“Звездные” воины Аллаха

Террористов в Набережных Челнах курировали власти

17 мая 2005 в 00:00, просмотров: 1720

— Нет-нет, не фотографируйте меня, — Амина Хасанова отворачивается от камеры. — Мусульманам запрещено фотографироваться.

Обычная татарская бабушка: длинное платье, головной платок, полностью закрывающий лицо и шею. Живет в одной из многоэтажек Набережных Челнов. Раньше с ней жил сын — Айрат Вахитов. Один из знаменитых “русских талибов” — в 2000 году он отправился “на джихад” в Афганистан, попал в американский плен, отсидел свой срок на Гуантанамо.

Сейчас Вахитов скрывается. Мать не знает, где он. Ему есть чего бояться. Недавно остальных “братьев по джихаду” — тех, кто прошел когда-то тот же путь из Набережных Челнов до Гуантанамо, — задержали по подозрению в подготовке теракта.

Отсюда, из Челнов, вышли не только узники Гуантанамо, но и боевики Хаттаба, и активисты террористических организаций. В самом сердце России почти десятилетие бесперебойно работала “кузница ваххабитских кадров” — знаменитое медресе “Йолдыз”. По-русски — “Звезда”.

“Он был хорошим шакирдом”

Амина Хасанова не идет на контакт с журналистами. Только после долгих уговоров она согласилась сделать исключение для “МК”. В свое время к ней приходили постоянно: история “наших на Гуантанамо” была громкой. Тогда, в 2000 году, группа из 17 правоверных отправилась в Афганистан — на джихад. Четверо уроженцев Набережных Челнов — Равиль Гумаров, Айрат Вахитов, Равиль Мингазов, Тимур Ишмурадов — нашли свой рай на Гуантанамо. Остальные, предположительно, погибли в бою с “неверными”. Домой, в Челны, вернулись Вахитов, Гумаров и Ишмурадов. Равиль Мингазов, по последним данным, обратился с просьбой о предоставлении политического убежища к правительству Афганистана.

— Айрат вернулся из плена каким-то странным, — рассказывает Амина Хасанова. — Иногда вспоминал, как над ними издевались в американской тюрьме. Говорил, некоторые с ума сходили. Таблетки какие-то давали, избивали — у них свои способы пыток.

— А как он вообще попал в Афганистан?

— В 91-м году окончил школу, восемь классов, — отвечает Амина. — И я посоветовала ему пойти учиться в наше медресе “Йолдыз”. Там он хорошо занимался, стал настоящим шакридом (так называли выпускников медресе. — Авт.). Потом его послали в Турцию учиться, в город Трабзон. Но долго он там не пробыл, сбежал и через Грузию вернулся домой. В 1995 году окончил “Йолдыз”, потом, с 1996-го по 1999-й, был имамом мечети. В январе 99-го уехал в Чечню. Зачем — не знаю, говорил, продолжать обучение. А когда вернулся, попал под милицейские проверки — тогда шла операция “Вихрь-Антитеррор”. Его недолго продержали в СИЗО и выпустили. Почти целые сутки после этого Айрат проводил в мечети. И как-то пришли милиционеры, его дома не было. Я поняла, что сына снова могут задержать, и позвонила всем его друзьям — предупредить, чтобы домой не возвращался. И после этого он пропал.

Вместе с Вахитовым пропали и “друзья”. Нашлись только в 2001 году. Хасановой позвонил журналист, француз Пьер, на ломаном русском сказал: “Ваш сын в плену, я видел его, он был у узбеков генерала Дустума”. Но в Афганистане Вахитов встречался не только с журналистами.


