Операция «ложный труп»

Полицейский спектакль: первого встречного обвинили в убийстве, которого не было

28 октября 2013 в 18:51, просмотров: 30124

В Раменском районе Подмосковья с головокружительной скоростью раскручивается вроде бы неслыханный, но уже до боли знакомый нам, журналистам, сюжет. Несколько лет назад здесь нашли криминальный труп. Искать убийцу милиционерам не слишком-то хотелось, и они не мудрствуя лукаво «назначили» покойником одного из без вести пропавших местных жителей, а в его убийстве заставили сознаться знакомых этого пропавшего. Но вот беда — еще через пару лет этот «без вести пропавший» оказался найден действительно мертвым, только скончался он от болезни и совершенно в другом месте. И у следствия теперь сплошная головная боль. Во-первых, как опознать «труп номер один»? Во-вторых, как хоть чуть-чуть загладить свою вину перед человеком, из которого выбили признание в его убийстве? В-третьих, как загнать за Можай дураков в погонах, которые сфабриковали дело, получили повышения в должностях и званиях, да еще и всячески мешали новому расследованию?

Операция «ложный труп»
фото: Сергей Иванов

«Что хочу, то и ворочу» — универсальный принцип работы нашей полиции. И никакая реформа МВД ей нипочем. Можно хоть сто тысяч раз приказать стражам порядка: не гонитесь за «галочками», не халтурьте, чтобы поднять раскрываемость, — они все равно будут гнуть свою линию. А потом, когда феноменальный, ужасающий обман вскроется, стыдливо повесят свои пустые головы и будут делать вид, что им жутко стыдно. За вранье. За фальсификацию доказательств. За чью-то загубленную жизнь.

Только враки все это. Ни черта им не стыдно.

Сцена первая: подходящий труп и назначенный убийца

Начнем, пожалуй, с марта 2007 года. Снег еще не сошел, но сметливые дачники из садоводческого товарищества близ станции Гжель заприметили торчащий из сугроба большой металлический контейнер с множеством отводных труб, патрубков и отверстий. Слов нет, в хозяйстве вещь полезная. Домовитые мужики решили освободить контейнер от снега и перевернули его на бок. Внутри оказался бетон, из-под которого явственно выглядывало человеческое тело.

Дачники бросились врассыпную, но, опомнившись, вызвали милицию.

На вызов прибыли старший лейтенант Дмитрий Бурмистров, на тот момент старший оперуполномоченный уголовного розыска УВД Раменского района, и младший лейтенант Алексей Петин, оперуполномоченный того же отдела. Поборов брезгливость, сыщики извлекли труп на свет божий, осмотрели... Тлен и грызуны сделали свое дело — опознать несчастного было в принципе невозможно. В чем не оставалось никаких сомнений — труп криминальный: руки связаны проволокой, да и в контейнер с бетоном он явно не сам прыгнул... Экспертиза установила, что смерть наступила от огнестрельного ранения.

фото: Михаил Ковалев

По-видимому, детективы начали «примерять» труп к своим «клиентам» — тем, кто пропал без вести в последние месяцы. Почему они были так уверены, что убитый — именно житель района? Может, есть такая научная теория? Или — что более вероятно — применять иные сыскные приемы наши герои просто не умели?

«Кандидат» нашелся быстро. Александр Демиденко, работавший на местной лесопилке, в 2006 году собрал вещички и ушел из дома. Его бывшая жена подала заявление в розыск.

Милиционеры поехали на лесопилку. Там они застали лишь рабочего Сергея Ковалева. На убийцу он, если честно, совсем не похож — пожилой, субтильный, робкий... «Быть тебе свидетелем», — вынесли свой вердикт бравые опера. Доставили Ковалева в Гжельский отдел полиции и сделали деловое предложение: дать показания на коллегу, 27-летнего Бориса Рюмина. Мужик здоровый, сильный, с таким не захочется в темном переулке встречаться. Чем не убийца? Опять-таки мотив имеется: он активно ухаживал за экс-супругой Демиденко. А здесь уже дела амурные, всякое может случиться.

Ковалев участвовать в этом спектакле отказался. И тут же понял, что такое в переводе с книжного «допрос с пристрастием», — руки в наручники, пара ощутимых ударов, затем противогаз на голову дым от «Беломорканала» в шланг от фильтра и закрыть клапан, чтобы «свидетелю» нечем было дышать. Кстати, даже через много лет Ковалева мутит от этих папирос.

