Опасные роли

11 мая 2004 в 00:00, просмотров: 1449

Последний раз фильм “Молодая гвардия” демонстрировали по Центральному телевидению больше пятнадцати лет назад. Говорят, послевоенная лента уже давно не пользуется спросом. Вероятно, это покажется странным, но картину показывают разве что в колониях строгого режима. Зато в октябре 1948 года этот фильм имел бешеный успех у советского зрителя. Пятеро актеров, задействованных в “Молодой гвардии”, получили высшую награду — Сталинскую премию.

После просмотра картины кто-то из старейших актеров тогда сказал: “Хорошо, что Сергей Герасимов вытянул молодежь, но из тех, кто снялся в “Молодой гвардии”, человека три — пять пробьют дорогу, а остальные так и будут околачиваться по студиям, играть в массовках...” Для многих героев фильма эти слова оказались пророческими.

Репортерам “МК” удалось выяснить, как проходили съемки эпохального фильма и как сложилась судьба актеров после выхода картины на столичные экраны.

Инна Макарова: “На Сталинскую премию я приобрела себе шубу из цигейки”

Сегодня Инна Макарова практически нигде не снимается. Но она не жалеет об этом. Говорит, достойного сценария уже давно не предлагают. После “Молодой гвардии” она сыграла более пятидесяти ролей. И считает это настоящей удачей. “Это просто чудо, что меня после такой заметной роли, как Любка Шевцова, режиссеры стали приглашать на другие картины, — говорит Инна Владимировна, — ведь такие роли всегда опасны...”

— Мы учились на втором курсе ВГИКа, когда Сергей Герасимов сообщил нам, что на выпускном экзамене мы будем ставить спектакль по новому роману Александра Фадеева “Молодая гвардия”. Об экранизации произведения речи тогда не шло. Вскоре нам выдали сигнальные экземпляры этой книги, и мы начали работать над спектаклем.

— Инна Владимировна, вас сразу утвердили на роль Любки Шевцовой?

— Поначалу думали, что я буду играть Валю Борц. Больше всех мне нравилась, конечно, Любка Шевцова. Но у Фадеева в романе главные героини были стройные, тоненькие. А я не соответствовала этому образу. Позже в журнале “Смена” появились фотографии с предполагаемыми артистами. Меня среди них не было...

И все-таки в июне 46-го года на экзаменационном спектакле во ВГИКе Герасимов отдал роль Любки Шевцовой своей любимой ученице.

— На экзамене присутствовал Фадеев, так как “Молодую гвардию” планировали ставить на Малой сцене, и надо было отобрать актеров. Когда в финале спектакля я запела украинскую песню “Дивлюсь я на небо...”, Александр Александрович заплакал. А потом раздались аплодисменты! Такого на экзамене еще не было. Пока мы ждали результатов экзаменационной комиссии, ко мне подошел шофер Герасимова и тихо шепнул: “Любку будешь играть ты. Фадеев сказал”.

— Как прошла премьера спектакля на Малой сцене?

— Премьера состоялась в 47-м году. Это было настоящее событие! Я помню, что Ивана Козловского с женой не пускали в зал, потому что они опоздали. После окончания спектакля передо мной склоняли седые и лысые головы наши знаменитости! Среди них были Мордвинов, Крючков, Эйзенштейн... Актриса Марецкая за кулисами просила меня еще раз спеть заключительную песню из постановки. Однажды ко мне в троллейбусе подошел мужчина и преподнес мне пирожное, завернутое в белую бумагу, — преподнес как цветы. Это был Михаил Светлов. Мне казалось, что это и есть слава, но настоящая популярность пришла после экранизации романа!

— Внешне вы были похожи на свою героиню?

— В романе Любка была голубоглазая блондинка, у меня же тогда были темные волосы. Тамара Макарова отвела меня в парикмахерскую “Националь”. Лучший мастер Москвы сделал мне шестимесячную завивку и перекрасил меня в блондинку.

— Вы были знакомы с родителями Любы Шевцовой?

— Большую часть фильма снимали в Краснодоне. Там я познакомилась с мамой Любы Шевцовой — Ефросиньей Мироновной. Она, когда увидела меня, сразу обняла и поцеловала. Я не сдержала слез. Позже она рассказывала мне о дочери много того, что не совпадало с романом Фадеева. Например, в произведении автор написал, что отец Любки погиб на фронте. На самом деле его тяжело ранило, он онемел и долго лежал в госпитале. После окончания войны он вернулся в Краснодон. Также Александр Александрович представлял Любу девочкой, которая все время танцевала, пела, веселилась. Но какие могли быть танцы, когда она из Луганска ходила в Краснодон босиком, берегла туфли, поэтому носила их в руках. А еще Ефросинья Мироновна вспоминала: когда дочь вывели из тюрьмы, она сбросила с себя курточку и отдала женщинам: “Вам еще пригодится, носите, а мне уже не надо”, — это были последние слова Любы.

