Иван, третьим будешь?

Памятник первому великому князю всея Руси предлагают поставить на Лубянке

8 июня 2006 в 00:00, просмотров: 878

Клумба на Лубянке (экс-памятник Дзержинскому) по-прежнему не радует многих. Что должно быть на этом месте? Есть три главных предложения на тему “Как нам обустроить Лубянку”: либо вернуть Железного Феликса, либо увековечить “чекиста вообще”, либо устроить под Лубянкой подземный паркинг с заездом аккурат под клумбу. И за каждым — идеологии, люди, деньги...

В этом хоре голос московского скульптора Виктора Воробьева имеет немного шансов быть услышанным. А между тем его предложение куда оригинальнее и интереснее вышеназванных. Да и с патриотической точки зрения убедительнее. Воробьев задумал поставить на Лубянке памятник князю Ивану III своей работы.

Памятник (а в целом — многофигурная композиция с конной статуей Ивана III во главе) пока существует лишь как макет. Но и в таком виде (см. фото) впечатляет.

Почему Иван III? Да хотя бы потому, что до сих пор в России нет ни одного памятника первому официальному великому князю всея Руси, при котором закончилось ордынское иго, был составлен свод законов — Судебник 1497 года. А к единому государству были присоединены Ярославль, Новгород, Тверь, Вятка, Пермь и т.д. и т.п. А где Ивану III стоять, как не в Москве? При нем город стал общероссийской столицей, были построены многие соборы Кремля, да и вообще — государство в целом благоденствовало, что не так уж часто бывало на родимых просторах.

Так что установка памятника Ивану Васильевичу (не путать с внуком, который Грозный!) в Москве исторически более чем оправданна. А на Лубянке монумент, общая высота которого 20 метров, по мнению автора, смотрится очень хорошо. Опять же, “Детский мир” рядом — очень удобно после закупок “гулять” возле памятника отпрысков. Он же задуман как обзорный — можно рассматривать скульптуры со всех сторон, водить экскурсии, давать пояснения к той или иной композиции. По словам скульптора, его работа — “история для неграмотных”.

А стоять вокруг постамента будут многие. Например, композиция, изображающая приезд в Москву будущей жены великого князя Софьи Палеолог. Брак с племянницей последнего византийского императора Константина XI придал Русскому государству новый геополитический статус. С тех пор Русь рассматривалась как преемница Византии.

Еще три фигуры в европейских одеждах — итальянские мастера — строители Кремля. Каждый держит в руках макет “своей” постройки. Аристотель Фиораванти, например, — Успенский собор. Новгородский колокол символизирует присоединение Новгорода, горняки — серебряные разработки и добычу первого серебра на Руси, конный всадник, трубящий в рожок, — появление первой общероссийской почты, Афанасий Никитин — Афанасия Никитина, совершившего “хождение за три моря”. Еще одна группа посвящена, по словам автора, созданию Разрядного приказа, управлявшего воеводами и другими чиновниками.

Воинская история эпохи Ивана III в скульптурном изложении Виктора Воробьева — это три конных витязя — участники стояния на Угре, архиепископ Ростовский Вассиан Рыло, с иконой в руках благословляющий воинов, и еще одна троица конников — в этом случае воюющих на западных рубежах страны. Особняком стоит еще одна фигурка с Судебником в руках. Это дьяк Федор Курицын — вольнодумец, дипломат, а также скорее всего первый русский разведчик. Он даже занимался тайнописью и создавал собственные шифры. По замыслу скульптора, Курицын должен стоять лицом к известному зданию на Лубянке (не “Детскому миру”). Подчеркивая, так сказать, преемственность.

Но все эти персонажи лишь обрамление для самого памятника. Он стоит на постаменте, составленном из разных элементов кремлевской архитектуры и украшенном гербами городов и княжеств, вошедших в состав русского государства при Иване. Сам князь сидит на иноходце. Важная деталь — Иван III пошел “иным” (ино-ходец) путем в политике в отличие от своих предшественников. По той же причине князь в защитных доспехах, но без оружия в руках. Своей конной статуей скульптор гордится особо.

— Памятников всадникам в мире огромное количество, — говорит он. — Трудно найти какой-то новый силуэт. Мне, кажется, это удалось.

За новизну отвечают распахнутые полы шубы князя и рукава, что разметались как крылья. Да и конь не подкачал.

— Зад получился нескучный, — довольно констатирует автор.

В его ближайших планах — отливка модели конной статуи за собственный счет. И — борьба за признание памятника властями. Неофициальный же круг сторонников монумента уже существует, и это не только близкие друзья Воробьева, но и историки, журналисты и другая общественность. Идея уже вызвала брожение умов, и не исключено, что дискуссии вокруг памятника скоро развернутся в Москомархитектуре, на Тверской, 13, и в других инстанциях.




Партнеры