Почему немецкий лучше английского

Полиглота можно растить с трех лет

5 марта 2007 в 00:00, просмотров: 1754
  Русская семья — мама, папа, маленький сын — сидит в кафе за границей. Подходит официант. Супруги, перебивая друг друга, объясняют сыну: “Суп, креветки, два шарика мороженого...” 8-летний мальчик на безукоризненном английском передает официанту пожелание родителей.
     Это типичная ситуация: в советское время иностранный язык в школе учили “в нагрузку”. Теперь многие родители начинают учить детей азам иностранного, едва те произнесут первое “ма”.
     Как воспитывать юного полиглота? Советы дают директор Института иностранных языков РУДН, профессор Наталья СОКОЛОВА и кандидат педагогических наук, доцент факультета иностранных языков МГУ, автор учебного курса для детей Наталья АЧКАСОВА.

Когда начинать?

      Наталья СОКОЛОВА: — В некоторых яслях, детсадах мы апробировали курсы английского для трехлетних. Занятия проходили без столов и стульев: малыши ползали, играли... Их просили: “Покажи свой носик — скажи “nose”. Покажи глазик — скажи “eye”. Через пару месяцев детки начинали строить элементарные предложения.
     Но, к сожалению, детсадов с нужными педагогами в Москве — единицы, а на спецкурсы с трехлетним малышом не наездишься.
     На мой взгляд, удобнее приступать к изучению иностранного языка с шести лет. Этот возраст благоприятен с точки зрения физиологии, развития отделов головного мозга ребенка. Шестилеткам язык тоже надо преподносить в игровой форме и очень дозированно. Например, 2—3 урока в неделю, с адекватными домашними заданиями. Важно учитывать режим труда и отдыха: в шесть лет нельзя заниматься больше 45 минут подряд. Причем и 45 минут лучше разбить: 21 минута + 3-минутный перерыв + 21 минута.
     Когда ребенок находится с рождения в двуязычной среде — в смешанной семье, например, — он может начать говорить на двух языках сразу, а может и наступить эффект ступора: малыш будет в замешательстве, выбирая язык. Например, я с маленькой дочерью жила в Копенгагене. Мы с мужем работали во Всемирной организации здравохранения, то есть вращались в международном сообществе. Дочка, которая по всем показателям развивалась нормально, долго не могла сориентироваться, на каком же языке ей заговорить, и упорно молчала. Зато теперь знает русский, английский и испанский.
      Наталья АЧКАСОВА: — В 5—6 лет у детей появляется интерес к осмыслению своей речи, они легко запоминают небольшой по объему языковой материал, достаточно хорошо развили речевые навыки на родном языке, умеют повторять действия взрослых. Все это помогает дошколятам добиться хороших произносительных и коммуникативных навыков на иностранном без каких-либо теоретических объяснений (что совершенно необходимо при обучении в старшем возрасте). Кроме того, ребенок еще не обременен школьными заботами.

Как учить?

      Наталья АЧКАСОВА: — Материалы многочисленных наблюдений психологов, педагогов свидетельствуют: детям 5—6 лет нравятся музыкальные сказки, они любят петь, подражать, изображать смысл движениями. Развивается склонность выразить себя через позы, жесты, речь.
     Дошкольника и младшего школьника нельзя заставлять строить предложения по правилам, зато образцы фраз в песнях, рифмовках помогают заучивать и анализировать варианты изменения и сочетания слов.
     Чтобы дети не только пересказывали выученные наизусть стишки и песни, необходимо создавать ситуации, когда ребенку захочется говорить. По моему опыту, разыгрывание сказок, сценок, изготовление поделок, настольные и спортивные игры создают естественную мотивацию речи на уроке. Атмосфера должна быть доброжелательной, дружной и — несоревновательной. Это способствует чувству успеха, желанию участвовать во всем.
      Наталья СОКОЛОВА: — Один из критериев выбора детских курсов — кроме помещения, оргтехники — учебные материалы. Если вам предоставят отксеренные страницы, то стоит трижды подумать, прежде чем отправить дитя на такие занятия. Пособия должны быть скомпонованы: учебник и рабочая тетрадь для обучаемого, книга для преподавателя. Желательно — западного издания (Оксфорд, Кембридж). Там на подобную литературу работает целая группа специалистов: лингвисты, педагоги, психологи, медики. В группе должно быть от 6 до 12 человек. И еще: я бы не советовала гнаться за курсами с педагогом — носителем языка. Зачастую преподавателями оказываются случайные люди, которые не имеют специальных дипломов, дающих право учить иностранцев языку.
     Основная ошибка родителей — они хотят очень быстрого результата от детей. Ждут, что через неделю-другую занятий ребенок защебечет на иностранном. Это невозможно, так же как нельзя сесть ужинать и наесться на всю оставшуюся жизнь.