— Первым зрителем картины стал Иосиф Сталин. Говорят, по его распоряжению из картины пришлось вырезать некоторые сцены?

— Просмотрев первую серию, Сталин сказал, что в фильме “не должно быть провала партийного подполья, так же, как и беспорядочного, панического отступления наших...”. В результате из первой серии полетела сцена разговора Шульги и Валько в тюрьме. Шульгу играл украинский актер Александр Хвыля, Валько — Сережа Бондарчук. Роль Хвыли совсем вырезали. А ведь это был один из самых сильных эпизодов в картине! Ребята беседовали о смысле жизни. Но в их разговоре проскользнула фраза: “Хороши бы мы были в этой войне — хуже Китая”. Китай нельзя было трогать! Из-за этого творческий момент погорел. Тогда у Сергея Аполлинариевича случился инфаркт. После этого случая мы волновались, что фильм вообще могут зарезать. Фадееву пришлось дорабатывать сценарий, появились серьезные расхождения с романом.

— На съемках “Молодой гвардии” у вас начался роман с Сергеем Бондарчуком?

— Сергей пришел к нам на третий курс с фронта. Он мне казался очень старым, хотя ему было всего 26 лет. Я до сих пор не понимаю: почему он так ко мне прикипел? Ведь его окружало столько женщин! К тому же на момент нашего знакомства он был женат. Это чудо, что мы прожили вместе десять лет. Ведь мы практически не виделись из-за длительных гастролей. Мы расстались по моей инициативе, без скандалов и ссор. Тем более у него появилась другая женщина, которая побывала из-за него и в больнице — видимо, он ей слишком много наобещал. Тогда я поняла, что нам не дадут житья: в нашем доме начались какие-то странные звонки, меня заваливали анонимками...

— Несмотря на вашу бешеную популярность после выхода “Молодой гвардии”, вам по-прежнему негде было жить?

— Когда мы вернулись из Краснодона в Москву, нам с Бондарчуком действительно негде было остановиться. На частных квартирах не прописывали даже временно, но, поскольку многим в то время нужны были деньги, нам сдала квартиру женщина с двумя детьми. Однажды мы вернулись со съемок около двенадцати ночи, и нам никто не открыл. На холодной лестнице просидели больше часа. Когда наконец дверь открылась, Бондарчук сказал хозяйке: “Эх, вы! А еще член партии!” Оказывается, кто-то предупредил ее, что сдаваемые внаем комнаты будут отбирать. Она испугалась и таким образом решила выселить нас. Пока искали новое жилье, ночевали в Театре киноактера на диване, откуда нас гонял сторож-пожарный... Наконец на Садовой-Триумфальной нашлась комната, хозяйка которой находилась в длительной командировке в Германии. Полуподвальное помещение обогревалось железной печуркой, к тому же там водились крысы размером с кошку. И все-таки это был почти свой дом, в который мы переехали с новой сковородкой, кастрюлькой и маленьким будильником. Вот в этом подвале и застало нас время выхода “Молодой гвардии”. Однажды поклонники оцепили наш дом, и человек двадцать ворвались к нам...

— Наверняка у вас от поклонников не было отбоя?

— Наша популярность была неописуемой! Пока мы снимались в Краснодоне, пионеры из соседних сел проделывали путь в пять дней, чтобы посмотреть на нас. После выхода картины на экран вся Москва была увешана нашими портретами. Когда на обложках журналов стали появляться наши фотографии, за мной ходили толпы школьниц, молодые люди заваливали меня письмами. В нашу честь устраивали банкеты в “Метрополе”, которые после голодных военных лет поражали изобилием.

— На что вы потратили Сталинскую премию?

— Сто тысяч поделили на пятерых актеров, часть досталась режиссеру и оператору. На эти деньги мы с Лялей Шагаловой, которая играла Валю Борц, купили себе по блату у одного человека шубы из цигейки в ГУМе. Позже благодаря этому же человеку мы с Бондарчуком получили квартиру на Песчаной улице.



“Сергей Гурзо увлекся алкоголем так, что это переросло в болезнь”

Сергей Тюленин — один из самых ярких персонажей в произведении Фадеева. Эта роль досталась молодому студенту ВГИКа Сергею Гурзо. Популярность, обрушившаяся на Гурзо после “Молодой гвардии”, стала для него тяжким грузом. Гурзо умер всеми забытый в Северной столице, не дожив несколько дней до своего 48-летия. В Москве у него остались жена Надежда и двое детей.

— Сначала на роль Сергея Тюленина пробовался другой актер. — вспоминает вдова актера Надежда Васильевна Самсонова-Гурзо. — Но у него что-то не получалось. Тогда Герасимов обратился к Гурзо: “Сережа, покажи, как надо играть”. Сергей Аполлинариевич в тот же день утвердил его на роль Тюленина.