Из объяснения наемника Рустема Абсаликова, воевавшего в Афганистане:

“В феврале 2000 года я попал в террористическую организацию “Аль-Каида”. Меня сразу же направили на военную подготовку в Кандагар. В течение двух месяцев мы изучали тактику ведения боя из стрелкового оружия. Из России в этом лагере были чеченцы, которые поддерживали по телефону связь с Хаттабом. В июне 2001 года в Кандагаре появились мусульмане из Набережных Челнов. Вахитов, братья Хусаеновы, Сайфулин Ринат и Габидулин Фидаиль. Группу отправили в военный лагерь для прохождения начальной военной подготовки”.

“Челнинские талибы” вернулись на родину не так давно. Но не прошло и 12 месяцев, как их вновь задержали. И опять — по подозрению в причастности к теракту. 8 января нынешнего года был взорван газопровод в татарском городе Бугульма.

— Равиль после Гуантанамо жил дома, — рассказывает мать задержанного Равиля Гумарова Салия. — Несколько месяцев назад здесь задержали группу мусульман за членство в организации “Хизб ут-Тахрир”. И Равиль по просьбе родственников стал возить им передачи. И когда взорвали газопровод, его арестовали, а машину забрали на экспертизу.

Разумеется, обе матери — и Салия Гумарова, и Амина Хасанова — в один голос уверяют: их сыновья ни в чем не виноваты, ни к каким диверсиям отношения не имеют. Но у спецслужб на этот счет другое мнение. “Их причастность к теракту на газопроводе можно считать доказанной”, — сказали мне в УФСБ Татарстана.

В челнинском аэропорту “Бегишево”, как, пожалуй, во всех аэропортах России, висит большой стенд “Их разыскивает милиция”. До 2002 года среди разыскиваемых была фотография и Айрата Вахитова. Тогда изображение талиба — черно-белая фотография, обязательные атрибуты: длинная борода, взгляд религиозного фанатика — могло напугать кого угодно. Сегодня и Айрат Вахитов, и Равиль Гумаров, и Тимур Ишмурадов выглядят по-другому: вполне светские, обычные молодые мужчины. Но, как говорят в Чечне, леопард не может смыть свои пятна. Похоже, программа, заложенная десять лет назад учителями знаменитого на всю Россию медресе “Йолдыз”, функционирует до сих пор.

Саудовская “Звезда”

Типовое здание детского сада, вокруг — жилые дома. Только на лестничных пролетах установлены динамики: пять раз в сутки из них доносится азан — мусульманский призыв к молитве.

— Раньше такие же были выведены во двор, чтобы вся округа слышала, — говорит ректор Исламского университета Нурислам-хазрат. — Но мы их убрали.

Раньше это учебное заведение называлось медресе “Йолдыз”, и с середины 90-х его название не сходило с лент информагентств. То и дело всплывали “полевые командиры”, “боевики”, “лица, подозреваемые в причастности к терактам”, которые обучались в Набережных Челнах. Но информация о том, как работала “кузница ваххабитских кадров” и почему вообще такое стало возможным, до сих пор скрывается.

Медресе давно закрыто. Сейчас здесь расположился филиал Российского исламского университета. Но отзвуки прошлого слышны до сих пор.

— Когда мы въехали в это здание, многие были настроены резко отрицательно, — продолжает Нурислам-хазрат. — Были и крики, и обвинения в наш адрес — мол, помогаем властям “задушить исламское просвещение”. Проповедники из “Йолдыз” отработали здесь по полной программе.

Ректор показывает мне помещения бывшего медресе. Ремонта со времен “Йолдыз” не было, все осталось от прежних хозяев. Молельные комнаты, внизу — маленькое общежитие. Вербовка предполагает постоянный контакт с “учениками” — и поэтому “шакриды” медресе жили здесь. Сохранившийся еще со времен детского сада пищеблок и — что для дошкольных учреждений совсем не характерно — спортзал в подвале. Он, пожалуй, выглядит лучше всех: обшит деревянными панелями, теплый, уютный. Когда-то именно отсюда начиналась физподготовка будущих борцов за веру.

