Джоконда — не женщина

Леонардо да Винчи придумал свой символ Пасхи?

22 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 1753

Джоконда, Леонардо… Загадка знаменитой картины средневекового мастера становится, похоже, самой актуальной проблемой наших дней. То ли еще будет после громкой премьеры фильма “Код да Винчи” на Каннском фестивале! А пока… Стоило лишь появиться в “МК” небольшой заметке об открытии петербургского искусствоведа Михаила Аникина, предложившем свою версию расшифровки “кода” мастера Леонардо, в редакции раздался звонок:

— Я по поводу Моны Лизы. Предлагаю иное толкование этой картины-аллегории, даже доклад делал на международной научной конференции, посвященной юбилею да Винчи. Дело в том, что великий изобретатель и фантазер Леонардо изобразил на этой картине в аллегорическом виде… Пасху.

Владимир Ширяев долгие годы проработал в самолетостроении, занимал крупные должности на авиационных предприятиях… Все резко поменялось в 1998-м.

— Мне тогда попалась на глаза маленькая публикация, посвященная загадке “Джоконды”. Помню, смотрел на газетную репродукцию этого портрета и самонадеянно думал: ну что тут может быть такого, чтобы невозможно разгадать уже многие века?! Интуитивно взял кусочек бумаги, прикрыл им одну половинку портрета — и с другой половины его на меня взглянуло… мужское лицо!

С той поры Владимир Иванович “заболел” “Джокондой”. Он забросил все остальные дела и уже семь лет занимается только изучением творчества да Винчи. По многу раз проштудировал “Суждения” Леонардо, перечитал все книги о нем и его картинах, которые были опубликованы у нас за последние сто лет… Версий по поводу “расшифровки” образа Моны Лизы обнаружилось несколько.

Неправильная Мона

— В прежние времена преобладали мнения, что Леонардо изобразил здесь одну из своих современниц: Мону Лизу — жену Франческо дель Джокондо, любовницу Джулиано Медичи (брата папы римского Льва Х) герцогиню Констанцию д`Авалос или еще одну его любовницу — Пачифику Брандано… Фрейд полагал, что у Джоконды запечатлена улыбка матери самого художника… Еще один исследователь пришел к выводу, что эта дама беременна и улыбается столь необычно, пытаясь уловить движение плода в чреве своем.

Позднее к разгадке тайны портрета подключились медики и физиологи. Внимание всех привлекала в первую очередь заметная несимметричность лица и улыбки изображенной женщины. Отоларинголог из США Кристофер Адур заявил, что Джоконда страдала параличом лицевого нерва. Датский врач Беккер-Христиансон еще более категоричен: Мона Лиза страдала идиотизмом. Стоматолог и эксперт по живописи из США Джозеф Барковски пришел к выводу, что у Моны Лизы во рту недостает многих зубов — отсюда и асимметрия. Французы — физиолог-терапевт Анри Греппо и специалист в области микрохирургии рук профессор Жан-Жак Конте вынесли свой диагноз: тело Моны Лизы частично парализовано, а знаменитая улыбка — это судорога.

В 1986 году американка Лилиан Шварц при помощи специального метода наложений сопоставила “Джоконду” и известный автопортрет Леонардо да Винчи. Вывод получился оригинальный: на картине художник изобразил самого себя. Фотограф из Англии Лео Вала, разработавший новую систему, по которой изображение анфас можно преобразовать в профиль, попробовал применить свой способ к “Джоконде” и получил… портрет женщины, страдавшей болезнью Дауна! Интересный эксперимент попытался осуществить скульптор профессор А.Рош. Он решил сделать по портрету Леонардо мраморный бюст Джоконды. Однако трехмерная Мона Лиза так у него и не получилась. Отчаявшийся мастер заявил, что с физиологической точки зрения у этой модели все неправильно: и лицо, и руки, и плечи.

Три в одном

— У Джоконды действительно лицо и члены тела не соответствуют физиологической принадлежности одному человеку, — говорит Ширяев. — Это собирательный образ, а его асимметричность — следствие того, что Мона Лиза “составлена” из двух полуобразов. Когда с помощью компьютера я нанес разделительную линию на репродукцию портрета и по ней раздвинул изображение, сразу же обнаружились в этом женском лице два других. Причем оба они — мужские!

— Но кто же они, эти двое мужчин, “спрятавшиеся” в портрете?

— У правого образа — полные губы, уголки их подняты вверх, родинка возле переносицы. Мужчина улыбается, он выглядит жизнерадостным… А вот второй образ совсем иной: он выглядит застывшим, с плотно сжатыми тонкими губами, с окаменевшими мышцами лица… То есть один персонаж “здоровый”, а другой — “больной” или даже “мертвый”. Справа явно угадывается изображение Иоанна Крестителя (и это не родинка у него возле переносицы, а помаз — след церковного обряда посвящения в сан предсказателя — Предтечи!). Слева художник изобразил Иисуса с лицом, искаженным от мук, или, возможно, уже мертвого. При создании “Джоконды” Леонардо объединил два противоположных мужских профиля в единый женский образ — образ Богоматери.

Вазари, известный исследователь творчества художников Возрождения, писал, что да Винчи старался писать свои картины так, что они были подобны письменным повествованиям. Такой мини-рассказ содержится и в самом знаменитом творении Леонардо.

Богоматерь сидит в кресле, скорбящая о смерти Иисуса Христа. Но вдруг она слышит обращенный к ней возглас Иоанна Предтечи: “Христос воскресе!” Она оборачивается, на лице возникает первый проблеск улыбки…

Если посмотреть внимательно на руки Джоконды, становится очевидно: они тоже принадлежат двум разным людям. Левая рука — застывшая, “мертвая”. А правая — “живая”, в ней угадывается жест: будто бы слегка ощупывает что-то. Продолжая “читать” картину-рассказ, можно понять — это Богоматерь, еще не поверив до конца только что услышанной радостной вести о воскресении сына, пытается ощутить кончиками пальцев возрождающееся биение жизни в его неподвижной пока руке… Именно таким движением и объясняется мышечная припухлость на руке Джоконды между большим и указательным пальцами. А ведь до сих пор никто из исследователей так и не смог объяснить данный “анатомический феномен” на картине Леонардо!

— Повествование о Пасхе, которое мастер адресовал своим потомкам, — вот вывод, который мне удалось сделать после нескольких лет исследования шедевра Да Винчи, — считает Ширяев. — На женской голове угадывается правильный, абсолютно симметричный контур вуали. Однако на самом деле художник показывает нам нимб, осеняющий лоб девы Марии.

— Но в Библии ничего подобного не упоминается — ни о возгласе Иоанна Предтечи, ни о присутствии девы Марии при воскресении…

— Так ведь Леонардо и не пытался иллюстрировать Новый Завет. Это его “фантазия на тему…”. Гениальный художник рассказал в “зашифрованной” картине-аллегории о каноническом библейском событии по-своему.

Версия, согласитесь, более чем смелая. Впрочем, насколько наш читатель близок к истине, мог бы сказать только сам Леонардо Да Винчи. А раз это невозможно, давайте хотя бы на минуту поверим в чудесное объяснение тайны шедевра. В конце концов, когда еще верить в чудеса, как не накануне Пасхи!





    Партнеры