеют! А выясняется это, когда начинаем рассматривать дела о “дедовщине”. А как ей не быть, если призывники даже не знают, что мыться надо и носки свои стирать? Для многих зубы почистить — высший пилотаж!

...Матросика привлекли к уголовной ответственности за издевательство над товарищем. В процессе выяснилось: у обвиняемого — героиновая наркомания плюс гепатит С. Призвали его в 2000 г. Гепатит обнаружили в 2002-м.

...Офицер считался одним из лучших на корабле. 7 лет служил “верой и правдой”, без единого взыскания. Повязали его над трупом 14-летней девочки. В ходе расследования выяснилось, что это уже второй “его” труп. Схема одна и та же: офицер знакомится с женщиной, приводит ее домой, после сексуальных домогательств (по уверениям обвиняемого, безрезультатных) душит даму колготками. Потом в ванной расчленяет тело (на суде скажет, что из научного интереса: мол, давно хотел выяснить, как там все устроено), куски аккуратно пакует в целлофан и закапывает. Судебно-психиатрическая экспертиза офицера проводилась дважды. Оба заключения: “невменяем”. Сейчас моряк-душитель находится в психиатрической лечебнице. 7 лет полностью невменяемый офицер служил на крейсере в майорской должности, имел доступ к оружию. Замечу: не к пистолету, не к заточке — к ракетам. Медкомиссию, как и положено, проходил раз в год.



Люди гниют заживо

“После 4-летнего перерыва в плавание в район учений должен выйти авианесущий крейсер “Адмирал Кузнецов”, — захлебывались от счастья в штабе Северного флота перед февральскими учениями. — Участие крейсера в учениях является важным, так как показывает, что авианосец у России все-таки есть, и снимает различные спекуляции по поводу его продажи или списания”.

По поводу продажи — это точно. Кто же это корыто купит? Даже даром вряд ли возьмут.

— 4 из 5 авианосцев угробили, — говорит сотрудник прокуратуры. — В истребительной авиации осталось 5 самолетов, и все — 1990 г. выпуска. На последнем авианосце, “Адмирал Кузнецов”, ремонт вроде сделали — теперь хоть можно без фонаря ходить по его коридорам...

Матрос Иван А. служил на “Кузнецове” несколько месяцев. Впечатлений набрался — на всю жизнь.

— Корабль “держат” дагестанцы, — рассказывает он. — Делать ничего не хотят, полы не моют — это ниже их достоинства. Объединяются и бьют остальных.

— Что, так много призывников из Дагестана?

— Да полно! Кроме них еще тувинцев много. Эти даже по-русски не говорят — какой с них спрос? А вообще какая-то инфекция, видно, на корабле. Люди гниют заживо.

— ?!

— Ну, я два месяца прослужил — у меня теперь все руки и ноги в язвах. А у тех, кто годами служит, ноги сгнивают совсем. В медпункт придешь — там зеленкой помажут и отпустят.

— Ну а общее впечатление от “Адмирала Кузнецова”?

— Потонет... Мы каждый день из нижних отсеков воду вычерпывали: ведрами, насосами... Он протекает весь.

И заключительный мазок к этой мрачной картинке. На учениях “Кузнецов” в море не выходил. Верней, выходил, но не сам. Его вытащили на буксирах, показали народу — и утащили обратно.



“Ваш сын дезертировал”

14 февраля 2004 г. из воинской части №31360 близ поселка Полярный пропали двое матросов — Виктор Фурман и Константин Леонов. Парнишки на надувной лодке поплыли к рыболовному судну, стоявшему в 100 метрах от берега, чтобы отвезти письма для отправки на “большую землю”. Капитан рыболовного судна принял у матросов корреспонденцию, и они поплыли назад. Прожектор судна вел их, пока до берега не осталось 20 метров. Тут вдруг поднялся ветер и пошел сильный снег. С тех пор матросов никто не видел.

25 февраля 2004 г. родители Фурмана получили телеграмму: “Ваш сын дезертировал”. Но в воинской части товарищи Константина и Виктора начисто отметают такое предположение. На “точке” служили всего 9 человек, отношения между ребятами были отличные. Около берега сильные течения, и если Фурман и Леонов попали в зону их действия, матросов могло отнести в море и прибить дальше к берегу или же отнести к Новой Земле. Еще ребят могло подобрать сторожевое норвежское судно, курсировавшее в нейтральных водах. И все это было известно командованию с самого начала.

С 14 февраля были организованы поисково-спасательные работы. При этом матросы уверяют, что искали пропавших всего одни сутки, командование части заявляет, что искали двое суток, а командование флотилии — что трое суток. Как раз во время пропажи ребят и начались военно-морские учения “Безопасность-2004”. Само собой, на этом фоне жизни двух пацанов никого не интересовали. Дела до них нет и сейчас.

— Продолжать поиски, похоже, никто не собирается, — говорит председатель совета мурманской общественной организации “Молодежные инициативы региона” Кирилл Мартынов. — Родителям Фурмана объяснили, что надувная лодка, на которой плыли мальчики, практически непотопляемая, и поэтому, пока она не найдена пустой, есть надежда, что Фурман и Леонов живы.

Вот он какой — Северный флот. Силы стратегического сдерживания, которые когда-то вызывали уважение всего мира, а теперь — прогнившая насквозь структура, где командованию плевать на людей, где запросто могут служить психбольные офицеры и увечные матросы, где ржавые корабли оснащаются старыми ракетами.

Судя по тому интересу, который западные СМИ до сих пор проявляют к нашему флоту, разведка у них работает из рук вон. Они до сих пор не знают, что Северный флот России — это иллюзия, миф, уцелевший со времен “холодной войны”.





Партнеры