В 1995 году на волне возрождения религии КамАЗ передал помещение ведомственного детсада основателям медресе. Тогда же появились “спонсоры и духовные братья” из Саудовской Аравии. Заключили соглашение о сотрудничестве, завезли в медресе компьютеры, литературу. Начали назначать своих преподавателей — это было обязательным условием “спонсорства” — и в результате полностью взяли под контроль учебный процесс. В заведении уже не изучалось традиционное толкование Корана, а проповедовался так называемый чистый ислам. Наиболее толковые ученики регулярно проходили “стажировки” за границей. Проконтролировать процесс обучения в медресе невозможно. Зарубежные преподаватели формально законов не нарушают.

В конце 90-х появляется первая тревожная информация: бесследно исчезают несколько “шакридов” (учеников. — Авт.) медресе: Данил Габдулхаков, Руслан Сахабиев, Ринат Мамуков, Марсель Мингалимов и Рамазан Ишкилдин. В ходе следствия выясняется: все они уехали в Чечню и находятся в учебном центре под руководством Басаева и Хаттаба.


Из справки-меморандума МВД Татарстана:

“Установлено, что в период обучения в медресе “Йолдыз” указанные шакирды подвергались психологическому воздействию со стороны их духовных наставников, которые наряду с преподаванием основ традиционного ислама вели обработку учеников в духе ваххабизма, демонстрировали им пропагандистские материалы чеченских вооруженных формирований, призывали к “борьбе с неверными”. ...Разыскиваемые проходят специальную подготовку в учебном центре в селе Шали (Чеченская Республика). Обучение в лагере включает в себя изучение основ шариата и арабского языка, а также физическую и военную подготовку. Затем после конкурсного отбора отдельным курсантам предлагается участие в боевых операциях”.

Ничего удивительного в этом нет. Очень уж специфичной была программа обучения в “Йолдыз”. В качестве учебных пособий нередко использовалось “чеченское видео”. Вот содержание одной из кассет. На экране — труп 16-летнего чеченского боевика. Голос за кадром: “У него было лишь два пути — победить неверных или умереть на пути Аллаха. Он умер, но прежде, чем умереть, он убил многих неверных. Поэтому Аллах возьмет его в рай”. Далее — стандартные для подобного видео картины: чеченцы отрезают уши, вспарывают животы пленным российским солдатам. “Так должны поступать настоящие мусульмане”, — заявляет все тот же закадровый голос.

Из неофициальных источников известно, что “Йолдыз” поставляло “живую силу” для второй чеченской регулярно. Порядка 50 учеников медресе отправились на Кавказ. По некоторым данным, несколько раз шакридов сопровождали и сами наставники медресе.


Из беседы с матерью Данила Габдулхакова, шакрида, сбежавшего в Чечню:

— После того как мой сын начал учиться в медресе, я перестала его узнавать: он стал абсолютно другим, чужим. Потом выяснилось, что им говорили в медресе: ваши родители неверные, они отреклись от Аллаха, а вы должны отречься от них. Мой сын, мой родной сын, сказал как-то: если преподаватель прикажет, я готов тебя убить...

Власть+экстремизм=теракт

1 декабря 1999 года недалеко от татарского городка Кукмора рвануло так, что округа в считанные секунды лишилась света и газа. Факел в 50 метров высотой был виден за десятки километров. Через час на том же газопроводе Пермь—Казань—Нижний Новгород прогремел еще один взрыв. Еще через час громыхнуло на соседней ветке Уренгой—Помары—Ужгород. Оба газопровода — наиболее крупные в России.

В специально вырытых шурфах были обнаружены взрывные устройства. Первые же экспертизы показали: “начинка” была изготовлена по рецепту московских взрывов — аммиачная селитра и алюминиевая пудра, только без гексогена.