Что делать дома?

      Наталья СОКОЛОВА: — К сожалению, навыками преподавания обладает далеко не каждый. Не имея соответствующей подготовки, вы можете только запутать ребенка и отбить у него всякую охоту к изучению языка. Если, например, хорошо говорите по-английски, лучше просто общайтесь иногда в семье на иностранном языке. Можете сделать вместе с ребенком “домашку”. А все дополнительные занятия (аудиокнига, мультики) — по совету с педагогом.
      Наталья АЧКАСОВА: — Учить язык самим или активно помогать ребенку совсем не обязательно. В первую очередь задача родителей — с интересом выслушивать детские впечатления о занятиях. Поддержать разговор о героях, играх, в которые играли. Ваш позитивный настрой усилит мотивацию детей к продолжению обучения.

Какой язык лучше?

      Наталья СОКОЛОВА: — Чтобы ребенок был культурным, достаточно развитым, мог выехать в любую страну — достаточно одного английского. Но если вы все-таки даете несколько языков, второй иностранный лучше вводить только с 5—6-го класса (раньше ребенок еще активно осваивает родную речь). Причем если ребенок будет учить два-три-четыре языка, то начинать лучше с немецкого — у него сложная грамматическая структура, и, освоив его, проще идти дальше. А вот с английского переключаться на языки, где есть спряжения, склонения, сложнее.
     
     ЧТО У ДРУГИХ?
      Валентина, 37 лет:
— У меня диплом переводчика с французского. Поэтому я решила учить сына для начала именно этому языку. Когда малышу был год, я, безумная мама, нашла на интернет-форуме иностранцев в Москве француженку, которая несколько раз приходила к нам домой (стоило это, кстати, недорого). Мысль была такая: пусть она общается с малышом по-французски, играя. Но сынишка только бегал от нее по всей квартире... Причем девушка была очень милая и старалась — проблема, думаю, заключалась в том, что Ваня был слишком мал.
     С трех лет я решила заниматься с ребенком сама. Началось с того, что знакомая привезла из Франции диск с короткими мультиками-песенками. Ваня их с удовольствием смотрел, а я объясняла ему, что значат отдельные слова (“домик”, “бабочка”) — одно-два за просмотр. Заодно рассказывала, почему в разных странах говорят на разных языках и зачем нужно их знать: “Вот поедем с тобой во Францию или к нам в гости придет француз...”
     После песенок мы переключились на мультфильмы про “Дору-путешественницу” по-французски. Они хороши тем, что интерактивные — зрителей просят помочь, повторить слова, посчитать, назвать цвета, причем все это не в безумном “диснеевском” темпе.
     Сейчас, в три с половиной года, Иван знает много существительных, цвета, некоторые глаголы, счет до десяти, простые фразы вроде “меня зовут”, “я хочу есть” и так далее. Закрепляем мы эти знания в повседневных разговорах (прошу дать мне чашку, тарелку, игрушку, вымыть руки, пожелать спокойной ночи и прочая). Ну и, конечно, игры. К нам в гости, например, “приезжают” куклы “из Франции”, или мы устраиваем “виртуальные расследования” — ребенок очень любит истории про Шерлока Холмса, часто воображает себя сыщиком и всячески старается помочь какому-нибудь воображаемому герою-французу, у которого, например, пропал любимый плюшевый медвежонок.
     Еще я купила учебник “Французский с трех лет” (есть, кстати, версии на английском и немецком) — там, среди прочего, много картинок. Прошу назвать изображенное по-французски, а за правильные ответы даю “приз” — ракушку или фломастер. Они у нас и так в “свободном доступе”, но ребенок с удовольствием считает, сколько “призов” он набрал, а я его хвалю за любой результат.
     Я думала о курсах для детей при Французском культурном центре, но там мне сказали, что у них занятия только с четырех лет — пробовали раньше и с трехлетними, но посчитали, что это все же слишком рано. Так что, по-моему, если родители знают язык, дома вполне можно воспользоваться этим для обучения в раннем возрасте. Главное — делать это постоянно и заинтересовывать малыша всеми возможными способами.


Партнеры