— Говорят, после выхода фильма на экран популярность Сергея Гурзо была намного больше, чем у других актеров, задействованных в картине.

— Когда на концертах “Молодой гвардии” представляли Макарову, Мордюкову, Иванова, публика реагировала спокойно. Когда называли фамилию Гурзо, весь зал вставал и неистовствовал. Мы не могли спокойно проехать на машине: поклонники сносили автомобиль. Когда закончились съемки, Гурзо сразу же выделили жилье. Мы получили 30-метровую комнату на Дорогомиловской улице, где жили все известные кинематографисты. Это было подарком судьбы.

— Ваш муж был трижды лауреатом Сталинской премии?

— Он был дважды лауреатом Сталинской премии. Его наградили за участие в фильмах “Молодая гвардия” и “Смелые люди”. Третью премию у него отняли завистники. А вот звания он так и не получил. Для этого нужно было обивать пороги высокопоставленных чиновников, писать заявление, а он никогда не был тщеславным человеком, поэтому ему это было не нужно.

— Почему такой успешный актер начал пить?

— Сергея сгубила популярность. Ведь без его участия не обходилось ни одно актерское застолье. С ним каждый хотел посидеть, поговорить, выпить. Сережа никому не отказывал. Постепенно он стал деградировать. Это было очень страшно. Увлечение алкоголем переросло у него в болезнь. Мы пытались положить его в больницу, но он наотрез отказывался. Одно время он работал в Театре киноактера. Однажды Гурзо со своим приятелем Николаем Рыбниковым так загуляли, что сорвали спектакль. Обоих уволили. Позже восстановили одного Рыбникова. Гурзо остался за бортом. Вскоре Сережу совсем перестали снимать. Зато появились люди, которые стали зарабатывать на нем деньги. Они возили Гурзо на концерты и большую часть вырученных средств присваивали себе. Я вынуждена была расстаться с мужем.

— Одним из лучших друзей Гурзо был Вячеслав Тихонов. Почему он не помог Сергею в сложной ситуации?

— Слава Тихонов действительно был нашим близким другом, он часто жил в нашей квартире. Сережа ему очень помогал. Ведь Тихонов очень долго не верил в себя как в актера, и Гурзо всегда рекомендовал его кандидатуру знакомым режиссерам. Однажды Слава воспользовался этим. Сценарий фильма “Дело было в Пенькове” Сергей Антонов написал специально для Гурзо. Режиссером картины сделали Сергея Ростоцкого. Тихонов мечтал о главной роли в этой картине. Тогда он подошел к Ростоцкому и предупредил его, что Гурзо сильно пьет и в любой момент может сорвать съемку. Сережа в то время еще не так сильно увлекался алкоголем. Но режиссеру хватило этого предупреждения, чтобы вместо Гурзо на роль Матвея утвердить Тихонова. После этого случая Гурзо порвал отношения со Славой. С тех пор они больше никогда не встречались.

В конце 50-х годов Сергей Гурзо перебрался в Ленинград. Там был дважды женат, у него родилось двое детей. Но семейная жизнь и на этот раз не заладилась. В конце 60-х годов уже ни один режиссер не рисковал предложить Гурзо роль. Говорят, в последние годы жизни популярный актер сильно изменился внешне: у него опухло лицо, заплыли глаза... Мало кому известно, что в 1966 году вышла его брошюра стихов о войне.

Сергея Гурзо не стало в 1974 году. В прессе не было ни одного официального сообщения о его кончине.



После выхода фильма Нонну Мордюкову не приглашали сниматься больше пяти лет

Период съемок “Молодой гвардии” стал для Нонны Мордюковой переломным моментом жизни. В это время она познакомилась со своим будущим мужем — Вячеславом Тихоновым, а роль Ульяны Громовой сделала ее, с одной стороны, знаменитой на весь Советский Союз, с другой — на долгие годы закрыла ей двери в отечественный кинематограф...

Еще задолго до начала съемок Мордюкова обратила внимание на неприметного юношу Вячеслава Тихонова, которому досталась эпизодическая роль Володи Осьмухина. Мордюкова приложила немало усилий, чтобы завоевать его расположение. Они поженились сразу после окончания съемок картины. Через некоторое время у них родился сын.