Несчастный потерял сознание, а когда очнулся от сильного пинка в живот, был готов признаться хоть в убийстве царевича Дмитрия. В итоге родился замечательный сценарий: осенью 2006 года Рюмин поссорился с Александром Демиденко, взял ружье Сергея Ковалева и застрелил обидчика. В качестве мотива, недолго думая, стражи порядка вписали в документы, что Рюмин был любовником супруги Демиденко и ее недавний муж в тот вечер как раз случайно узнал об этом, из-за чего и вспыхнула ссора. А потом Рюмин, Ковалев и еще один бывший общий коллега, Евгений Кисаров (третий здесь как раз не лишний — двоим мужчинам не унести бак с бетоном), замели следы преступления — упаковали тело в контейнер, замуровали и выбросили неподалеку.

В этой красивой истории не хватало лишь главного героя. Рюмин как назло уехал домой в Мордовию. Но вскоре вернулся и тут же был задержан. Как и Ковалеву, Рюмину дали шанс написать явку с повинной. А когда он отказался, вновь разыграли сцену из триллера про пытки. На голову Рюмину надели пакет с каким-то неизвестным газом, скорее всего — слезоточивым. Когда и это не привело к желаемым результатам, напарники связали мужчину скотчем, к его рукам и ногам привязали провода и принялись пытать его электрическим током. Усилия не пропали даром — Рюмин подписал все, что от него требовали.

Труп, найденный в контейнере с бетоном, до сих пор не опознан.

Стоит ли говорить, что и третий персонаж — Кисаров — подписал все нужные бумаги. Справедливости ради добавим: свое слово сыщики сдержали, и на скамью подсудимых Рюмин сел в гордом одиночестве. Его коллегам в этом спектакле достались роли свидетелей.

Отметим, что Любовь Демиденко, заявившая о пропаже своего мужа, опознать покойника так и не смогла. Оно и неудивительно: пребывание в бетонной могиле меняет человека до неузнаваемости.

Сцена вторая: покойник воскрес, чтобы умереть

Июль 2008 года. У раменских оперов прекрасное настроение: Рюмин ждет суда, дело раскрыто, они готовы для новых подвигов в нелегком деле борьбы с преступностью.

И тут случается невероятное.

Овдовевшей Любови Демиденко позвонили из УВД и попросили опознать мужа. Приезжайте, дескать, нашли вашего благоверного.

Только вот звонили не из Раменского УВД, а из Подольского...

Как выяснилось, в Подольском районе нашли труп бродяги, умершего от пьянства. У покойника обнаружили справку на имя Александра Демиденко — незадолго до смерти он обращался к врачу в травмпункт.

Женщина поехала на опознание с некой опаской — ведь она уже год как похоронила супруга. Она надеялась, что это какая-то ошибка. Но ошибки не было — женщине предъявили на опознание именно ее бывшего супруга. Труп вовсе не обезображен, благо его не мучили перед смертью и не закатывали в бетон.

Два живых мужа в свое время свели с ума легендарную супругу управдома Бунши из комедии Гайдая. Два мужа-покойника — еще не легче. К счастью, Любовь Демиденко сохранила рассудок и начала бить во все колокола. Собирать факты, а не фантазии оперов — постепенно, по крупицам. И заварилась вот какая каша.

Демиденко подала на развод еще в 2005 году, когда стало ясно, что с бутылкой Александру проводить время веселее, чем с женой. Из-за этого же греха его в 2006 году выгнали с работы на лесопилке. Пить он не перестал, перебрался в Подольский район, никому не сказав ни слова, там пытался куда-то устроиться, но в конце концов «нарезался» до смерти.

Так с одним трупом, который умер сам по себе, удалось разобраться. Но что делать со вторым, который оказался похоронен в бетоне? И Рюмина надо выпускать — «смелая» версия ментов летит в тартарары. А самих блюстителей закона теперь как раз нужно срочно сажать за решетку — как минимум за превышение должностных полномочий с применением насилия... Да и за фальсификацию доказательств тоже неплохо было бы. Жаль, что нет у нас статьи за дискредитацию профессии. После знакомства с такими петиными-бурмистровыми у нормальных людей при виде полицейского и судороги могут начаться.

Экспертиза показала, что покойник из контейнера (слева) и Александр Демиденко (справа) — разные люди.