Преступную группу из 12 человек вычислили довольно быстро. Среди задержанных оказалось и несколько учеников набережночелнинского медресе. К тому времени из столицы уже отправилась ориентировка на уроженца Челнов Дениса Сайтакова: его подозревали в причастности к взрывам на Гурьянова. И — вот совпадение! — он тоже учился в “Йолдызе”. На официальном сайте ФСБ РФ есть фото Сайтакова. И резюме: уничтожен в ходе спецоперации в ЧР. Но, по словам оперативников УФСБ Татарстана, это не так.

— Трупа никто не видел, — говорят чекисты. — Поэтому не исключено, что где-нибудь Сайтаков “всплывет”.

В ходе следствия по делу о подрыве газопровода один из задержанных попросил записать на видеопленку свое обращение к двум президентам — Шаймиеву и Путину. Вот что он сказал:

— Я — гражданин России, Татарстана, Абдуллин Ильфат Нафикович, 31 год. В Набережных Челнах обучался ваххабизму, не боюсь этого слова — ваххабизму. В медресе “Йолдыз”, где я учился, попадали книги, на обложках которых было написано: “Я люблю джихад! Я люблю войну!”. Моя главная вина заключается в том, что я поверил арабам-проповедникам. Ведь именно они учили нас тому, что в рай попадешь только через джихад.

Ответ на главный вопрос — почему в центре страны свободно действовало террористическое подполье — сегодня уже получен. Саудовских проповедников, отцов-основателей “Йолдыз”, поддерживали местные националисты, знаменитая в свое время организация “ВТОЦ” — “Всетатарский общественный центр”, — активисты которой так любили разглагольствовать на тему “Россия разлеглась на землях Золотой Орды”. Сразу после задержания шакридов-взрывников ВТОЦ устроил митинг в поддержку “ни в чем не повинных мусульман”. А в 2001 году группа активистов набережночелнинского отделения ВТОЦ разрушила строящуюся часовню во имя Державной иконы Божией Матери.


Из справки-меморандума МВД Татарстана:

“...Имеются требующие проверки данные об участии отдельных представителей Татарского общественного центра г. Набережные Челны в наемнической деятельности. В частности, руководитель Набережночелнинского отделения ТОЦ Рафис Кашапов, который неоднократно выезжал в Чечню, в том числе по приглашению Шамиля Басаева, на празднования по случаю “победы” над федеральными войсками, заявлял в своем окружении о подборе 15 добровольцев для участия в боевых действиях...”

Но это только цветочки. По словам сотрудников спецслужб и свидетельствам чиновников Набережных Челнов, самую активную поддержку и помощь активистам ВТОЦ оказывал... мэр города, г-н Алтынбаев.

— Как только возникла эта организация (ВТОЦ), Алтынбаев выделил им помещения для сборищ, а потом обеспечил квартирами верхушку ВТОЦ, — рассказывает один из бывших сотрудников мэрии Челнов. — Разрешения давались на все их митинги, все акции.

Небольшая, но интересная деталь: г-н Алтынбаев уже не мэр Челнов. Он поднялся куда выше. Теперь он — помощник главы Совета Федерации Миронова...

А схема “власть плюс экстремизм” оказалась результативной. Настолько, что последствия татарские оперативники ликвидируют до сих пор. И хотя главное удалось — Татарстан не дали превратить во вторую Чечню, — то и дело дают о себе знать “старые знакомые”.

Как и шесть лет назад, подорван газопровод. Фигуранты — вновь ученики “Йолдыз”. И если раньше шакриды отправлялись на джихад в Афганистан и Чечню, сегодня бывшие ученики медресе едут в Ирак.


Из инструкции для выезжающих за границу на джихад:

“...Не спешите, вживайтесь в обстановку. Некоторое время связанные с Сопротивлением моджахеды будут к вам присматриваться. Учтите, что для иностранца в рядах антиамериканского Сопротивления может найтись гораздо более тонкая и важная роль, чем лежать в засаде с автоматом...”.

Уже есть оперативные данные о том, что несколько жителей Челнов поехали воевать с “неверными” в Багдад...





Партнеры