После выхода на экраны “Молодой гвардии” Мордюковой так и не удалось выбраться из нищеты. После окончания ВГИКа молодоженов выселили из общежития. Пришлось скитаться по чужим углам с двухлетним ребенком на руках. Вскоре им выделили проходную комнату в бараке. Когда Тихонов увидел ее, ужаснулся и обвинил Нонну Викторовну в бесхарактерности и глупости. “Ты звезда — и не могла выпросить хорошие условия?!” — упрекал он жену. К началу 60-х этот брак сохранил только видимое благополучие. Хотя вместе они прожили двадцать лет. Но все эти годы только терпели друг друга. Они никак не могли выбраться из непролазной нищеты, перебивались от зарплаты до зарплаты…

— Из-за “Молодой гвардии” Нонна потом несколько лет нигде не снималась! — рассказывают коллеги актрисы. — Причину отказа объясняли так: “Будет по экрану ходить Ульяна Громова или Олег Кошевой, а у нас фильм совсем о другом”.

Сама Мордюкова никогда не просила ролей. За всю ее жизнь в кино она сыграла всего семь-восемь стоящих персонажей. Но позвонить режиссеру самой и попросить роль для себя она не могла из-за этой природной гордости. После принесшего славу фильма “Молодая гвардия” у Мордюковой целых пять лет не было даже самой маленькой роли. После шумного успеха в михалковской “Родне” и рязановском “Вокзале для двоих” актриса не снималась восемнадцать лет. Фильм Дениса Евстигнеева “Мама” тоже принес разочарование, правда, чисто женское. После этой картины актриса вообще не хочет больше сниматься — раз уж возраст такой, что старух дают играть.



Людмила Шагалова: “Три с половиной года назад я окончательно ослепла”

Когда 25-летняя Люда Шагалова получала Сталинскую премию за роль Вали Борц, ее отец сидел в лагере: он был репрессирован после войны. “Молодую гвардию” он посмотрел там. Говорят, премия дочери облегчила его участь — его перевели на менее тяжелую работу...

В 50-е годы картин на советские экраны выходило мало, и актриса радовалась каждому предложению. Роли попадались и интересные, и не очень. В 60-е одной из самых заметных ролей, сыгранных Людмилой Александровной, стала роль маменьки в “Женитьбе Бальзаминова”. Однажды, отметив свой очередной юбилей, Людмила Александровна рассталась с кино навсегда. Хотя ей звонят до сих пор, что-то предлагают. Но она отвечает отказом. С недавних пор она не ездит даже на юбилеи своих картин и отказывается от участия в передачах. Говорит, не любит возвращаться в прошлое.

Мы связались с Людмилой Шагаловой накануне Дня Победы.

— Для меня это не просто праздник: ведь именно 9 мая мы поженились с моим мужем, кинооператором Вячеславом Шумским, работавшим на картинах “Дом, в котором я живу”, “А зори здесь тихие”. Так что, когда в этот день гремит салют, мы с ним шутим: “В честь нас салютуют!” — говорит Людмила Александровна. — Вообще, я уже давно не снимаюсь в кино. Три с половиной года назад я совсем ослепла, из дома не выхожу, мне даже гостей принимать неудобно...



Владимир Иванов стал заложником одной роли

На роль Олега Кошевого пробовались десятки молодых актеров. В итоге предводителя молодогвардейцев сыграл Владимир Иванов.

— Самая страшная сцена в картине — казнь молодогвардейцев. Ее снимали четыре ночи. Это было по-настоящему страшно! — вспоминает Клара Лучко, сыгравшая в фильме роль тетки Марины. — Стояла глубокая осень, было очень холодно. В Краснодоне сохранился шурф, куда сбрасывали ребят. На эти съемки пришли тысячи людей со всех окрестностей. Приехало несколько машин “скорой помощи”. Горели костры. Когда произносил речь Володя Иванов — Олег Кошевой, местные жители не просто плакали: они рыдали. Родители погибших ребят падали в обморок.

Произведение Александра Фадеева входило в обязательную программу по литературе всех учебных заведений СССР. И хотя Фадеев всегда говорил, что нельзя сравнивать настоящую историю с литературным произведением, его роман воспринимали как истину. Все, что было связано с “Молодой гвардией”, было священным. Человек, который имел даже небольшое отношение к этой организации, сразу же становился благонадежным для власти.

Так, в архиве музея “Молодой гвардии” хранится рекомендация в партию, написанная бабушкой Олега Кошевого Верой Васильевной Корастылевой, членом ВКП(б) с 1929 года, Владимиру Иванову. “Он отлично сыграл роль моего внука, поэтому достоин быть принят в ряды Коммунистической партии”, — писала бабушка героя. Этого оказалось достаточно для того, чтобы актера немедленно приняли в партию.

— Звездная роль Владимира Иванова сыграла с ним злую шутку. Для зрителей и режиссеров он навсегда остался актером одной роли. Его воспринимали только как Олега Кошевого, — вспоминает Лучко. — После выхода “Молодой гвардии” он снялся всего в нескольких фильмах, все его роли были малозаметными. В результате всю свою дальнейшую жизнь он посвятил эстрадному жанру. Володя ездил с концертами по городам и весям нашей страны — читал отрывки из романа Фадеева.






    Партнеры