Итак, кто же убитый? В руки «МК» попали результаты экспертизы, которая, возможно, поможет установить личность несчастного. Для нее, кстати, следователю пришлось потревожить могилу. Генетический анализ подтвердил, что труп — не Демиденко (хотя это и понятно, вряд ли человек может после смерти раздвоиться). Но генетика дала ответы на ряд других важных вопросов. Так, экспертиза помогла установить, что мужчина относился к европеоидному типу, возраст от 33 до 55 лет, а также, что он был шатеном. Подробный анализ черепа подсказал некоторые нюансы, которые помогут при построении портрета мужчины. Так, эксперты обратили внимание на каждую мелочь. Небольшое искривление в области носа — основание носа срослось неправильно, и, скорее всего, там был еще и шрам. Челюсть у мужчины анфас выглядела немного несимметрично, и на портрете это также было отражено. Каждое очертание черепа — надбровные дуги, лоб, челюсть, основание носа, угол глазных осей — все это помогло «подобрать» нужный овал лица, с прямым носом, выдающимся вперед широким подбородком. Штрих за штрихом — и вот уже имеется портрет мужчины, которого нашли в 2007 году в металлическом контейнере.

— Восстановление черт лица неопознанного трупа также доказало, что это не Александр Демиденко, — пояснил «МК» Сергей Щемерисов, старший следователь 1-го следственного отдела 1-го управления по расследованию особо важных дел ГСУ СКР по области. — Эксперты сравнили асимметрии лиц обоих мужчин и пришли к такому выводу. Кроме того, специалисты восстановили черты ушных раковин обоих трупов. Но пока нет ответа на вопрос, кто же был найден в бетоне.

Но опознать покойника — половина дела. А вот привлечь живых, но явно задержавшихся на свободе оказалось едва ли не тяжелее, чем извлечь из бетона криминальный труп.

По черепу экспертам удалось реконструировать облик погибшего. Если вы знаете, кто это, звоните (495)660-78-06, доб. 1140.

Сцена третья: лучшая защита — нападение

За эти годы Бурмистров и Петин немало преуспели по службе. Прошли переаттестацию и переименовались в полицейских. Бурмистров трудится замом начальника районного отдела уголовного розыска, а кроме того, руководит подразделением по борьбе с организованной преступностью. А Петин перевелся в Жуковский и стал старшим госинспектором регистрационно-экзаменационного отдела ОГИБДД. Любопытно, что, когда разразился скандал с трупом и против оперов возбудили уголовное дело, их даже не отстранили от занимаемых должностей. Действительно, как можно бросаться такими «специалистами»?

— Недавно мы направили это дело в суд, — пояснил «МК» Вадим Хатунцев, начальник 2-го следственного отдела 1-го управления по расследованию особо важных дел ГСУ СКР по области. — На стадии следствия мы столкнулись с несколькими факторами, которые противодействовали расследованию и затягивали его.

«Фактор» — это прежде всего Юрий Бурмистров, отец одного из обвиняемых и по совместительству помощник члена Совета Федерации Валерия Аксакова (в прошлом председателя Мособлдумы, а в совсем далеком прошлом — начальника все того же Раменского УВД). Бурмистров-старший инициировал два депутатских запроса с просьбой проверить, законно ли привлекают к ответственности его сына. А потом пошел еще дальше. Он узнал, что Александр Демиденко ранее уже был женат в Белоруссии. Тогда Юрий поехал в Белоруссию, разыскал первую супругу Александра и уговорил ее приехать в Россию на несколько дней. От бывшей жены Демиденко требовалось одно — оспорить опознание трупа, найденного в 2008 году в Подольске. На тот момент труп уже давно был опознан Любовью, второй женой Александра, и погребен, но это не помешало жительнице Белоруссии по описанию тела в протоколах попытаться опровергнуть это опознание. То есть само тело она даже не видела, но была уверена, что это не он. На чем была основана ее уверенность, супруга №1 не смогла объяснить. Не иначе, помогла женская интуиция.

Чем закончится этот детектив, предсказать сложно. Пока опера яростно защищаются. Они настаивают на своей версии — в отдел милиции однажды заявился Рюмин и сознался в убийстве Демиденко. Стражи порядка его даже пальцем не тронули — он сам написал признание, пояснил свой мотив. Даже на вопрос, почему признание написано не почерком Рюмина, полицейские нашли ответ. Оказывается, Борис был в таком потрясении, что операм пришлось все записывать с его слов. А потом просто дали ему документы на подпись.

Вся эта история похожа на сказку, сочиненную безумным волшебником. Взрослые, солидные дяди, при должностях и званиях, взяли и придумали убийство. Потом написали роль для преступника, свидетелей, соучастников... И себя, любимых, не забыли — заслужили похвалу начальства и продвижение по службе. Сколько таких «пьес» разыгрывается по всей России, невозможно даже представить. И никакая реформа МВД ситуацию не изменит. Пока наказание для полицейских, сфабриковавших уголовное дело, не станет соизмеримо с теми сроками, которые они «рисуют» своим жертвам, — эта вакханалия будет продолжаться.



Партнеры