Художники и музыканты Старого Арбата объединились для протеста против гонений

Музыка на знаковой столичной улице еще звучит. Но тихо

3 июля 2015 в 19:38, просмотров: 5497

Иногда говорят, что Старый Арбат — это душа Москвы, а душа, как известно, должна петь и быть по возможности прекрасной. Однако последние два дня московская душа затихла и краски ее потускнели. Ярким огнем здесь полыхают только страсти полноценного конфликта. Художники и музыканты, которые не менее четверти века «обитали» на Арбате, почему-то именно сейчас оказались под пристальным оком местных властей и правоохранительных органов. Их гоняют, задерживают, выписывают штрафы. С чем это связано — пытался разобраться «МК».

Художники и музыканты Старого Арбата объединились для протеста против гонений
фото: Наталья Мущинкина

Как уже писала газета, на днях прохожие могли наблюдать странную картину: посреди Арбата со ртами, заклеенными черным скотчем, со связанными руками и инструментами стояли музыканты. Творческим личностям Арбата инкриминировали и несанкционированные митинги, и незаконную торговлю, и попрошайничество. Сейчас на Арбате тихо, лишь грустно звучит одинокая флейта Дмитрия Ларичева, пришедшего сюда исключительно «в знак протеста». Несколько шаржистов сидят у подрамников. Минимум художников, вообще исчезли букинисты. Впрочем, вечером приличную публику слегка разбавят граждане «без определенного места жительства», давно облюбовавшие лавочки Арбата для ночевки на пленэре. Уж их-то так никто и не смог побороть.

Когда на этой улице появились музыканты и художники, уже никто не помнит. Даже у коренных москвичей порой складывается впечатление, что они здесь были всегда. В 1986 году, после окончания реконструкции, улица стала пешеходной, и тогда-то на ней стали появляться первые уличные кафе, открытые прилавки со всевозможной «русской экзотикой» — ушанками, матрешками и кокошниками. Некую интимность и ностальгическую прелесть улица, конечно, утратила, однако стала тем, чем, собственно, ее и стремились сделать, — туристическим лицом столицы. И с тех пор исправно выполняет эту функцию. Рядом с сувенирами появились художники-шаржисты, просто художники, торгующие своими картинами, букинисты и музыканты.

— Еще мой отец играл здесь, — рассказывает молодой музыкант Катя Улюкина. — Невозможно представить эту улицу без музыки. Нас слушают с удовольствием, благодарят, говорят, что только здесь могут послушать живую музыку. Недавно привозили инвалида на кресле. Не представляете, как он нас слушал!

фото: Наталья Мущинкина

Конечно, жизнь художников и музыкантов Арбата никогда не была безоблачной. Время от времени власти спохватывались и пытались наводить порядок, репрессии накатывали волнами, начинались и прекращались без предупреждения и объяснения.

Неразбериха в законах и полная неопределенность правовой базы их деятельности приводит к тому, что трактовка законов зависит исключительно от личных предпочтений людей, находящихся у власти. В свое время Юрий Лужков дал «добро» на вольную арбатскую жизнь, впрочем, никак не оформив это официально. Два года назад бывший руководитель Департамента культуры Сергей Капков тоже обещал разобраться в вопросе и разработать правила лицензирования творческих деятелей Арбата, однако так и не сделал этого.

В последнее время ситуация стала накаляться, милицейские рейды стали все чаще, музыкантов забирают в отделение полиции, конфискуют документы. Прошла серия судебных процессов, на которых несколько музыкантов были осуждены по статье 20.2 КоАП «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования».

— Арбат — это наша гордость, — говорит глава муниципального округа Арбат Евгений Бабенко. — Есть даже такая шутка: «Вся Москва — это пригород Арбата». Сюда съезжаются люди со всего мира, чтобы посмотреть и послушать. Поэтому я считаю, что здесь должны оставаться и музыканты и художники. Другое дело, что их деятельность должна быть как-то регламентирована. В этом случае можно взять на вооружение европейский опыт. Нужно определить время выступления, уровень допустимого шума. Им должны выдаваться разрешительные документы за какой-то минимальный, пусть чисто символический взнос.

фото: Наталья Мущинкина

За отсутствие этих разрешительных документов уличных творческих людей и «винтят». Но вот в чем парадокс: на данный момент четких регламентаций для них не существует. Мы обратились в Департамент культуры за разъяснениями, но на момент подписания номера ответ так и не был получен.

И вот еще: на Арбате постоянно проживает чуть более 900 человек. А мамочки, прогуливающиеся по Арбату с малышами, отвечали однозначно: «Да, громко. Да, тяжело. Но, поверьте, музыканты здесь не главный источник шума». Может, стоит и прохожих на Арбате запретить?

Ольга Бежская

А КАК У НИХ?

— В США деятельность уличных артистов регулируется местными законами отдельных штатов. Однако существуют общие критерии: как правило, в общественных местах, в рамках соблюдения права граждан на свободу самовыражения, ограничениями могут служить лишь такие параметры, как громкость извлекаемого звука. Для использования звукоусилительной техники требуется специальное разрешение. Достаточно вспомнить знаменитую Фиби из сериала «Друзья», которая то и дело выступала у заведений нью-йоркского общепита — без динамиков.

Кроме того, места «обитания» уличных артистов должны располагаться таким образом, чтобы не мешать общественному движению — как транспортному, так и пешеходному — и проезду автомобилей экстренных служб. Разрешены выступления в переходах метро, однако лишь в широких, где в час пик музыкант не будет мешать пассажирам.

— В Великобритании уличные выступления и сбор денег также регламентируются местными властями. Например, в британской столице запрещены любые уличные представления в районе лондонского Сити.

На использование гитарных усилителей, динамиков, комбиков также требуется специальное разрешение. Его могут не выдать, если в общественном месте, где намерены выступать артисты, проходят массовые мероприятия, которым может помешать шум музыкантов, или же если поблизости находятся жилые дома. Даже если лицензия на «уличную» деятельность выдана, она может быть отозвана в судебном порядке, если поступили жалобы. В таком случае с артистов будет взыскан штраф и на них будут наложены ограничения в вопросе последующей выдачи разрешений.

Кроме того, существует практика выдачи разрешения в зависимости от инструмента: подразумевается, что даже весьма средний гитарист, например, не будет ранить слух прохожих. А вот желающего поиграть на волынке сперва могут спросить о его образовании, поскольку при отсутствии должных навыков дискомфорта слушателям он принесет больше, чем удовольствия.

— Во Франции уличные музыканты не столь распространены, как уличные художники — статус одной из главных туристических столиц мира диктует свои условия. Основные места скопления — у туристических объектов, с властями у них, видимо, проблем не возникает, хотя с туристами — часто, когда приезжих просто «берут в оборот», заставляя прикупить за десятки евро какую-нибудь сделанную за 5 минут карикатуру. Как показывает практика, даже жалобы туристов полиции не влияют на деятельность художников.

Что же касается менее многочисленных уличных музыкантов, то они также сосредоточены в туристических местах. Работа их регламентируется теми же правилами, о которых сказано выше: не мешать автотрафику и пешеходному движению, не досаждать шумом жителям близлежащих домов. Уличные кафе не слишком жалуют таких персонажей и могут обратиться в полицию, даже если они выступают рядом с заведением, но не на его земле. Как показывает практика, это может даже привести к «переезду» музыканта.

 



Партнеры